Новости

Экспериментальная психология шпаргалка

Работа добавлена:






Экспериментальная психология шпаргалка на http://mirrorref.ru

Ответы к экзамену по "Экспериментальной психологии". Вся копипаста у Юли, спасибо ей. Удачи на экзамене!

  1. Представление об эксперименте как активном методе исследования. Экспериментирование в широком и узком смысле слова.

Метод – это определенный«путь» познания. Это если в широком смысле, а в узком понимании метод в науке естьспособ получения данных с применением нормативов научного мышления (см. 3). Корнилова дает следующую классификацию методов:

1.Пассивно-наблюдающие методы:

a.Наблюдение

b.Корреляционный подход

2.Активный Х

3.Посерединке между первыми двумя группами:

a.КвазиХ

b.Кросс-культурный метод

c.Лонгитюд

d.Психогенетический метод

Классификация несколько условная, ибо наблюдение может быть включенным и активно изменять изучаемую реальность, но это не очень важно, ибо «активность» рассматривается здесь как изменение реальности и сопоставление вызванных изменений. То есть экспериментатор заведомо «активно вмешивается» в жизнь человека, изменяя что-то (что называется независимой переменной – НП) чтобы измерить затем изменения в зависимой переменной (ЗП). Это и есть эксперимент в широком смысле. Экспериментирование в узком смысле – проверка каузальных гипотез (см. 6) на основе применения нормативов экспериментального метода (см.3).

  1. Психологический эксперимент и естественнонаучный.

На эксперимент в психологии есть три основных взгляда:

  1. Эксперимент в психологии не должен отличаться от естественнонаучного (мнение радикальных бихевиористов)
  2. Мы взаимодействуем с особой, психической реальностью, но исследовать ее можем, хотя и несколько по-другому нежели в биологии/химии/физике.
  3. Эксперимент – говно, вы ничего не понимаете в человеческих душах (наиболее «гуммонетарная» позиция).

Мы будем придерживаться второго варианта.

  1. Нормативы в структуре экспериментального метода.

Что такое нормативы? Копипасты у Юли:

«Нормативы научного мышления – это надындивидуальные схемы, сложившиеся в науке правила сбора и использования эмпирических данных для содержательного вывода о предмете изучения. Включают всю используемую систему исследовательских методов.

Эти нормативы означают необходимость учета исследователем определенных правил содержательного вывода при организации экспериментального рассуждения и отражают культуру исследования.»

Короче говоря, этоправила о том, как правильно и как неправильно заниматься наукой. Эти правила накоплены историей науки и отрефлексированы всякими науковедами типа Поппера и Куна. То есть мы как раз и усваиваем эти нормативы, зубря перед экзаменом эксперименталку: то, как проводить эксперимент, какие планы хорошие, какие нет, чем различаются методы, как добиться валидности и что такое асимметрия выводов (и многое другое!) - все это и есть нормативы.

  1. Критерии объективности методов психологического исследования.

Первоначально об этом заговорилФехнер, сказав чтообъективность методов связана с косвенностью измерения психологической реальности (вспомните про то, что он говорил «низя» прямым оценкам и предлагал психофизическую кривую, построенную нудно и косвенно с помощью ЕЗР и ответов «больше» и «меньше»).

Второй важный момент в истории критериев объективности психологических методов – бихевиоризм. Бихевиористы были суровыми позитивистами и считали ненаучным исследование сознание, ибо оно представлено одному субъекту и только ему. Наука же должна строиться на интерсубъективных (общих для всех) фактах, поэтому мы можем исследовать только поведение. Правы они или нет, но такибихевиористы добавиликритерий объективности методов в психологии – интерсубъективность.

В СССР подобный подход считался официально верным, и всем настойчиво предлагалось изучать психологию на основе павловского учения о рефлексах. Все психологи каялись в том, что не замечали прежде гениальности этих идей и были в прошлом шпионами-идеалистами.Теплов как будто этого все не замечал и написал в своей статье «Об объективном методе в психологии»о другом критерии объективности – соответствии показателей (методик) гипотезе и цели исследования, т.е. насколько методика отражает то, о чем мы говорим и насколько то, что мы измеряем относится собственно к психологии.

