Новости

Кыргызская Республика в рамках региональных организаций

Работа добавлена:






Кыргызская Республика в рамках региональных организаций на http://mirrorref.ru

Содержание:

  • Содержание:
  • Введение
  • Глава 1. Обретение государственного суверенитета государств Центральной Азии и начало сотрудничества в рамках СНГ
  • 1.1. Военно-политическое сотрудничество Кыргызской Республики со странами Центральной Азии
  • 1.2. Сотрудничество Кыргызской Республики с Казахстаном
  • 1.3.Двусторонние отношения Кыргызской Республики с Республикой Узбекистан
  • 1.4. Двусторонние отношения Кыргызской Республики с Таджикистаном
  • 1.5. Двусторонние отношения Кыргызской Республики и Туркменистана
  • Глава 2. Кыргызская Республика в рамках региональных организаций
  • 2.1. Кыргызстан и ЕврАзЭС
  • Кыргызстан и ОДКБ
  • Кыргызстан и ШОС
  • 2.4.Таможенный союз и Кыргызстан
  • Заключение
  • Список литературы:
  • Приложение.

Введение

Последнее десятилетие ушедшего XX века стало новой точкой отсчета в межгосударственных отношениях Кыргызстана со странами Центральной Азии, когда между суверенными государствами на основе дружественного и широкомасштабного сотрудничества начали развиваться новые политические, экономические, военные и культурно-гуманитарные отношения.

Актуальность. Интеграционные процессы в современной Центральной Азии переживают кризисное состояние на фоне продолжающихся попыток лидеров отдельных государств и внерегиональных держав возобновить их и придать им новые формат и содержание. В силу этого, представляется возможным судить о том, что регион за минувшие годы не сумел превратиться в консолидированную политическую и экономическую общность.

Основной причиной тому выступает сочетание ряда объективных и субъективных причин. Среди первых необходимо указать на следующие: начальный этап национально-государственного строительства, присутствие скрытых конфликтов в межгосударственных отношениях, экономическое и технологическое отставание от других государств мира. Ко вторым можно отнести различающееся видение моделей и механизмов внутрирегиональной интеграции, неготовность правящих элит к созданию полноценных наднациональных экономических и политических институтов, поиски государствами региона могущественных союзников за его пределами, используемые внешними игроками для укрепления своего влияния, что препятствовало его консолидации.

Основой внешнеполитического развития стран Центральной Азии в 90-е годы прошлого века стала многовекторная дипломатия, отвечавшая интересам расположенных здесь малых государств. Ограниченность финансовых, экономических, научно-интеллектуальных, технологических ресурсов, необходимость выстраивания нового формата отношений с традиционными партнерами в рамках СНГ объективным образом способствовала росту их отношений с «большим миром». Не последнюю роль в этом процессе сыграл и интерес ведущих держав к освоению ранее закрытого геополитического и геоэкономического пространства, обладающего значительными человеческими и природными ресурсами.

Значимым фактором, определяющим особенности формирования внешней политики стран региона, стала необходимость выработки единого, консолидированного ответа на общие угрозы. Их транснациональный и трансграничный характер обусловил необходимость внутрирегиональной и внерегиональной кооперации, способствуя возникновению принципиально новых институтов безопасности. Свидетельством тому служит эволюция ШОС, являющейся на данный момент одним из образцов многостороннего сотрудничества в решении политических и экономических вопросов.

В то же время, становление внешней политики стран Центральной Азии на ограниченной временной и ресурсной основе обусловило ярко выраженную «пафосность» и декларативность многих начинаний. Это привело к тому, что в 1990-е годы - начале 2000-х годов внутри региона происходило своего рода соревнование по количеству выдвигаемых внешнеполитических инициатив, что не могло не сказаться на их качестве и уровне реализации. Думается, что это явление носило временный характер, будучи обусловленным «болезнью роста», переживаемой на начальном этапе становления национальной государственности.

Помимо этого, в последние годы в развитии расположенных здесь стран определился ряд негативных факторов, позволяющих судить о растущей тенденции их скрытой десуверенизации. Данное явление имеет комплексно-детерминированный характер. Оно обусловлено возрастающим внешним давлением на государства Центральной Азии из-за усиливающегося соперничества мировых держав за доминирование в регионе. Наряду с этим, тому способствует очевидная слабость экономик и отставание стран региона в научно-информационной сфере, что позволяет иностранным донорам активно влиять на процесс принятия и реализации в них важнейших внутриполитических и экономических решений. Сочетание названных факторов приводит к тому, что новые независимые государства Центральной Азии, помимо своей воли, постепенно превращаются в объекты мировой политики, утрачивая искомое субъектное состояние. Некоторое позитивное исключение в этом сейчас составляет Казахстан, в силу ряда причин все более «отрываясь» от других стран Центральной Азии.

Нельзя не отметить и наличие определенных различий во внешней политике государств Центральной Азии. Наиболее явно это проявляется в поиске и выборе стратегических партнеров на международной арене. Определенное влияние на это оказало присутствие у каждого из них локальных, характерных для них особенностей развития в предшествующий период.

Признавая объективный характер различий, необходимо отметить их отличающийся характер для процесса внутрирегиональной интеграции. Ясно осознаваемая и поддерживаемая странами региона необходимость создания единого политического и экономического пространства наталкивается на кажущиеся непреодолимыми препятствия. Они рождаются из-за разнящегося видения наиболее приемлемых и реально достижимых средств обеспечения этой цели.

Сложность и многоплановость исследуемой проблемы, наличие нерешенных и дискуссионных вопросов, объективная необходимость комплексного анализа вопросов двусторонних отношений Кыргызстана со странами Центральной Азии, а также объективная необходимость исследования  интеграционных процессов на постсоветском пространстве обусловили и предопределили выбор темы, цели и задачи курсовой  работы.

Целью работы является анализ  и изучение закономерностей, особенностей и тенденций развития двусторонних отношений Кыргызстана со странами Центральной Азии, обоснование теоретических и научно-практических проблем формирования, эффективности и путей их развития в условиях перехода к новым международным  отношениям во всем мире. Для достижения поставленной цели в работе решены следующиезадачи:

  • обзор политического диалога в период с 1991-2012гг;
  • анализ двусторонних отношений Кыргызстана и Центральной Азии;
  • исследование интеграции Кыргызстана  в рамках  региональных организаций
  • определение перспектив развития сотрудничества межгосударственного сотрудничества Центральной Азии.

Объектом исследования является система международных отношений.

Предметом исследования – Двусторонние отношения Кыргызстана со странами Центральной Азии.

Структура курсовой работы обусловлена логикой достижения цели и решения поставленных задач. Работа состоит из введения, двух  глав, заключения и списка использованной литературы.

