Новости

Особенности перевода рассказа Э. Хемингуэя Старик и море»на немецкий и русский язык

Работа добавлена:






Особенности перевода рассказа Э. Хемингуэя Старик и море»на немецкий и русский язык на http://mirrorref.ru

Особенности перевода рассказа Э. Хемингуэя  «Старик  и море»на  немецкий  и  русский язык

Содержание

Введение……………………………………………………………………..….…3 Глава 1.Особенности художественного перевода……………………………...7

  1. Проблемы художественного перевода……………………….7
  2. Лингвистический и литературоведческий подходы к художественному переводу …………………………................................................................….…17
  3. Художественный образ и способы его создания в оригинале и переводе…………………………………………………………………..………24
  4. Способы передачи стилистических приемов при переводе…………...…27
  5. Проблемы эквивалентности и адекватности перевода………………...…35
  6. Понятие конструктивной критики перевода…………………………..…..45 1.7. Выводы по первой главе………………………………………………....…47 Глава 2.Эрнест Хемингуэй и его всемирно известный рассказ

«Старик и море» ………………………………………………………..………50

  1. Биография Эрнеста Хемингуэя……………………………...…………..…50
  2. История создания рассказа Э. Хемингуэя «Старик и море»,

жанровая специфика и влияние рассказа на мир ………………………….…53

  1. Литературоведческий анализ рассказа…………………………..……...…58
  2. Переводческий анализ рассказа……………………….………………..….62 2.5. Выводы по второй главе……………………………………………………67 Глава 3.Сравнительный анализ переводов рассказа

Э. Хемингуэя «Старик и море» на русский и немецкий языки………………69

  1. Лингвостилистические особенности переводов рассказа Э. Хемингуэя..69
    1. Лексико-грамматические проблемы……………………………..……71

3.1.2. Стилистические проблемы……………………………………...……..84

3.1.3. Прагматические проблемы ……………………………………………88 3.2. Выводы по третьей главе…………………………………………………...97 Заключение99

Список использованной литературы………………………………….………102

Введение

Рассказ "Cтарик и море"(1952), за который он получил Нобелевскую премию, является ключевым и знаковым не только для творчества Э. Хемингуэя (21.07.1899 – 02.07.1961), но и для  всей американской литературы. Как отмечает Я. Засурский, – "в послевоенные эта книга выделяется как произведение гуманистическое, проникнутое верой в человека, в его силы, и противостоящее литературе упадка, пессимизма и неверия, захватившей авансцену американской культурной жизни последних двух десятилетий" [Засурский 1984: 260]. Присуждение Э. Хемингуэю Нобелевской премии вызвало различные толкования критиков. И. А. Кашкин вcвоей   статье   «Cодержание-форма-cодержание»   высказал     мысль,  что

«Cтарик и море» – достаточно традиционная для Хемингуэя книга, и она сталалишь  внешнимповодом  дляНобелевской  награды.  Нобелевский комитет, воспользовавшисьее  выходом, поспешилнаградить Хемингуэя,

«пока тот не выдал еще одну бомбу непосредственного действия, каким был во многих отношениях роман «По ком звонит колокол» [Кашкин 1977: 210]. Другой      отечественный   литературовед      А.И.Cтарцев      отмечает,  что

«склонность автора «Старика и моря» к отвлеченному морализированию вноситв повесть элементы морально-философского «эссе», родня ее в этом смысле с «Моби Диком» Мелвилла» [Cтарцев 1989: 104]. Литературовед Б. Т. Грибанов в статье «Человека победить нельзя» пишет о том, что в старике Хемингуэй наконец-то нашел того гармоничного героя, которого искал всю свою писательскую жизнь [Грибанов 1984: 174].

В рассказе поставлены в обобщенной форме важнейшие вечные темы: смысл человеческой жизни в гармонии с природой, преемственность поколений, как фактор социального развития личности и духовного прогресса народа, человеческого достоинства и нравственности. Автор раскрывает перед нами весь символизм человеческой борьбы с самим  собой,

сприродой,проявляяприэтомневероятнуюстойкость.Поэтому произведения Э. Хемингуэя иинтересны в наше время.