  1. Типы психологических гипотез и соответствие им методов исследования. (Корнилова, 48-50)

Каждый метод – это процедура проверки гипотезы с использованием нормативов научного мышления. А так как гипотезы бывают разные, то и методы различаются соответственно. Корнилова приводит следующую табличку (весьма годную):

Метод

Гипотеза

Описание

Наблюдение

Описательная

Хз что это.

Корреляционный подход

Гипотеза о связи

А связано с Б и все тут.

Эксперимент

Каузальная

В эксперименте мы активно изменяем НП, а в квазиэксперименте активно делаем вид, что изменяем. См. 6

Квазиэксперимент

Каузальная

Лонгитюд

Гипотеза о развитии

Каузальная гипотеза, где НП связана со временем.

Психогенетические методы

Количественные психогенетические модели

Хз что это, но примерно вроде и так понятно.

Экспериментально-генетический (по Выготскому)

Гипотеза о становлении психических функций

Эксперименты ЛСВ не являются экспериментами, строго говоря.

Формирующий

Структурно-функциональная

О структурно-функциональных характеристиках изучаемых процессов – та самая ПЯГовская хуета, ч

Поняв это, можно легко сказать, что экспериментирование в узком смысле – это проверка каузальных гипотез на основе применения нормативов экспериментального метода, корреляционный подход – проверка гипотез о связи… Ну вы поняли, да?

  1. Три основных условия реализации вывода о казуальной зависимости. Требования к формулировкам причинно-следственных гипотез.

Об этих условиях пишет Кэмпбелл, при этом сам он говорит нам, что «По традиции предполагается…». Итак, в пророчествах древних мудрецов говорится, что есть 3 условия реализации вывода о причинно-следственной (=каузальной) зависимости:

  1. Причина должна предшествовать по времени следствию.
  2. Причина и следствие статистически связаны друг с другом.
  3. Не должно быть других объяснений следствия кроме как причиной.

С первым залажать трудно. Совторым ошибиться несколько легче – это вопрос овалидности статистических выводов (альфа-, бета- ошибки, подробнее см. вопрос 7). Стретьим напортачить легче легкого: что если не А повлияло на В, а некоторый С? Насколько получилось отбросить варианты интерпретации типа «у вас не А, а С повлияло на В», тем вышевнутренняя валидность, т.е. меньше смешений и меньше возможныхконкурирующих («третьих») гипотез.

Таким образом,каузальная гипотеза должна отражать все три условия, иначе ни хрена она не каузальная. Если выполнено только второе условие, то мы можем претендовать только на проверку гипотезы о связи, т.е. каузальная гипотеза – это гипотеза более «сильная», чем гипотеза о связи.

Ах да, запомните раз и навсегда:

  1. Уровни гипотез, проверяемых в психологическом эксперименте; переходы между ними. (Корнилова, 114-117)

Если у нас происходитэксперимент в научных целях, то первоначально появляетсятеоретическая гипотеза в рамках теории. Пока что это лишь общее предположение, которое звучит как общий закон. Это необходимо из-за того, что напрямую из эмпирических закономерностей мы не можем выводить психологические законы. Из теоретической гипотезы дедуктивно выводитсяэкспериментальная гипотеза. «Дедуктивно» означает, что на основе общего положения выводится более частное, которое уже можно проверить в реальном эксперименте. То, насколько экспериментальная гипотеза соответствует теоретической, называетсяконструктной валидностью. Поскольку экспериментальная гипотеза проверяется в эксперименте, то эта гипотеза должна быть каузальной (см. вопросы 5 и 6). В экспериментальной гипотезе не может говориться об отсутствии влияния, это фишка контр-гипотезы. Контр-гипотеза – это некоторый «антипод» экспериментальной, которую нужно опровергнуть. Она звучит как «А не влияет на В». Если мы залажали с внутренней валидностью, то у нас остаются еще«третьи» конкурирующие гипотезы (см. 6). Вообще сконкурирующими гипотезами можно легко запутаться, ибо это применяется и как критика внутренней валидности, и как альтернативное теоретическое объяснение полученной зависимости (как еще одна теоретическая гипотеза). Корнилова это просекла и в новом учебнике запилила табличку, которую я приведу здесь в несколько измененном виде:

То, что мы хотим подтвердить.