Первая глава, состоящая из пяти параграфов, посвящена подробному рассмотрению двусторонних отношений Кыргызстана и стран Центральной Азии.

Вторая глава, состоит из четырех параграфов, посвящена анализу особенностей интеграции  в рамках  региональных организаций.

В конце работы в заключении сделаны выводы и прилагается список использованной литературы.

Глава 1.   Обретение государственного суверенитета государств Центральной Азии и начало сотрудничества в рамках СНГ

1.1. Военно-политическое сотрудничество  Кыргызской Республики со странами Центральной Азии

Кыргызстан, как и все другие постсоветские республики, стал участником нового миропорядка и теперь перед ним стоит целый ряд проблем: политических, экономических, культурных и др. —Центральная Азия: новое пространство для сотрудничества / Институт региональных исследований; Под ред. А. Табышалиевой.   - Бишкек, 2006. – С. 49

В настоящее время Кыргызстан сталкивается со следующими вызовами и угрозами:

  • расширение масштабов международного терроризма и экстремизма;
  • рост напряженности в регионе - пограничные факторы, наркотрафик, транснациональная преступность;
  • угроза возникновения и эскалации конфликтов вблизи границ Кыргызской Республики;

Все это требует от Кыргызстана принятия мер и формирования современного внешнеполитического курса с государствами-участниками Содружества Независимых Государств и их функционирования в условиях глобализации.

Как известно, главным средством реализации отношений государств в мировом сообществе, является внешняя политика.

Внешняя политика Кыргызской Республики основана на положениях Конституции, Декларации о государственной независимости, нормах международного права, приверженности целям и принципам ООН и ОБСЕ. Являясь органичным продолжением внутренней политики, внешняя политика Кыргызстана отражает консолидированные интересы его многонационального и многоконфессионального народа и направлена на формирование благоприятных внешних условий для обеспечения и защиты государственного суверенитета, успешного социально-экономического развития, страны, углубления политических преобразований и создания демократического общества.

Основные направления внешнеполитического курса страны четно отражены в Концепции внешней политики Кыргызской Республики, в которой выделены следующие основные приоритеты:

  • Укрепление национальной безопасности внешнеполитическими методами.
  • Формирование благоприятных внешних условий для реализации национальных приоритетов развития.
  • Укрепление положительного международного имиджа Кыргызстана.
  • Формирование эффективной системы внешнеполитической деятельности во главе с Министерством иностранных дел Кыргызской Республики в партнерстве с другими заинтересованными ведомствами и институтами гражданского общества —www.ia-centr.ru/archive/.

Приоритетным направлением внешней политики Кыргызской Республики является обеспечение соответствия многостороннего и двустороннего сотрудничества с государствами- участниками Содружества Независимых Государств (СНГ) задачам национальной безопасности страны. Общие границы с республиками Казахстан, Таджикистан и Узбекистан исторически обусловили тесные политические, социальноэкономические и культурно-гуманитарные связи. Формирование дружественного окружения и укрепление добрососедства на принципах уважения суверенитета, территориальной целостности и общей безопасности имеет ключевое значение во внешнеполитической деятельности Кыргызстана. Республика привержена идее интеграции - создание дружественного окружения и укрепление традиционного добрососедства имеет ключевой характер во внешнеполитической деятельности Кыргызстана в отношении соседних государств. Совокупность государств региона рассматривается как значимый компонент в рамках Организации Договора о коллективной безопасности, Евразийского экономического сообщества и Шанхайской организации сотрудничества —Аширова Г.С. Внешнеполитический  курс КР  во взаимодействии с государствами-участниками СНГ // Вестник КРСУ. – 2011. - №11. – С. 39.. Кроме того, в осуществлении внешней политики, направленной на обеспечение национальных интересов, Кыргызстан определяет следующие основные задачи:

  • Укрепление стабильности и безопасности в регионе.
  • Содействие укреплению СНГ, реализации экономического и политического потенциала Содружества.
  • Развитие добрососедских отношений с сопредельными государствами и углубление интеграционных процессов в Центральной Азии.
  • Укрепление дружественных связей со странами Запада и Востока.
  • Развитие сотрудничества со странами, входящими в ООН, ее специализированными учреждениями, региональными международными организациями, финансовыми, экономическими институтами.
  • Укрепление сотрудничества с развивающимися странами и странами переходного периода —Панков В.В. Политология. -  Бишкек: КРСУ,  2006. – С. 366..

Вместе с тем основным инструментом осуществления внешней политики является двусторонняя дипломатия. При этом необходимостью является дифференцированный подход в выборе наиболее перспективных направлений, отвечающих особенностям культурно-цивилизованного, этноисторического, геополитического, геоэкономического положения страны и позволяющих с максимальной эффективностью реализовать национальные интересы Кыргызской Республики.

Еще одним безусловным приоритетом внешней политики Кыргызстана, требующим особого внимания, является региональное сотрудничество. Это обусловлено общностью интересов, направленных на предотвращение и ликвидацию общих угроз безопасности. В целях многостороннего сотрудничества, создания эффективного механизма противодействия новым угрозам безопасности, - необходимо существование неделимого региона, способного выступать с единых позиций в решении основных мировых проблем, что является основной задачей постсоветских республик.

Совсем недавно президент Узбекистана Ислам Каримов, явно имея в виду разногласия между центральноазиатскими странами по проблеме строительства Рогунской ГЭС и ряда других гидроэнергетических объектов, заявил, что «водные ресурсы могут стать проблемой, вокруг которой обострятся отношения». Более того, подчеркнул Каримов, «все может усугубиться настолько, что это может вызвать (...) войну» —Калишевский М.Центральная Азия. Военный баланс // Кыргызстан сегодня. – 2012.- 10 окт. – С. 1..

Впрочем, большинство экспертов к возможности возникновения масштабного вооруженного конфликта между какими-либо центральноазиатскими странами отнеслись весьма скептически. Основная угроза стабильности в Центральной Азии, как полагают многие обозреватели, коренится не в межгосударственных разногласиях по «водной» или по какой-нибудь другой проблеме, а в тяжелой социально-экономической и политической ситуации, сложившейся внутри самих центральноазиатских государств. Заявление же Каримова расценивается как пропагандистский шаг, призванный создать негативную атмосферу вокруг поддержки известных гидроэнергетических проектов в Кыргызстане и Таджикистане со стороны России.