В связи с этим, непреходящий интерес представляют и его переводы. В сравнении особенностей переводов Э. Хемингуэя на разные языки мы видимактуальностьнашей работы. Под оcобенностями перевода  мы понимаем весь спектр различий в восприятии и передаче оригинала художественного текста переводчиками – представителями разных лингвокультурных сообществ. В первую очередь нам важно показать, что, как писал К. И. Чуковский в своей книге «Выcокое искусство», «каждый переводчик так или иначе воссоздает в своем переводе себя, то есть стиль своей собственной личности» [Чуковский 1968: 323] и свое видение мира. А если это представители разных миров и разных культур, то восприятие исходного художественного текста может быть еще разнообразнее и интереснее. Кроме того,актуальностьтемы нашего исследования мы видим в том факте, что именно сейчас, в начале 21 века, переводоведение пытается теоретически осмыслить проблемы художественного перевода и создать основы частной теории художественного перевода. Художественный перевод активно исследуется не только в литературоведении и лингвистике текста, но и является объектом исследования переводоведов. В частности, наша работа затрагивает проблемы конструктивной критики, эквивалентности и адекватности переводческого анализа и стратегий перевода художественного текста.

Цельданной  работы  –  выявить  особенности  двух  переводов  рассказа  Э.

Хемингуэя, а именнознвучит

а русский и немецкий языки по следующим аспектам:

-в аспекте переводческого анализа текста, т. е. его интерпретации;

-в аспекте прагматики перевода, т.е. коммуникативного воздействия содержания текста на читателя, связанных с этими прагматическими трудностей перевода для немецкоязычных русскоязычных реципиентов текста;

- в аспекте лингвостилистических особенностей перевода. Данная цель предполагает решение следующихзадач:

-рассмотреть проблемы художественного перевода;

-рассмотреть проблему эквивалентности и адекватности перевода;

-выявить своеобразие художественного мира писателя;

-дать собственный переводческий анализ текста рассказа;

-проанализировать особенности перевода рассказа Э. Хемингуэя «Старик и море» на русский и немецкий языки, а именно:

-лексико-грамматические проблемы;

-стилистические проблемы;

-прагматические проблемы.

Научная новизна исследованиязаключается в том, что в нем предпринимается попытка комплексного контрастивного подхода к анализу перевода художественного текста,а именно перевода рассказа Э.  Хемингуэя

«Старики  море»  на русскийи  немецкий  языки сцелью  выявленияих лингвокультурных особенностей.

Материаломдиссертации послужил рассказ «Theoldmanandthesea» Э. Хемингуэя и его перевод на немецкий язык под заголовком «DeralteMannunddasMeer», сделанный Анне-Марией Хоршитц-Хорст, а также его перевод нарусскийязык  подзаголовком  «Старики  море»,  сделанныйЕленой Голышевой и Бориcом Изаковым.

Мы намеренно выбрали одно из самых известных произведений Э. Хемингуэя, потому что здесь представлены вечные человеческие ценности: проблемычеловеческогодостоинства,самодостаточности,стойкости, межличностных отношений, взаимоотношения человека с природой. Они составляют основу интерпретации текста.

Объектомисследованияявляетсяпроблемаадекватности художественного перевода.

В качествепредметаисследования мы рассматриваем способы выражения этой адекватности на материале конкретного художественного текста и его переводов на два разных языка.

Методологическую основудиссертационного исследования составили работы ведущих российских и зарубежных лингвистов и переводоведов таких, как: И. С. Алексеева, И. В. Арнольд, Л. Г. Бабенко, Л. С. Бархударов, М. П. Брандес, Ю. В. Ванников, В. С. Виноградов, В. Н. Комиссаров, Л. К. Латышев, Я. И. Рецкер, В. В. Сдобников,E.Kinsky,C.Nord,B.Sowinsky,L.Venuti и др. При написании научной работы были использованы такие методы, как: сравнительный анализ ИТ и двух ПТ, контекстный анализ языковых единиц, стилистических стредств, переводческих приемов, литературоведческий и переводческий анализ,интерпретация.