То, что мы должны опровергнуть.

То, чем нам пытаются испортить жизнь наши научные враги.

Теоретическая гипотеза

Конкурирующая гипотеза

Экспериментальная гипотеза

Контр-гипотеза

Конкурирующая («третья») гипотеза, основанная на указании «третьих» переменных.

Однако почти всегда в психологическом эксперименте мы обращаемся к статистике, ибо иначе мы можем доказывать нашим научным врагам, что получили неслучайный экспериментальный эффект только громким ором: «НУ ВИДНО ЖЕ, ЧТО ЭФФЕКТ ЕСТЬ И ОН НЕСЛУЧАЕН!!!111 ЗДЕСЬ ЦЫФЕРЬ ТАКАЯ, А ЗДЕСЬ В ДВА РАЗА БОЛЬШЕ!!!11АДЫН». Этим некоторые все-таки пользуются (в частности при планах с малымN), но редко. Поэтому от уровня экспериментальной и контр-гипотезы мы переходим кстатистическим гипотезам. Здесь есть две основные традиции: наиболее привычная нам фишеровскаяи более новая нейман-пирсоновская.

Разберемся для начала с фишеровской: экспериментальная гипотеза переходит у нас вH1(направленную гипотезу), контр-гипотеза переходит вH0(=нулевая гипотеза или нуль-гипотеза) об отсутствии влияния, различия и т.п. Затем мы пытаемся отвергнутьH0 (а соответственно и контр-гипотезу, что дает нам возможность радостно говорить о том, что полученные данные соответствуют экспериментальной гипотезе и соответственно теоретической, открываем шампанское)и смотрим на уровень значимости: чем он меньше, тем лучше. Уровень значимости показывает нам, насколько вероятна альфа-ошибки (=ошибка первого уровня) – принятие Н1, когда верно Н0, т.е. насколько экспериментальный эффект мог получиться случайно. Однако может быть и наоборот мы принялиH0, когда она неверна (обидный случай, неправда ли?) – это ошибка второго уровня (=бета-ошибка). Все это замечательно описано у Гудвина, откуда я сопру табличку:

Получение статистического ответа: четыре возможных результата

исследования со сравнением двух условий, X и Y

Действительное положение дел

Нейман-пирсоновская традиция отличается от фишеровской тем, что нет нулевой гипотезы, а контр-гипотезе соответствует гипотеза с другим содержанием, т.е. естьH1 и Н2.

Если у нас эксперимент с практическими целями, то обычно теоретической гипотезы у нас нет (и конструктной валидности тоже), если данные соответствуют экспериментальной гипотезе, то результаты мы обобщаем напрямую на исследуемую область реальности.

  1. Экспериментальный контроль (как условие планирования и проведения психологического эксперимента); его виды и средства.

Экспериментальный контроль – это все что делает экспериментатор, чтобы приблизиться к безупречному эксперименту. А если не будет стараться, то выйдет хуйня, так что это условие обязательное. Экспериментальный контроль включает в себя:

Первичный контроль – контроль смешений (ПП). О том, какие они бывают см. 9. Но в особенности первичный контроль связывают с контролем«эффекта экспериментатора» (см. 35)

Функциональный контроль – контроль уровней НП. То есть контроль в самом прямом смысле – управление уровнями НП.

  1. Виды смешений и формы их контроля в психологическом эксперименте.

Смешение = побочные переменные = осложнитель (Гудвин) = ЗЛО. Так и запомните: побочные переменные – это главное зло в экспериментах. Побочные переменные – это переменные, которые не указаны в гипотезе, но могут повлиять на ЗП. Чем лучше наш эксперимент очищен от побочных переменных, тем ближе он к идеальному эксперименту по Готтсданкеру (см. 18) и тем лучше еговнутренняя валидность.