Тем не менее, сегодняшняя Центральная Азия – это настоящий клубок противоречий (экономических, экологических, этнических, религиозных, территориальных и прочих), и вряд ли можно дать стопроцентную гарантию, что у политической элиты ряда стран не возникнет желания разрешить эти противоречия самым "простым" способом, то есть, вооруженным путем. К тому же геополитическое и геоэкономическое значение Центральной Азии возрастает, можно сказать, с каждым днем. Она все больше превращается в поле для новой «Большой игры» (по аналогии с «Большой игрой» между Российской и Британской империями в XIX веке). Частью этой «игры», причем далеко не последней по значению, является соперничество в области военно-технического сотрудничества. От того, кто станет основным партнером в этой области для той или иной страны региона, в значительной степени зависит соответствующий геополитический «расклад». Следовательно, состояние и перспективы развития вооруженных сил постсоветских государств Центральной Азии не могут не привлекать пристального внимания наблюдателей.

Особенности национального военного строительства. После распада СССР и образования на территории бывшей советской Средней Азии пяти новых независимых государств почти вся советская боевая техника и вооружение, оказавшиеся к тому времени на территории этих стран, за исключением ядерного оружия и стратегических ракет, стали основой для создания национальных вооруженных сил новых независимых республик. Исключением являлся лишь Таджикистан, который не получил в наследство практически ничего из вооружения бывшей советской армии. Вместо этого, в условиях развернувшейся в республике кровавой гражданской войны министерство обороны России взяло под контроль дислоцированную в Душанбе 201-ю мотострелковую дивизию (в настоящее время 201 военная база России в составе Центрального военного округа РФ) —Там же – 2012.- 10 окт. – С. 2... Фактически в российское подчинение был переведен и крупный контингент советских пограничных войск, который в дальнейшем комплектовался российским офицерским составом и таджикскими призывниками. Собственно вооруженные силы Таджикистана, в отличие от армий других центральноазиатских стран, созданных на основе Среднеазиатского и Туркестанского военных округов, «выросли» из вооруженных формирований Народного фронта, то есть из разрозненных боевых отрядов, возглавляемых полевыми командирами.

На территории региона оказалось совершенно избыточное количество советского оружия и техники. И если сначала, реализуя свои суверенные права на долю военного имущества СССР, лидеры новых государств стремились заполучить как можно больше вооружений, то через пару лет стало ясно, что всего этого оружия чудовищно много, и молодые национальные армии просто не могут его «проглотить». Вернее, они не знали, как им распорядиться, потому что такое количество вооружений явно превышало потребности и возможности создаваемых вооруженных сил. К тому же расходы по охране и поддержанию в нормальном состоянии огромных арсеналов легли непосильным бременем на бюджеты, а часть этого имущества стала представлять собой прямую угрозу населению близлежащих населенных пунктов.

Ударными темпами была проведена инвентаризация военного имущества, на основе которой и формировались новые арсеналы. И несмотря на то, что в каждой из стран данный процесс имел свои особенности, все же в основу его были положены схожие принципы. Так, с учетом реальной численности вооруженных сил в каждой из республик были сформированы две группы вооружений.

Одна – учебно-боевая, которая использовалась для подготовки личного состава.

Вторая – боевая, которая хранилась на территориях воинских частей и которая должна была использоваться в условиях военного конфликта. Определенная часть вооружений была разобрана на запчасти и определена на хранение с целью дальнейшего использования при необходимости ремонта или замены частей идентичного вооружения. То, что было лишним, продавалось в другие страны, а то, что уже было непригодно к использованию, подлежало уничтожению. Немного позже, когда советское оружие устарело как морально, так и физически, остро встал вопрос о проведении ремонта и модернизации данной техники, а также о необходимости закупок более современного вооружения.

Практически во всех странах региона были проведены и продолжают проводиться военные реформы. И это естественно, ведь доставшаяся центральноазиатским государствам в наследство от СССР военная инфраструктура и система командования совершенно не соответствовала новым реальностям. Поэтому в каждой из стран была создана собственная инфраструктура и система командования, проведена передислокация войск, разработана военная доктрина, призванная отвечать новым военно-политическим условиям и национальным интересам независимых государств, по крайней мере, в понимании этих интересов правящими элитами.

Безусловно, каждая из молодых национальных армий столкнулась и продолжает сталкиваться со сложнейшей проблемой нехватки квалифицированных офицерских кадров и военно-технических специалистов, вызванной массовым оттоком из бывшей советской Средней Азии офицеров и специалистов «европейского происхождения». Для решения этой проблемы в каждой республике был создана национальная система военного образования. Первопроходцем в этом деле выступил Узбекистан, где в 1995 году была образована Академия Вооруженных сил Республики Узбекистан (первая в Центральной Азии), которая предназначена для подготовки командного состава для всех силовых структур страны. Однако возможности национальных военных учебных заведений все-таки ограничены, а поэтому в рамках программ двустороннего и многостороннего международного военного сотрудничества тысячи офицеров и кандидатов в офицеры из стран Центральной Азии прошли и проходят подготовку в России, Украине, Белоруссии, а, начиная с середины 90-х годов, еще и в США, Турции, Германии, Великобритании, Франции, других странах НАТО, а также в Китае и Индии. И все-таки «кадровая проблема» своей остроты не потеряла, особенно для армий Таджикистана, Туркмении и Кыргызстана.

В целом же военные преобразования в странах Центральной Азии во многом ограничивались и ограничиваются реорганизацией уже существующих подразделений путем их трансформации (слияния/разделения). Хотя у каждого центральноазиатского государства опять же имеется своя специфика в этой области, но и здесь у всех можно обнаружить много общего. В структурном плане наиболее важным преобразованием можно считать отход от советской дивизионной модели и переход на бригадную основу комплектования, более характерную для армий НАТО. В наибольшей степени в этом направлении продвинулся Казахстан, где с 2000 по 2003 год был полностью осуществлен переход на бригадную основу. Несколько позже аналогичный переход был реализован и в армии Узбекистана.

Другим более-менее общим «трендом» для развития вооруженных сил всех центральноазиатских стран стало формирование мобильных сил немедленного реагирования, призванных находиться в готовности к оперативному развертыванию на угрожаемых направлениях и территориях - как для усиления защиты границ в приграничном конфликте любого масштаба, так и для антитеррористических операций (и, естественно, контрповстанческих действий).

В Казахстане, например, появились  «Аэромобильные войска». В их состав вошли десантно-штурмовые части. В принципе, новый род войск фактически является теми же самыми ВДВ, но с некой претензией на модернизацию. В Узбекистане были сформированы «Силы специального назначения», созданные на базе ряда спецподразделений бывшей советской армии. В Кыргызстане появились «Силы немедленного реагирования», в состав которых вошли мобильные отряды специального назначения министерства обороны, МВД, МЧС, Национальной гвардии и службы безопасности. Таджикистан также внес свой вклад: в 2003 году там были образованы Мобильные войска, укомплектованные десантными и горнострелковыми подразделениями.