Теоретическаязначимость   работысостоитв   попытке  представить основные параметры сравнительного анализа оригинала художественного текста и его переводов на 2 разных языка, основываясь на комплексном лингвокультурномподходекреализациитребованийадекватного художественного перевода. Это рассмотрение переводов не только с точки зрения языковых средств, но и того культурного фона, на котором работал переводчик.Практическуюценностьработы  мы видимввозможности использованияеерезультатоввходедальнейшегоисследования переводческихпроблем,которыевстаютпередпереводчиком художественноготекставсоответствующемлингвокультурном пространстве. Конкретные примеры сравнения вариантов переводов могут быть представлены на занятиях по художественному переводу текстов, в курсе специальной и общей теории перевода, контрастивной лингвистики и межкультурной коммуникации.

Структураработы:диссертациясостоит  из  введения,трех  глав, заключения и библиографии.

В диссертационном исследовании выдвигается гипотеза о том, что особенности художественного перевода на разные языки определяются не только стилем личности переводчика, но и той культурной средой, в которой он творит.

Поэтому основные параметры сравнения нескольких разноязычных текстов художественногопереводадолжнывключатьвсебякакобщий переводческийанализ,  таки   литературоведческий,   и  специфический лингвокультурный анализ.

Глава 1.  Особенности художественного перевода

  1. Проблемы художественного перевода

Термином «художественный перевод» обозначают перевод произведений художественной литературы. В последнее время под влиянием английского языка    параллельно   названному    термину   используется     также  понятие

«литературный перевод» [Алексеева 2004: 116]. «Поскольку речь идет о переводеотрезковхудожественнойречи,основнымотличием художественного  переводаот   иных  видовперевода   следует  признать принадлежностьтекстапереводакпроизведениямПЯ,обладающим художественнымидостоинствами.Инымисловами,художественным переводом  именуетсявид  переводческойдеятельности,  основнаязадача которогозаключается   в  порождениина   ПЯ   речевого  произведения, способногооказыватьхудожественно-эстетическоевоздействие» [Комиссаров 1990: 97] на реципиента.

Поcути, художественный перевод существует с тех пор, как появилась сама художественная литература. О переводчиках, переводящих устно и письменно, сообщалось еще в текстах древних египтян вXV в. до н. э. и древних греков вIII в. до н.э. [Алексеева 2004: 156; Федоров 2002: 213].

В художественном переводе выделяют определенные подвиды перевода в зависимости от принадлежности исходного текста к определенному жанру художественной  литературы.  Например,перевод  поэзии,перевод  пьес, перевод художественной  прозы, перевод  текстов  песен.Хотя «выделение перевода произведений того или иного жанра в особый подвид перевода носит условный характер и зависит от того, насколько существенное влияние оказывает  спецификаданного  жанрана  ход  и результатпереводческого процесса» [Комиссаров 1990: 97].

В  теориихудожественного  переводапредполагается  типологическое разграничение понятий «текст  как объект  общей теории перевода» и  «текст

художественногопроизведениякакобъекттеориихудожественного перевода»,разработатькритерииоценкипереводахудожественного произведения (фактор адекватности эстетического воздействия оригинала и перевода),  проанализироватьс  этих  позицийслово  какминимальную единицуперевода  и  художественныйтекст какмаксимальную  единицу перевода  [Солодуб  2005:  4].  Этоявляется  одной  из  проблем  перевода художественноготекста.Эстетическиевозможностисловав художественном тексте могут быть связны с одновременной семантической актуализациейнескольких  значенийслова  илицелостным  образным переосмыслениемсловесногокомплекса[тамже:53].Семантика художественного текста многокомпетентна и включает в себя структурный, денотативный, коннотативный, прагматический компоненты. В отличие от других видов текстов, главная функция – функция эстетического воздействия художественного текста – реализуется прежде всего на основе коннотата его семантики,поэтому  особенноевнимание  переводчикдолжен  уделять факторам первичной и вторичной образности, широкому использованию коннотированной лексики и фразеологии [там же: 161].