Всего существует три типа смешений:

1)несистематическое – самое нестрашное, но проконтролировать которое до конца его невозможно никогда. Строго говоря, несистематическое смешение – это то смешение, которое не связано с уровнями НП. Это может быть что угодно: усталость, мотивация, погода и т.п. Действительно, странно предполагать, что цвет предъявляемого на несколько секунд стимула как-то повлияет на мотивацию испытуемого. Если смешение действительно несистематическое, то приближаясь к бесконечному эксперименту (еще один из мысленных образцов эксперимента по Готтсданкеру, который повышает внутреннюю валидность) его влияние будет стремиться к нулю. Для этого, по сути, и проводится много проб. Для примера возьмем вызванные потенциалы – зачем их усредняют? Почему нельзя измерить один вызванный потенциал? Потому что наш потенциал потонет среди «мусора», который не является ответом на стимул. Но если это не ответ на стимул, то это появится как в случае стимула, так и в его отсутствие с одинаковой вероятностью. Пример слегка условный, конечно, зато не из Готтсданкера. Несистематическое смешение может привести кненадежности данных – невоспроизводимости результатовв тех же условиях проведения эксперимента.

2)систематическое – связано с какими-либо уровнями НП, т.е. на каких-то уровнях НП оно включается, а на каких-то нет. Приведем пример: вы социальный психолог изучаете ингибицию (ухудшение продуктивности сложной деятельности в присутствии наблюдателей). Активный уровень НП – наблюдатель есть, пассивный – наблюдателя нет. И аллилуйя: в первом случае результаты статистически ниже. Но вот внезапно оказалось, что пока вы на эксперименте отходили покурить, этот наблюдатель доставал и жрал очень вкусную нямку, а у голодных второкурсников-испытуемых с обонянием все хорошо. И вот какое здесь нахер решение задач? Нямка! То есть в данном случае ПП (запах нямки) появляется только в случае активного уровня НП, а на пассивном уровне нет ни наблюдателя, ни еды.

3)сопутствующее - самый непонятный зверь в нашем зоопарке. Про это Корнилова пишет мало, но попробуем. Во-первых, можно сказать, что это разновидность систематического смешения, но это смешение связано с методикой и способом задания НП. Например, если НП – это какое-то вещество, которое вкалывается в пациента, то если контрольная группа не будет получать укола, то мы не можем сказать точно, чем вызван эффект: веществом или самим фактом укола. В этой ситуации есть разные выходы: давать плацебо-укол контрольной группе (тогда сопутствующая переменная поддерживается на активном уровне в обоих случаях и превращается в дополнительную переменную), либо, например, отказаться от уколов и давать таблетку.

  1. Представление об экспериментальном факте как результате принятия решения.

Экспериментальный факт – это не кристально чистый слепок реальности, а результат принятия решения. Принимает решение сам экспериментатор на основе эмпирических доводов. Соответственно он может оказаться правым, а может ошибиться. Ошибка приводит к артефакту.Артефакт – это не только «носитель культурного начала высших функций» (по Коулу) и даже не «молот тьмы плюс 100500 к силе», но ошибочно признанный факт.

  1. Экспериментальный метод и метод наблюдения в психологии.

Традиционно считается, чтоэкспериментальный метод – это вершина наблюдения как метода, его наиболее продвинутый вариант. Если присмотреться повнимательнее к этим двум методам, то можно увидеть, что они так далеки друг от друга, как это кажется на первый взгляд. Эксперимент кажется чем-то активным, но разве включенное наблюдение «пассивно»? Разве здесь исследователь не влияет активно на испытуемых? И да, и нет. Все-таки фишка в том, что при эксперименте исследователь строго варьирует свое влияние, используя как минимум два варианта этого «влияния» (два уровня НП). В наблюдении же такого нет.