Надо сказать, что в Центральной Азии вообще появилась самая настоящая мода на разнообразные и довольно многочисленные спецназы с «крутой» символикой, спецснаряжением и камуфляжем, который, однако, не может закамуфлировать тот факт, что одна из главных функций этих подразделений имеет чисто полицейский характер – поддержание «законности и порядка», «стабильности» и так далее. Разве что Туркменистан является единственной страной региона, которая не стала переименовывать свои войска в соответствии с веяниями времени и моды, но и там, по некоторым данным, предпринимаются попытки проведения аналогичных военных реформ.

Вместе с тем, несмотря на все преобразования, армии центральноазиатских государств во многом продолжают напоминать советскую армию со всеми присущими ей «родимыми пятнами», включая пресловутую дедовщину. Основой для комплектования национальных армий по-прежнему остается всеобщий призыв, который тоже не утратил присущей советским временам «специфики». Лишь в Казахстане и Кыргызстане контрактники составляют заметную часть военнослужащих. А вот в Туркмении и в Таджикистане с начала «нулевых» годов институт контрактной военной службы и вовсе был ликвидирован.

Стоит, правда, отдельно отметить Узбекистан, который является одним из немногих государств, где в армию берут по конкурсу. По заявлениям официальных лиц, служить в вооруженных силах этой страны стало престижно. Это, якобы, обусловлено, во-первых, высоким уровнем самих вооруженных сил. Во-вторых, предоставляемые государством льготы для военнослужащих являются существенной помощью их семьям. В-третьих, армия для многих молодых людей стала хорошим трамплином для дальнейшей трудовой деятельности, как в государственных органах, так и в негосударственных структурах. Повторим, что это официальная трактовка существующего положения.

Военные расходы центральноазиатских государств постоянно растут, что позволяет говорить о милитаризации региона. Но если сравнивать военные расходы отдельных стран, сразу выявятся совершенно разные «весовые категории».

Так, по данным лондонского International Institute for Strategic Studies (IISS), военные расходы Казахстана и Узбекистана сегодня составляют по 1,4 млрд долларов в год, что в 20 раз больше, чем военный бюджет Таджикистана и в 45 раз - Кыргызстана. На оборону Туркмении, согласно официальным данным, идет 1,5 процента расходной части бюджета - порядка 130 млн долларов. Однако, по альтернативным подсчетам, на оборону и безопасность Туркмения тратит не менее 500-600 млн долларов в год.

Надо сказать, что все доступные данные по военному потенциалу стран Центральной Азии носят весьма приблизительный характер – режим секретности в большинстве центральноазиатских стран мало чем отличается от советского, и определить с достаточной точностью, скажем, число единиц и уровень боеспособности того или иного вида боевой техники, находящейся на вооружении, достаточно сложно.

Вооруженные силы Кыргызстана состоят из соединений министерства обороны (сухопутных войск, ВВС и сил воздушной обороны общей численностью в 12.000 человек) —Калишевский М.  Центральная Азия. Военный баланс // Кыргызстан сегодня. – 2012.- 10 окт. – С. 2.. Кроме того, имеются внутренние войска МВД (3600), пограничные войска Государственного комитета национальной безопасности (5000), Национальная гвардия (1500) и ряд других военизированных структур.

Сухопутные войска (8000 человек) имеют в своем составе сокращенную мотострелковую дивизию, горнострелковую бригаду, отдельную мотострелковую бригаду, а также три пулеметно-артиллерийских батальона. В соответствии с военной доктриной Кыргызстана созданы Силы немедленного реагирования (СНР), в состав которых вошли мобильные подразделения специального назначения министерства обороны, МВД, ГКНБ и Национальной гвардии. Основа СНР - отдельные бригады специального назначения «Скорпион» и «Илбирс». К операциям в составе СНР могут привлекаться Отряд специального назначения МВД «Шер», действующие в составе Национальной гвардии десантно-штурмовое подразделение «Пантера» и разведрота «Барс», а также антитеррористические подразделения ГКНБ «Альфа» и «Калкан». Отряды спецназа состоят из профессионально подготовленных офицеров и прапорщиков, проходивших спецподготовку в Турции, Китае, США и России. Один батальон из состава СНР приписан к Коллективным силам быстрого развертывания ОДКБ. Личный состав вооруженных сил Кыргызстана на 70-75% укомплектован контрактниками, а в спецподразделениях их доля достигает 100%.

На вооружении сухопутных войск состоят 150 танков Т-72, 375 БТР и БМП, 21 РСЗО «Град» и «Ураган», свыше 200 орудий и минометов (в том числе 30 САУ). ВВС Кыргызстана насчитывают 54 самолета (из них 48 Миг-29) и 32 вертолета. В силах ПВО зенитно-артиллерийская бригада - 30 57-мм зенитных пушек, столько же 100-мм зенитных пушек, четыре четырехствольных зенитных установки «Шилка», переносные зенитно-ракетные комплексы.

Сегодня можно утверждать, что безоговорочного военного лидера среди стран Центральной Азии не существует. При этом военные потенциалы Казахстана и Узбекистана намного превосходят военные возможности центральноазиатских «аутсайдеров» Кыргызстана и Таджикистана, а также Туркмении, несмотря на то, что по парку военной авиации и запасам бронетехники последняя вроде бы занимает весомое место в регионе. Правда, в Центральной Азии количественные характеристики не могут служить объективным критерием боеспособности той или иной армии. Узбекистан, например, уступает армии Казахстана по ряду параметров, но у узбекских военнослужащих, в отличие от казахстанских, имеется практический опыт ведения боевых действий (в частности, во время гражданской войны в Таджикистане), что является более значимым показателем боеготовности. Казахстан, Узбекистан и Туркменистан, имея в своем распоряжении значительные запасы вооружений, не в состоянии полностью их использовать по причине нехватки специалистов, а также за неимением соответствующей ремонтно-восстановительной базы.

С другой стороны, вооруженные силы Таджикистана во многом несопоставимы с армией Узбекистана, имеющей в своем распоряжении относительно мощные танковые подразделения. Но в условиях горной местности и ограниченной видимости бронетанковая техника становится малоэффективной. В данном случае большую роль играет человеческий фактор, то есть подготовленность военнослужащих к действиям на пересеченной местности в условиях гор. Немногочисленные, но хорошо подготовленные подразделения Таджикистана в принципе могли бы на равных конкурировать с вооруженными силами сопредельных государств, где финансирование и техническая оснащенность на несколько порядков выше, чем в этой горной стране. Ряд экспертов, ссылаясь на результаты совместных учений, утверждают, что отличительной чертой армии Таджикистана является подготовленность к ведению боевых действий в горной местности, в условиях ограниченной видимости и маневра, в случае возникновения локальных вооруженных конфликтов, а также в борьбе с бандформированиями. Правда, есть и альтернативная информация, свидетельствующая, что во время вооруженных столкновений с объединенными отрядами непримиримой оппозиции летом и осенью 2010 года, а также в ходе недавних событий в Горном Бадахшане подразделения таджикской армии показали себя далеко не лучшим образом. К тому же имеются сведения едва ли не о бедственном положении основной массы таджикских призывников, страдающих от недоедания и подвергающихся издевательствам со стороны «дедов» и офицеров.