Художественныйперевод  являетсяособым  видомперевода,  что определяет круг задач, решаемых переводчиком в процессе работы над текстом перевода. Это связано с тем, что цель любого художественного произведениясостоитвдостиженииопределенногоэстетического воздействия   на  реципиент,  а  также   в  создании  художественных образов.

«Такаяэстетическая   направленность   отличает художественнуюречь  от остальныхактовречевойкоммуникации,информативноесодержание которыхявляется  первичным,самостоятельным»  [Комиссаров  1990:  97; Алексеева 2004: 165].Значит, целью художественного перевода является передача читателю сведений из оригинала, а также, в идеале, достижение такого же эстетического воздействия, как и от исходного текста.

Если главной, прагматической задачей художественного перевода как такового считается ознакомление с иноязычным произведением  читателей, не владеющих иностранным языком, то цели у каждого конкретного перевода могут быть самые разные.

Например, произвести впечатление на публику, определенный круг людей или конкретного человека; перевести лучше, чем те, кто сделал это раньше; перевести, как правило, цитату так, чтобы полученный перевод подтверждал выдвинутый тезис. Целью перевода может быть воздействие на восприятие творчества автора, текста, культуры в целом, а также демонстрация того, что те или иные теоретико-литературные установки нуждаются в пересмотре.

К лингвистическим целям перевода можно отнести все частные цели, способствующиедостижениюмаксимальновозможнойблизостис оригинальным текстом в условиях данной эпохи и культуры, в  соответствии с  актуальными  критериями. Лингвистическийпринцип перевода,прежде всего, предполагает воссоздание формальной структуры подлинника. Однако провозглашение лингвистического принципа основным может привести к чрезмерному следованию в переводе тексту оригинала – к дословному, в языковом отношении точному, но в художественном отношении слабому переводу, что явилось бы само по себе одной из разновидностей формализма, когда точно переводятся чуждые языковые формы, происходит стилизация по  законам  иностранногоязыка.  В  техслучаях,  когдасинтаксическая структура переводимого предложения может быть и в переводе выражена аналогичными средствами, дословный перевод может рассматриваться как окончательный вариант перевода без дальнейшей литературной обработки. Однакосовпадение  синтаксическихсредств  в  двухязыках  встречается сравнительно редко; чаще всего при дословном переводе возникает то или иное нарушение синтаксических норм русского языка. В таких случаях мы сталкиваемся с известным разрывом между содержанием и формой: мысль автора  ясна,   но  форма  ее выражениячужда  русскому   языку. Дословно

точныйпереводневсегдавоспроизводитэмоциональныйэффект подлинника,следовательно,дословнаяточностьихудожественность оказываются   в  постоянном противоречиидруг  с  другом. Бесспорно,что переводопирается   на  языковойматериал,  чтовне  переводаслов  и словосочетанийхудожественный  переводне  может  существовать,и  сам процесс перевода тоже должен опираться на знание законов обоих языков и на  понимании  закономерностей  их  соотношения.   Соблюдениеязыковых законовобязательнокакдляоригинала,такидляперевода.Но художественныйперевод  отнюдьне  изыскание  тольколишь  языковых соотношений.