Есть еще один аспект взаимосвязи эксперимента и наблюдения:наблюдение – это не только метод, но и методика. Как метод, наблюдение проверяет описательную гипотезу (хотя я хз что это), а как методика – это способ измерения психологических показателей. В той или иной степени в любой методике есть наблюдение, однако, наблюдение как методика касается обычно протоколирования всяких реакций испытуемого, нудное и скурпулезное. Такая методика вполне может операционализацией переменных в эксперименте.

  1. Индуктивные законы. Место индукции при экспериментальном и качественных методах в психологии.

Индукция – это обобщение (путь от частного к общему): если каждый из виденных мне лебедей был белым, то все лебеди белые. В науке вообще этот метод не очень любили и с Аристотеля до Возрождения считали, что дедукция (от общего к частному) надежнее. И в этом они были правы, но с помощью дедукции очень сложно придумать какое-нибудь новое знание кроме очередного комментария к Библии. И потом уже Юм добил всех утверждением, чтоиндукция никогда не обоснована. Поэтому индукции в сурьезной психологии всячески хотят избежать: новое знание получается на основе проверок дедуктивно выводимых гипотез и т.п. А если вы нашли в исследовании красивую численную закономерность, то никаких радостей это может не вызвать, ибо всегда нужно теоретически обосновать, что это новый закон и что закономерность распространяется на людей и за стенами психфака.

Индуктивные законы в психологии пытались пропихнуть как в варианте Милля, так и в варианте Карнапа, но все безуспешно игипотетико-дедуктивный метод победил со счетом 49,32%.

Однако есть и несмелая оппозиция, которая говорит о том, что нормативы психологического исследования неправильные. Этокачественные исследования – совершенно другая методология, иногда противопоставляющая себя тому, с чем отождествляет себя Корнилова. И вот они-то как раз и используютиндуктивные законы, начиная исследование без какой-то гипотезы. Проводя исследование, представители качественных методов могут вывести новые гипотезы и теории, что есть страх и ненаучность для экспериментальной психологии. Подробнее см. 68.

  1. Специфика разных типов психологического эксперимента.

Типологию экспериментов в психологии можно разводить по разным характеристикам. Разберем самые необходимые варианты:

  1. По предметной области: понятное дело, что эксперимент в социальной психологии и в психофизике – это совершенно разные вещи. Однако нормативы экспериментирования имеют инварианты, т.е. они обладают общими для всех областей правилами, нарушать которые по причине того, что вы **вставьте свою специализацию** нельзя.
  2. По психологической школе: вопрос более спорный, ибо некоторые считают, что рассматривать эксперимент вне того подхода, в котором он проведен, нельзя. Другие же считают, что специфика есть, но хуйня наша психология, если каждая психологическая школа имеет право своевольничать и отвергать «наработки» других теорий.
  3. Мысленный эксперимент и реальный. Мысленный эксперимент – тонкая материя, существующая в сознании исследователя. Такие вещи более распространены в философии, например, в философии сознания: философский зомби, китайская комната и т.д. Такой эксперимент дешевле (да что уж там – он бесплатен) и проще (не надо даже поднимать жопы с дивана, чтобы его провести), ну а минусы – он мысленный, блджад! Используется также перед проведением эксперимента.Не надо путать с мысленными образцами (см. 18)
  4. Лабораторный, естественный (полевой), искусственный:
    1. Лабораторный (эксперименты, которые забили на реальный мир) – сидим в лаборатории и сажаем туда испытуемого. Используются единичные переменные, стараются очистить все побочные. В нем легче обеспечить внутреннюю валидность, но сложнее внешнюю. Для того, чтобы обругать лабораторные эксперименты даже придумали экологическую валидность.
    2. Искусственный (эксперименты, которые «улучшают» реальный мир) – та же лаборатория, только вместо очищения нашей зависимости НП-ЗП, вводим кучу дополнительных переменных, стремясь по возможности приблизиться к реальным условиям. Плюсы очевидны: в отличие от лабораторного эксперимента выше экологическая валидность, в отличие от естественного все дополнительные переменные находятся под нашим контролем (а не даются в распоряжение матушки-природы), он не сопряжен с риском проебать самолет (см. Готтсданкер) и вообще применим в случае с такими ситуациями, где экспериментирование в реальной обстановке может обернуться катастрофой. Минусы тоже понятны: когда человек знает, что это эксперимент, где он не может похерить самолет, это не та же ситуация, где он реально может похерить самолет. Даже если мы будем пугать испытуемого электрошоком.
    3. Естественный (=полевой=эксперименты, которые дублируют реальный мир) – сложнее контролировать внутреннюю валидность, зато меньше проблем с объяснениями нашим внутренним и внешним Корниловам, почему мы решили, что наши данные о групповой динамике, полученные в серой комнате с неудобными стульями, отражают какую-то реальность вне лаборатории. Проблемы часто бывают этические (в таких экспериментах люди зачастую не знают, что та чика, на которой он уже готов жениться, - всего лишь помощница экспериментатора), финансовые и безопасности проводимого исследования.
    1. По целям эксперимента (см. 7, там расписана их разница):
      1. С научными целями.
      2. С практическими целями.
      1. Подходы к пониманию термина планирование психологического эксперимента. Планирование содержательное и формальное.