Еще один пример «относительности»  количественных преимуществ в центральноазиатском  регионе – Кыргызстан, у которого очень маленькие ВВС. Однако это не пугает Бишкек, так как размеры республики позволяют современному истребителю-перехватчику ВВС России, размещенному на базе в Канте, покрыть территорию за несколько минут, что затрудняет выполнение боевой задачи самолетам подобного класса.

Впрочем, вышеуказанные обстоятельства говорят еще и о том, что наиболее слабые в военном (и не только в военном) отношении Таджикистан и Кыргызстан не могут в обозримой перспективе обойтись без военной помощи внерегиональных «игроков», прежде всего, России. О чем во время последних визитов Путина в Бишкек и Душанбе недвусмысленно свидетельствовала их уступчивость относительно долговременного присутствия российских военных баз в этих странах.

Диверсификация. В целом, тот факт, что почти все страны региона являются членами той или иной региональной организации, в задачи которых входит защита своих членов от всякого рода рисков и угроз, служит очередным доказательством, что центральноазиатские государства пока не в состоянии рассчитывать на собственные силы в случае возникновения чрезвычайных ситуаций у своих границ или внутри самих этих стран —Третьяков В.Т. Зачем нам СНГ? // Наука быть Россией: наши национальные интересы и пути их реализации. М: Русский мир, 2007. – С. 46..

С учетом тесной военной кооперации большинства государств региона с Россией (советское и российское происхождение почти всего оружия, состоящего на вооружении национальных армий; льготные цены на боеприпасы, новые вооружения, запчасти и ГСМ в рамках СНГ и ОДКБ; российская помощь в подготовке национальных военных кадров) тенденция к укреплению и развитию военно-технического сотрудничества с Москвой объективно имеет весьма долговременную перспективу. Но одновременно отмечается стремление центральноазиатских государств к постепенной диверсификации своих военных и военно-технических связей.

Во-первых, для этого уже создана неплохая база, в частности, в ходе весьма интенсивного участия центральноазиатских стран в программе «Партнерство во имя мира»  и целом ряде других проектов военного и военно-технического сотрудничества, включая пусть и ограниченные поставки западных вооружений и снаряжения для центральноазиатских армий. Во-вторых, такие связи в последнее время стимулируются весьма выгодными предложениями со стороны США и других западных стран, особенно после того, как обозначились сроки вывода войск коалиции из Афганистана. Обсуждается, например, вопрос о безвозмездной передаче части оружия и боевой техники коалиции странам Центральной Азии.

Так, в конце ноября 2011 года во время визита в Душанбе и Ташкент командующего Центральным командованием сухопутных войск США генерал-лейтенанта Винсента Брукса —Калишевский М.  Центральная Азия. Военный баланс // Кыргызстан сегодня. – 2012.- 10 окт. – С. 2. говорилось о передаче Узбекистану и Таджикистану в больших объемах приборов, аппаратов и каналов виртуальной разведки, в том числе беспилотных летальных аппаратов, цифровых радиостанций, комплектов индивидуальной экипировки, оснащенных навигаторами JPS, бронированных автомобилей, бронетранспортеров, средств ПВО, танков и ракетно-артиллерийских систем со средствами космической топопривязки, а также стрелкового оружия, оборудованного прицелами ночного видения.

Во время визита Брукса обсуждались также предложения Пентагона по созданию в Таджикистане и Узбекистане на долговременной основе сети учебных центров, где войска стран Центральной Азии могли бы осваивать передаваемые им из группировки альянса в Афганистане оружие и боевую технику. В Таджикистане уже действует поддерживаемый США учебный центр, который дислоцируется в Фахрабаде. Как сообщает посольство США в Таджикистане, местным силовикам было передано 300 комплектов индивидуального снаряжения и оборудование для групп специального назначения, которых американские инструкторы готовят в Фахрабаде.

Безусловно, наиболее заметна активизация военного сотрудничества США и НАТО с Узбекистаном, совершившим очередной крутой внешнеполитический разворот и покинувшим ОДКБ. Американцы поставили для силовых структур Узбекистана партию бронежилетов, намечено передать американские приборы ночного видения и навигационные системы, которые, по мнению Вашингтона, будут способствовать обеспечению большей безопасности путей доставки грузов в Афганистан. Специалисты обратили внимание на налаживание Ташкентом военного сотрудничества с Германией, которая предлагает закупить некоторые виды военной техники, в частности, тренировочные самолеты «Альфа-джет» из арсеналов Бундесвера. Армия Узбекистана уже использует военное снаряжение бывшей ГДР. Узбекистан, а также Казахстан, посетили несколько военных делегаций из Великобритании, тоже обсуждавших возможности расширения военно-технического сотрудничества.

В стремлении диверсифицировать свои военно-технические связи замечен не только Узбекистан. Правительство Казахстана, уже закупившее для своей армии американские и турецкие разведывательные бронеавтомобили, а также другое западное снаряжение, недавно заявило о намерении приобрести 20 тактических транспортных вертолетов EC725 Super Cougar для нужд своего министерства обороны. Добавим к этому, что сотрудничество Казахстана с НАТО развивается в соответствии с «Индивидуальным планом партнерства».

Впрочем, к активизации военно-технического сотрудничества со странами региона стремятся не только страны НАТО. Например, Индия проявляет заинтересованность в использовании таджикского аэродрома Айни, она также пригласила к себе для обучения и повышения квалификации таджикских вертолетчиков. Добавим, что на оружейном рынке стран Центральной Азии пытаются активно закрепиться Израиль, Южная Корея, Китай и ряд других стран.

Понятно, что наметившаяся диверсификация военно-технических связей стран региона, мягко говоря, не вызывает восторгов в России. Тревожит Москву и возможность сохранения американской базы в Киргизии (Манас) и гипотетическая перспектива создания еще нескольких баз в Узбекистане и Таджикистане. Но и в самих столицах центральноазиатских государств пытаются обозначить пределы, дальше которых углубление военных связей с США и Западом пойти не должно. В частности, страны региона опасаются быть втянутыми в конфронтацию вокруг Ирана. Кроме того, авторитарные режимы региона испытывают подозрения, что у США и их союзников со временем возникнет желание устроить в их странах «цветные революции». По крайней мере, Москва постоянно пытается внушить им именно такие подозрения.