К. И. Чуковский, известный теоретик и практик, назвал художественный перевод «высоким искусством». Он заложил глубокую мысль в оценке труда переводчика, ведь переводчик обязан передать содержание художественного произведения, не потеряв при этом его художественного уровня. Для этого переводчик должен обладать знаниями не только двух языков, но также и фоновымизнаниями,  играющимиважную  рольв   процессе  перевода. Согласно высказываниям К. И. Чуковского, если переводимое произведение не  дотягиваетдо   уровня  оригинала,его  нельзяназывать  продуктом “высокогоискусства”.Невсякомуданоовладетьпрофессией переводчика.Только человек, обладающий большим художественным даром, может попытаться “войти” в перевод. Даже талантливый поэт, встречая автора, близкого ему по мировосприятию и обладающего схожей душевной организацией, безусловно, достигает успеха, потому что добавляет что-то свое в переводимый текст, обогащает его новыми нюансами. К оригиналу следует относиться как к святыне, пытаясь донести до иноязычного читателя его вкус и аромат. Литература – это важный способ межнационального и международного общения. Книга сближает народы, лучше знакомит их друг с другом. Книги – лучшие учебники истории и географии. В них находишь все:  и своеобразие национального мышления, и характеры,  и быт, и  пейзаж.

Всвоей  книге «Высокоеискусство»  К.  И. Чуковскийговорит: «Читая армянских или грузинских поэтов, я вижу Кавказ, я словно сам переношусь туда. А для грузина или армянина наши строки дышат янтарной Балтикой. Политическую характеристику Испании времен гражданской войны, самую душу этой страны я постиг, читая Федерико Гарсиа Лорку” [Чуковский 1968: 214].  Умениесохранять  национальнуюспецифику  оригиналаи  стиль писателяявляется  однимиз   важнейших  требованийхудожественного перевода. Говоря о национальном колорите, мы понимаем его как язык народа, особенностиего  жизнии  мышления,  обычаии  традиции.  Все остальные компонентыявляются  лишьих  производными.  Е.  Г. Эткинд говорил:“Впоэтическомтворчествеснаибольшейполнотойи концентрированностью выражается дух народа, в тоже время он является его поэтическим и культурным развитием, его психологическим строя… Понять поэзию другого народа – значит понять другой национальный характер, эмоциональный мир другой культуры” [Эткинд 1963: 118]. Исходя из этого, говоря о национальной специфике оригинала, следует прежде всего иметь в виду индивидуальность автора, ибо, как отмечал Эткинд, в художественном творчествев   сжатом  видеясно  проявляютсянаиболее  характерные психические  и национальныечерты  этноса.  Ю.  М. Феличкинв качестве компонентов национального колорита отмечает следующие:

  1. Элементы топонимики и ономастики, которые нельзя опустить.
  2. Компоненты, специфические для языка произведения (фразеологизмы, сравнения, эпитеты, пословицы и поговорки, речевые вульгаризмы, морфолого-синтаксические явления, характерные для национального языка).
  3. Элементы системы мышления персонажей, речевые манеры героев [Феличкин 1965: 16].

Если обратиться к стилю, то это творческое своеобразие, присущее каждому художнику. О стиле К. И. Чуковский сказал: “В том-то и дело, что, как бы ни были  порой губительны  отдельные словарные  ошибки, даже  они далеко не

всегда  наносятпереводу  такуютяжелую  травму,какую  наноситему искажение стиля” [Чуковский 1968: 234]. Если не сохраняется стиль автора, этоможно  образноназвать  “ударомкинжалом  в  спину”.  Всвязи  со сказанным Чуковский вспоминает один пример. Грузинский поэт Чиковани, прочитав переводы своих стихов на русский язык, сильно удивился, ибо переводчик добавил от себя не существующие в оригинале, но характерные длянационального  колоритаслова  “вино”,  “бурдюк”,  “шашлык”   ипр. Чуковский приводит еще один яркий пример. Русский поэт Бальмонт перевел с английского стихи Шелли, которым навязал свой стиль: “Он исказил самую физиономию   Шелли.  Онпридал  егопрекрасному  лицучерты  своей собственной  личности”  [тамже:  27].КнигаК.  И.  Чуковского  “Высокое искусство”, которую автор вынашивал и над которой скрупулезно работал всю жизнь, богата на теоретические открытия. Написанная ярким, образным языком, книга эта отличается простотой изложения. Очень трудно в переводе дать адекватные пословицы и поговорки.“Мне кажется, – утверждает  автор,