Формальное планирование – это выбор схемы (=плана) эксперимента и определение величины минимального эффекта. Все остальное –содержательное планирование.

  1. Артефактные выводы.

Вот мы провели эксперимент и пишем выводы. Не расслабляться! Здесь залажать легче легкого. Причиныартефактного (сиречь хуевого) вывода можно свести к двум группам:

  1. Проведение невалидного эксперимента - нарушение внутренней и операциональной валидности
  2. Ошибки в обобщении результатов эксперимента, даже если он сам по себе валидный – нарушение внешней, популяционной, конструктной валидности.

Насчет первой группы уже было много сказано, а вот со второй разберемся немного подробнее. Как можно здесь налажать:

  • Неправомерное обобщение на другие популяции, виды деятельности, ситуации – надо всегда обосновывать, почему найденная закономерность будет существовать вне экспериментальных условий.
  • Включение в обоснование выводов утверждений, которые полагаются как Абсолютная Истинатм, хотя такими не являются:
    • «Доказанные факты» - мы ведь знаем, что ничего доказанного у нас нет, а уж когда автор статьи пишет, что «общеизвестно, что…» и не приводит никаких ссылок на реальные исследования, то это повод усомниться в его душевном здоровье. Особенно если эти общеизвестные факты касаются защитных механизмов и других гипотетических конструктов, которые признаются далеко не всеми… Да и даже если ссылка на экспериментальное исследование есть, то это ничего не «доказывает», ибо экспериментальный факт – есть результат принятия решения, которое может быть ошибочным (а идеальной валидности не существует).
    • Опора на авторитет – «как сказал Фрейд/Юнг/Выготский/Леонтьев/Лурия…», после чего его утверждение принимается как истина. Может быть это действительно так, но не основание использовать как аргумент. По сути является проявлением индукции там, где она не нужна: Леонтьев был прав девять раз подряд, значит он прав во всем, в том числе и в десятом (непроверенном) «факте».
    • Ошибка ценностных суждений. Например, мы получили в эксперименте, что новый метод хорош для илиты, а для интеллектуального большинства не подходит. Допустим, в данный исторический период нужно наладить всеобщее образование. И здесь автор незаметно делает вывод, что его метод обучения не имеет преимуществ – что, естественно, не так. Метод имеет преимущества только для илиты, что противоречит тому, что он бесполезен.
    • Подмена высказывания – испытуемый в графе теста на вопрос «Часто ли Вы бьете своих детей?» отвечает «редко». Исследователь же пишет, что «Испытуемый бьет детей редко», хотя откуда ему знать? Может быть, он считает, что два раза в неделю устраивать порку – это не так уж и часто или просто боится проблем с законом. Поэтому правильнее написать «Испытуемый отвечает, что бьет детей редко»
    • Неправомерное выделение основной причины
    • «Недостающие звенья» в причинных объяснениях.
    1. Конкурирующие теории и так называемая третья конкурирующая гипотеза.

См. 7, вопрос короткий и простой.