В общем, руководители постсоветских государств региона пытаются строить свои отношения с западными партнерами на сугубо прагматичной платформе - допускается лишь закупка высокотехнологичной продукции, которую не может предложить Россия. Дальше умеренной диверсификации источников вооружений речь пока не идет.

1.2. Сотрудничество Кыргызской Республики  с Казахстаном

Дипломатические отношения между Республикой Казахстан и Кыргызской Республикой установлены 15 октября 1992 года. —Токтомушев К. Внешняя политика  независимого Кыргызстана. -  Б., 2010. – С. 69.

Договорно-правовую базу двустороннего сотрудничества составляют более 150 документов, в том числе Договор о вечной дружбе от 8 апреля 1997 года и Договор о союзнических отношениях от 25 декабря 2003 года.

Двусторонние отношения между Республикой Казахстан и Кыргызской Республикой развиваются позитивно, в духе стратегического, равноправного партнерства. Подтверждением этому является отсутствие каких-либо политических разногласий, схожесть позиций Сторон по многим актуальным международным и региональным вопросам.

В связи с этим, руководствами Кыргызстана и Казахстана, равно как и остальными тремя странами региона в феврале 1992 г. было подписано соглашение «О сотрудничестве в сфере совместного управления использованием и охраной водных ресурсов межгосударственных источников». Это соглашение должно было стать основополагающим для дальнейшего водно-энергетического сотрудничества и заложить основные принципы совместного управления водными ресурсами межгосударственных водных источников. Резюмируя вкратце основные положения подписанного соглашения, можно выделить несколько моментов —Водный аспект взаимоотношений Кыргызстана и Казахстана: наброски к водной-энергетической дипломатии // http: analitika.org.ca.:

  • Стороны признали равноправие и общую ответственность за использование водных ресурсов;
  • Необходимость всеобщей координации в опросах использования и охраны водных ресурсов;
  • Недопущение действий на своих территориях, способных привести к каким-либо негативным последствиям в соседних странах. В этой связи, сторонами было оговорено налаживание широкого информационного обмена, способствующему улучшению климата межгосударственного сотрудничества в области водных ресурсов;
  • В заключении, пять стран ЦА объявили о необходимости создания региональной водной структуры, способной взять на себя ответственность за обеспечение полноценной координации в сфере водных ресурсов, а также контроль за соблюдением принципов рационального водопользования.

Однако, несмотря на кажущиеся позитивные изменения в водной сфере, де-факто прописанные принципы положительно отразились лишь на создании Межгосударственной координационной водохозяйственной комиссии (МКВК). Специфика национальных приоритетов, как выяснилось позже, не вполне отвечала Соглашению 1992 г., что в последствие привело к водному дисбалансу в ЦА. К тому же, несмотря на фактическое признание советской модели взаимодействия, в результате опущения в соглашении механизма по компенсации за воду летом топливно-энергетическими ресурсами в зимний период, главные ГЭС в верховьях рек были переведены на энергетический режим работы, а соглашение так и не было ратифицировано Парламентом Кыргызстана. Неурегулированные вопросы взаимодействия стали причиной того, что обильные попуски воды из Токтогульского водохранилища привели к затоплению южных областей Казахстана. Вследствие чего, и без того лимитированные возможности Шардарьинского водохранилища, способного аккумулировать только 5,7 км3 воды, привели к затоплению Арнасайской низменности и, соответственно, к ухудшению социально-экономической, а также экологической обстановки в Казахстане.

Между тем, недостатки соглашения 1992 г., а также ежегодных центральноазиатских деклараций запланировано было исправить подписанием межправительственного соглашения 1998 г. «Об использовании водно-энергетических ресурсов бассейна реки Сырдарьи».  Необходимо отметить, что главным образом, соглашение было ориентировано на удовлетворение стран верхнего течения в своем желании получать необходимое количество углеводородного топлива, а также экспортировать излишки вырабатываемой электроэнергии. Одновременно с этим, Казахстан с Узбекистаном проработали несколько положений в защиту своих интересов, предусматривающих:

  • Невозможность выдвижения претензий Кыргызстаном относительно материальной компенсации за совместное использование со странами нижнего течения гидроузлов и сооружений, находящихся в верховьях;
  • Совместное рассмотрение вопросов строительства новых гидроэнергетических объектов и водохранилищ.

Подобные обязательства, безусловно, не могли устраивать Кыргызстан и укоренение этой практики, безусловно, противоречит интересам стран, формирующих водные ресурсы Центральной Азии. Несомненно, период многоводья (середина - конец 90-х) выступил в некоторой степени катализатором, в силу того, что необходимые объемы воды все же поступали для удовлетворения как гидроэнергетических, так и ирригационных нужд на разных уровнях течения. Однако в межвегетационный период неспособность совладать с нехарактерно большими водными объемами привела к затоплениям Арнасайской низменности и как следствие пересмотру механизмов водно-энергетического сотрудничества в Центральной Азии.

Межгосударственное сотрудничество по управлению водными ресурсами трансграничных рек Центральной Азии в большинстве случаев концентрировалось на крупных реках региона. К тому же, внимание экспертов и ученых-водников по внедрению международного опыта по Интегрированному управлению водными ресурсами сводились к разрешению общерегиональных водных проблем. Между тем, после осознания факта невозможности результативного сотрудничества в многостороннем формате в конце 90-х, страны стали ориентироваться на двусторонний принцип взаимодействия. Казахстан и Кыргызстан в данном случае являют собой одним из немногих исключений в совместном использовании вод трансграничных рек.

В 2000 г. Казахстан и Кыргызстан подписали соглашение «Об использовании водохозяйственных сооружений межгосударственного пользования на реках Чу и Талас», подразумевающее внедрение принципа платности, а вернее совместного финансирования инфраструктуры трансграничных вод исходя из потребляемого количества воды в бассейне рек Чу-Талас. Согласно признанным договоренностям, фактическое ежегодное финансирование Казахстаном в период с 1998 по 2003 г. было увеличено с 7 до 190 тыс. долл. США. Необходимо отметить, что подписанию соглашения предшествовало Положение «О деление стока в бассейне р. Талас» 1983 г., действие которого было в силе несмотря на развал СССР, а также ежегодные межгосударственные протоколы, регулирующие согласование графика подачи воды, компенсацию Казахстаном эксплуатационных затрат гидрообъектов. Во многом поведение казахстанских властей, по мнению международных экспертов, было следствием нехватки воды в поливной сезон из-за некорректного режима работы Кировского водохранилища. Т.е. если в советский период, пик сброса воды начинался в июне, то начиная с 1995 по 1999 гг. график сдвигался на месяц позже, т.е. на июль. Тем не менее, утверждать, что именно это послужило предпосылкой для водного взаимодействия не представляется окончательно верным.