  • что стиль перевода не будет нарушен, если мы в меру и с тактом будем в своем переводе передавать иностранные поговорки и пословицы русскими, особенно в тех случаях, когда буквальный перевод выходит неуклюж и многословен” [там же: 30]. Например, немецкую поговорку “Посади лягушку на золотойстул, онавсе равнопрыгнет  в  лужу” русскиеперевели как “Сколько волка не корми, он все равно в лес смотрит”. Спору нет, перевод по содержанию адекватен, но ведь “лягушка” и “волк” – существа совершенно разные. А если эту же поговорку передать кыргызским “Хоть лягушка и в пустыне, но глаза ее – на озере”, то получилось бы прекрасно. Самое главное, не изменились бы реалии. Чуковский, отвечая на вопрос: “Что нужно для того, чтобы осуществить хороший перевод?” ответил так: “Переводчику, для того чтобы переводить Бальзака, нужно хоть отчасти перевоплотиться в Бальзака,усвоить  себеего  темперамент,заразиться  егопафосом, его поэтическимощущениемжизни”[тамже:9].“Переводчикдолжен

артистическиперевоплощаться   в  переводимогоавтора”  [тамже:  49]. Переводчик, как и артист на сцене, имеет возможность и право “добавлять свое”. Ведь он переводит не буквально, а иначе это переход в формализм: “Точная, буквальная копия того или иного произведения поэзии есть самый неточный, самый лживый из всех переводов”, – утверждает К. И. Чуковский, объясняя свою мысль. – Это не только калечение слова, уродование фразы, разрушение языка, это вместе с тем и разрушение художественных образов, искажение изображенной в произведении реальной действительности”. На это можно привести пример из нашей действительности. Марс Токтомушев попытался перевести на кыргызский язык повесть Э. Хемингуэя “Старик и море”. В его переводе много дословных, буквальных переводов значений слов, отчеготеряется  прелесть   иносказаний,  намеков. Так,емкую фразу “Емутрудно было расстаться со сном” транслятор переводит нехарактерным для кыргызского языка предложением “Трудно было прогнать сон”,  как будто речь идет о сонливости. “Когда настигал этот запах” переводится как “запахи трогали нос”. “Душа у тебя устала” переводится вовсе уж не по- кыргызски. На кыргызском языке “Душа мучается, страдает”, но никак не устает. На подобные факты обращает внимание Чуковский в своей книге: “Стремясь переводить стих в стих, слово в слово, Фет нередко впадал в тяжелый и неудобоподобный буквализм” [Чуковский 1968: 86]. В теории перевода много спорных моментов, один из которых – проблема сохранения или несохранения синтаксиса. Есть специалисты, которые требуют, чтобы перевод  казалсянаписанным  на  этомсамом  языке,на  что  Чуковский отвечает:“Нужносохранитьвпереводекаждыйнепривычный, несвойственный нашему языку оборот, чтобы возможно сильнее ощущалось, что перед нами создание чужого ума, что мы только имитируем нечто, созданное  из  другогоматериала”  [Чуковский  1968:  186].  Иначеговоря, следует сохранять средства языка оригинала. Приведем еще одну мысль Чуковского:  “Синтаксисоригинала   не   должен   владеть переводчиком,