Более или менее равноправный характер взаимодействия, обусловленный постоянной ротацией руководства межгосударственной Комиссии и Секретариата (созданные в 2006 г.), обеспечивает учет интересов обеих сторон. И принимая во внимание, современное состояние водной проблематики в регионе с постановкой своих интересов с доминирующей позиции и попытками навязывания своих интересов другим странам, такой подход кажется единственно приемлемым. Прецедент, созданный Кыргызстаном и Казахстаном в регионе касательно взаимных расходов за эксплуатацию гидросооружений, внес большие корректировки в водно-энергетические отношения. Сама концепция нести совместные расходы за эксплуатацию гидросооружений Кыргызстана была не нова и была одним из главных принципов водного сотрудничества еще в советские времена. Планомерная доработка Кыргызстаном идеи в период независимости окончательно приобрела правовой статус с принятием Закона «О межгосударственном использовании водных объектов, водных ресурсов и водохозяйственных сооружений Кыргызской Республики» в 2001 г. Подобный характер сотрудничества с переносом на крупные реки региона находил поддержку Казахстана в вопросах выплаты компенсации за использование плотин и водохранилищ в Кыргызстане. Однако такой вариант совершенно не устраивает Узбекистан.

Кыргызско-казахское сотрудничество на современном этапе на различных уровнях является наиболее показательным примером в регионе. И из всего разнообразия водных отношений в Центральной Азии, модель отношений Бишкека и Астаны можно считать наиболее перспективной для использования в других бассейнах региона. К слову, основываясь на практике Чу-Таласского сотрудничества, был инициирован новый проект между Кыргызстаном и Таджикистаном на реках Исфара и Ходжабикирган. Более того, несмотря на некую демонстративность двустороннего водного проекта, где по большому счету прослеживается едва уловимая нота политического престижа, более значимым фактором выступает само осознание и практика, устоявшиеся за время реализации проекта.

10 мая 2012 года состоится первый официальный визит Президента Кыргызской Республики А.Атамбаева в Республику Казахстан.

За годы независимости Кыргызстана, Казахстан вложил в экономику этой страны свыше $1 млрд.

По официальным данным КР —http://www.kaz-emb.kg, в современной структуре экономики Кыргызстана казахстанские инвестиции размещены в следующей пропорции:

а) Банковский сектор - до 60%.

б) Горнодобывающий сектор - 8%.

в) Водно-энергетический - 10%.

г) Строительный - 3%.

д) Сельскохозяйственный - 12%.

е) Промышленно-торговый - 2%.

ж) Туристический - 5%.

В настоящее время в Кыргызстане работают около 20 крупных предприятий и порядка 300 средних и мелких компаний с казахстанским капиталом. В свою очередь, в Казахстане работают около 90 кыргызских предприятий.

Казахстан остается одним из ведущих внешнеторговых партнеров Кыргызстана. Объем взаимного товарооборота за 2011 год составил $694,4 млн. (экспорт - $289,3 млн., импорт - $405,1 млн.), что на 15% выше показателя 2010 года.

Объем взаимного товарооборота за январь-февраль 2012 года составил $120,8 млн. (рост на 1,7%), в том числе: экспорт - $28,4 млн.; импорт - $92,4 млн.

Основными статьями экспорта являются: электроэнергия, продовольственные товары (фрукты-овощи, мясомолочные продукты и т.д.), крупный и мелкий рогатый скот, неорганические химические вещества и др.

Импортируются: зерно (в основном пшеница), мука, нефтепродукты, газ, уголь, товары химической промышленности и др.

По линии экстренной гуманитарной помощи, после известных апрельских и июньских событий 2010 года, Казахстан выделил Кыргызстану в общей сложности - свыше $23 млн.

В 2011 году Правительством Республики Казахстан была разработана специальная Межгосударственная Программа по оказанию помощи Кыргызстану.

30 мая 2011 года, в рамках продолжения оказания Казахстаном Кыргызстану гуманитарной помощи было представлено 500 тонн семян кукурузы.

С октября 2011 года приступил к своей работе совместный казахстанско-кыргызский Инвестиционный Фонд с уставным капиталом в 101 миллионов долларов США, который будет сформирован за счет казахстанской стороны ($100 млн.) и кыргызской стороны ($1 млн.). С декабря 2011 года в г.Бишкеке в районе «Дордой Плаза», стал функционировать временный офис Инвестиционного фонда, сотрудники которого принимают к предварительному рассмотрению бизнес-проекты представителей кыргызстанских деловых кругов.

25 марта 2012 года в г.Алматы было зарегистрировано АО «Казахстанско-кыргызский Инвестиционный фонд», а в ближайшее время (в апреле-мае 2012 года) в г.Бишкеке состоится официальное открытие представительство вышеупомянутого Фонда.

Второе. Казахстан является единственной страной, которая закупает у Кыргызстана электроэнергию. К настоящему времени уже закуплено 2,5 млрд. Кв/ч. кыргызской электроэнергии, что почти в пять раз больше, чем договаривались. В стоимостном выражении это составляет около 100 миллионов долларов США.

Третье. С 1 октября 2011 года  Казахстан стал поставлять Кыргызстану природный газ, который на 30% дешевле узбекского. При этом к настоящему времени «КазТрансГаз» (Казахстан) поставил порядка 90 миллионов кубометров газа на сумму $30 млн.

Сегодня Кыргызстан покупает газ у Казахстана по $224 за тысячу кубометров, а у Узбекистана - по $290.

Динамично развивается культурно-гуманитарное сотрудничество. Регулярно проводятся выставки, международные научные симпозиумы, «круглые столы», поэтические вечера и семинары с участием представителей интеллигенции и общественности двух стран. 2 декабря 2011 года проведена книжная выставка, на которой участникам была презентована книга «Независимый Казахстан: 20 лет по пути мира и созидания», подготовленная и изданная Посольством в честь юбилея Независимости Казахстана.

В дополнение к этому, 4 декабря 2011 года в г.Бишкек состоялся Праздничный концерт, с участием мастеров искусства Казахстана.

Кроме того, в ведущих информационных агентствах КР «Кабар», «24.kg», «Akipress» и др., а также на веб-сайте Посольства регулярно размещаются имиджевые материалы о Республике Казахстан, ежегодного Послания Президента РК народу Казахстана и 20-летии установления дипломатических отношений Казахстана и Кыргызстана Независимости РК.

В целом, отношения РК и КР характеризуются отсутствием принципиальных разногласий, схожестью позиций по многим актуальным международным и региональным вопросам.

1.3.Двусторонние отношения Кыргызской Республики с Республикой Узбекистан

Дипломатические отношения между Республикой Узбекистан и Кыргызской Республикой были установлены 16 февраля 1993 года —Состояние и перспективы развития внешней политики Кыргызстана. – Б., 2010. – С. 25..