переводчик должен владеть синтаксисом своего родного языка” [Чуковский 1968:  186]. Вопроссохранения илипеределки синтаксисаоригинала до сегодняшнего дня является спорным. К. И. Чуковский в своем сочинении останавливается на многих спорных вопросах теории перевода, упоминая имена таких теоретиков перевода, как Е. Г. Эткинд и Г. Г. Гачечиладзе. В одном из своих основных трудов – книге “Поэзия и перевод” Е. Г. Эткинд упоминает о том, что каждый народ имеет свои специфические взгляды на жизнь, обычаи и традиции, национальный колорит, поэтому без глубокого овладения переводчиком этими знаниями не стоит и приниматься за работу: “Понятьпоэзию  другогонарода  –  значитпонять  другойнациональный характер, эмоциональный мир другой культуры” [Эткинд 1963: 165]. Еще одно безусловное теоретическое правило – переводчик должен быть поэтом в душе, от добавления своих чувств и переживаний при сохранении эмоций автора оригинала перевод только выиграет. Можно сохранить практически все формальные отличия оригинала (ритм, строфику, рифму), но утратить образностьиуспеханебудет.Теоретикпридерживаетсяпринципа необходимости сохранения единства содержания и формы, но отмечает, что бывают случаи, когда для полного раскрытия образа оригинала необходимо “пожертвовать” каким-то из элементов формы: “Как правило, без жертв, без пропусков и замен нет стихотворного перевода. Именно при стремлении к формально-смысловой точности точность оказывается предательством” [там же: 201]. Эткинд считает метрику, ритм, интонацию одними из сложных вопросовперевода.“Изуказанныхкомпонентовстихаинтонация– существеннее других… Нередко случаи, когда нужно уйти от имеющегося в оригиналеритмаименнодлятого,чтобысохранитьверность интонационногостроя,  вызывающегок   жизни   ту   или   иную метрику. Метрический буквализм едва ли не столь же губителен для перевода стихов, как словесный буквализм – для прозы. Воссоздание интонационного строя ритмически организованной  речи – вот  важнейшее задание,  которое ставит

перед собой переводчик-поэт” [Гачечиладзе 1972: 145]. Г. Р. Гачечиладзе в своем   труде  “Художественныйперевод   и  литературныевзаимосвязи” останавливается на проблеме ритма при переводе: “В разговорной  речи мысль выражается не только словами, но и определенной интонацией и ритмом,которыесоздаютсясоответствующимисинтаксическими построениями по заданию выражаемой мысли. Это свойство живой речи сохраняется и в художественном произведении, и в переводах” [Гачечиладзе 1972:   146].  Далееон   отмечает   в  качествесредств  синтаксического построенияпроизведенияпаузу,синтагму,интонациииподробно останавливается  на выполняемойими  функции. Следуетотметить одну особенность,  связаннуюс  синтаксисом.  Еслименяется  порядокслов  в предложении,это  отражаетсяна  интонации,  чтовлечет  измененияи  в содержании.

Учитывая все вышесказанное, подлинно адекватным мы считаем перевод, который исчерпывающе передает замысел автора в целом, все смысловые оттенки оригинала и обеспечивает полноценное формальное и стилистическое соответствие ему. Такой перевод может быть создан путем творческого применения реалистического метода отражения художественной действительности оригинала, должен происходить не простой подбор соответствий, а подбор наилучших языковых средств для воспроизведения художественных элементов подлинника.

Следовательно, основными критериями, которыми должен обладать художественный перевод являются точность, сжатость, ясность, литературность и прагматичность.

Точность художественного перевода заключается в соблюдении переводчиком следующих требований. Все мысли, изложенные автором должны быть донесены до читателя переводчиком, полностью сохраняя при этом не только все высказанные автором мысли, но и основные положения, а также   нюансы  и  оттенки  высказывания.  Переводчик   не  должен  ничего

добавлять от себя, а также дополнять и пояснять автора, заботясь о полноте передачи высказывания. Это являлось бы искажением текста оригинала.

Сжатости перевода художественного текста характерны такие признаки, как максимальная лаконичная форма слов переводчика.

Следующим критерием художественного перевода является ясность. В ущерб легкости понимания и изложения мысли не должны идти сжатость и лаконичность языка. При переводе художественного текста следует избегать двусмысленных и сложных фраз, затрудняющих восприятие. Мысль должна быть изложена простым и ясным языком.

Перевод, полностью удовлетворяющий общепринятым нормам русского языка,является  литературным.  Внем  не  существуетотличающихся  от русского языка синтаксических конструкций подлинника, и каждая фраза звучит живо и естественно. Так как синтаксическая структура русского и английского языков различна, сохранение при переводе формы выражения подлинника  редкооказывается   возможным.  Болеетого,   зачастую  при переводенеобходимо  прибегнутьк  изменению  структуры  переводимого предложенияв  соответствии  с  нормамирусского  языка,чтобы  точно передать смысл исходного текста. В переводе же следует заменить не одно, а все  словадругими, принадлежащими,помимо всего,к  иной  языковой системе, которая отличается своей особой структурой речи – порядок слов в предложении, слова, принадлежащие к одному синонимическому ряду, как правило, существенно отличаются в разных языках смысловыми оттенками.

Последним критерием, которым должен обладать перевод художественного текста, является прагматичность. Вопросы прагматики ориентированы на проблемы межкультурнойкоммуникации, пониманиеязыковой картины мира илиментальности носителейиностранного языка,на  развитие так называемого «языкового сознания» и «коммуникативного поведения», т.е. национальных особенностей общения (вербального и невербального) и очень важны для создания полного, адекватного художественного перевода.

Непосредственно прагматические проблемы перевода связаны с жанровыми особенностями оригинала и типом рецепторов, для которых он предназначается. В первую очередь, художественная литература, написанная на любом языке, обращена к людям, которые являются носителем данного языка. Описания событий или фактов, нередко встречающиеся в произведениях художественной литературы, зачастую бывают связаны с различными литературными ассоциациями или с историей данного народа, с его обычаями, предметами одежды и всем бытом в целом.Кристиана Норд определяет прагматические проблемы перевода как первостепенные. [Nord 2002: 63].

  1. Лингвистический и литературоведческий подходы к художественному переводу

Середина  50-хгодов  сталазначительным  рубежомв  общественном  и научном  внимании  к  переводу.   Вэто  времяпоявляется  многоработ, посвященных   проблемам  переводческойпрактики   и  вопросусоздания единой теории перевода. Именно для этого периода характерны жаркие дискуссии и споры о том, возможна ли теория перевода как наука и если возможна, то как она должна строиться. Этот вопрос не представлялся тогда абсолютно  бесспорным.  Так,  А.  А.  Реформатский  в  1952  году  писал, что

«практика перевода может пользоваться услугами многих наук, но собственной науки иметь не может. Это вытекает из многообразия типов и жанров перевода» [Топер 2000: 135]. В то же время другие исследователи утверждали, что теория перевода возможна, хотя ее построение и не будет простым.

Начало этим дискуссиям положила книга А. В. Федорова «Введение  в теорию перевода», которой автор отстаивал необходимость исследования перевода, в том числе и художественного, с позиций лингвистики. Полемика

по поводу того, кому заниматься теорией перевода — литературоведам или лингвистам — продолжалась в течение нескольких лет. Такая постановка вопросаоказаласьнеплодотворной.ПомнениюА.В.Федорова,ее альтернативность носила необоснованный характер. Но в чем-то полемика была и полезной: она привела к уточнению взглядов и даже к известному синтезу мнений, заключающемуся в признании необходимости, но также и недостаточности только лингвистического подхода к проблеме, в признании преимуществ комплексного — то есть одновременно и лингвистического, и литературоведческого  —  ее  изучения.   Врамках  отечественнойшколы художественногопереводасуществуютдваосновныхподходак рассмотрениюпереводческих  проблем,к  анализу  и  оценкеперевода  — лингвистический и литературоведческий. Первый из них, опирающийся на понимание  переводакак  работыс  языком,  получилнаиболее  полное описание в первом издании «Ведения в теорию перевода» А. В. Федорова [Фёдоров 2002: 204]. Он предложил различать общую теорию перевода, вырабатывающую рекомендации для любых комбинаций языков, и частную теорию перевода, описывающую соответствия между двумя какими-либо конкретнымиязыками,  указална   необходимость  изучатьособенности перевода текстов различных функциональных стилей и жанров, обосновал классификациюсоответствийналексические,грамматическиеи стилистические.КакпозднееписалсамА.Ф.Федоров,«выбор лингвистического направления исследования определялся в ней (в книге) потребностью углуби