24 декабря 1996 года был подписан Договор о вечной дружбе между Республикой Узбекистан и Кыргызской Республикой.

Сотрудничество с Узбекистаном для нас имеет особую значимость в силу исторической и культурной общности народов двух стран, традиционных добрососедских отношений, общих интересов в сфере безопасности, в политической, экономической, военно-технической и культурно-гуманитарной областях.

После распада СССР между Узбекистаном и Кыргызстаном сложились дружественные отношения, что во многом отражают двусторонние встречи на высшем уровне.

За период с 1991 года состоялись 6 визитов на высшем уровне:

  • официальный визит Президента Республики Узбекистан в Бишкек в январе 1994 года;
  • официальный визит Президента Республики Узбекистан в Бишкек в сентябре 2000 года;
  • официальный визит Президента Кыргызской Республики в Республику Узбекистан в сентябре 1992 года;
  • официальный визит Президента Кыргызской Республики в Республику Узбекистан в декабре 1996 года;
  • официальный визит Президента Кыргызской Республики в Республику Узбекистан в ноябре 1998 года;
  • официальный визит Президента Кыргызской Республики в Республику Узбекистан в октябре 2006 года.

Конструктивный характер петербургской (в октябре 2005 года) и московской (в июле 2006 года) встреч руководителей двух стран способствовали активизации двусторонних политических отношений.

В целях совершенствования договорно-правовой базы 26-28 марта 2008 г. в г.Ташкент состоялась встреча экспертов внешнеполитических ведомств Кыргызстана и Узбекистана, в ходе которой проведена работа по сверке имеющихся международных договоров между двумя странами и подписан Протокол.

В итоге были определены следующие перечни международных договоров:

  • Действующих -78 договоров, из них 45 межгосударственных и межправительственных и 33 межведомственных;
  • Прекративших действие -16, из них 9 межгосударственных и межправительственных и 7 межведомственных. Утратили свою силу вследствие окончания срока действия, утраты актуальности либо заключения новых МД;
  • Не вступивших в силу в связи с невыполнением внутригосударственных процедур - 4,
  • Требующие дополнительного обсуждения и согласования - 23, из них 15 межгосударственных и межправительственных и 8 межведомственных.
  • Международно-правовых документов, не имеющих статус международных договоров - 21(протоколы переговоров, рабочих встреч, коммюнике, программы сотрудничества, совместные заявления).

Кыргызская и узбекская стороны обменялись предложениями о признании утратившими силу порядка 20 двусторонних документов —Приграничная торговля.  Оценка пересечения границ между Кыргызстаном и Узбекистаном: отчет ОБСЕ. – Б., 2011. – С. 4..

Сторонами прорабатываются к подписанию следующие двусторонние документы:

  • Соглашения между Правительством Кыргызской Республики и Правительством Республики Узбекистан о делегировании ответственности за обслуживание воздушного движения;
  • Соглашения между Правительством Кыргызской Республики и Правительством Республики Узбекистан о реадмиссии;
  • Протокола о внесении изменений и дополнений в Соглашение между Правительством Кыргызской Республики и Правительством Республики Узбекистан о пунктах пропуска через государственную границу от 24 июля 2004 года.

Одним из важных механизмов в двусторонних отношениях является работа совместной кыргызско-узбекской межправительственной комиссии по двустороннему сотрудничеству. В рамках заседаний Комиссии рассматривается широкий круг вопросов двустороннего сотрудничества в торгово-экономической, научно-технической, культурно-гуманитарной и других сферах. К настоящему времени проведено семь заседаний Комиссии, последнее из которых состоялось 28 декабря 2009года в г.Ташкент после продолжительного перерыва в работе.

В повестке дня кыргызско-узбекских отношений имеется ряд вопросов проблемного характера, среди которых незавершенность процесса делимитации государственной границы, наличие установленных узбекской стороной минных полей, неурегулированность вопроса использования водно-энергетических ресурсов бассейна реки Нарын-Сырдарья, нерешенность вопросов собственности на нефтегазовые месторождения, водохозяйственные объекты и пансионаты, расположенные на территории КР и эксплуатируемые хозяйствующими субъектами РУз.

13 апреля 2010 года МИД Узбекистана официально проинформировал о том, что с 7 апреля 2010 года в пунктах пропуска на участке государственной границы с Кыргызской Республикой введены временные ограничения в пропуске лиц и транспортных средств. При этом узбекская сторона сообщила, что решение по открытию границы будет зависеть от дальнейшей обстановки в Кыргызстане.

После взаимных консультаций, узбекская сторона дала согласие на пропуск через пограничный пункт «Маданият» в Андижанской области Узбекистана автотранспорта ОАО «Майлуу-Сууйский электроламповый завод».

С 1 ноября 2010 года власти РУз ужесточили ограничения пропуска через кыргызско-узбекскую границу сократив категории лиц имеющих такое право до транзитных пассажиров на авиарейсы и граждан третьих государств.

В последнее время кыргызско-узбекские отношения характеризуются отсутствием динамики и носят сдержанный характер. Основным причиной, по мнению многих экспертов, является отсутствие единого понимания в вопросе подписания соглашения по кыргызско-узбекской госгранице.

Следствием вышеуказанной ситуации стало избирательность в исполнении обязательств в рамках различных соглашений и фактически привело к превалирования внутреннего законодательства над международными документами. Так, например, решение узбекских властей о закрытии кыргызско-узбекской госграницы является фактом неисполнения обязательств, взятых Республикой Узбекистан в рамках следующих соглашений:

  1. Международные договоры, участницами которых являются КР и РУз.

1.1.Договор о создании Единого экономического пространства между Кыргызской Республикой, Республикой Казахстан и Республикой Узбекистан от 30 апреля 1994 года —Ратифицирован постановлениями ЗС Жогорку Кенеша КР от 17 мая 1995 года З N 71-1 и СНП Жогорку Кенеша КР от 31 мая 1995 года П N 54-1.

Договором предусмотрено применение свободных (договорных) цен во взаимной торговле, складывающихся с учетом интеграции внутренних рынков, и не допущение односторонних действий по ограничению доступа товаров (услуг на свои рынки). В договоре стороны также признали необходимым поэтапное сближение тарифов на перевозки грузов и пассажиров при соблюдении принципа свободы транзита и механизмов тарифного и нетарифного регулирования.

1.2.Соглашение о создании Содружества Независимых Государств от 8 декабря 1991 года  Соглашением гарантировалось открытость границ, свободу передвижения граждан и передачи информации в рамках Содружества. —Действует для Республики Узбекистан - 4 января 1992 года; для Кыргызской Республики - 6 марта 1992 года

1.3.Договор об учреждении Евразийского экономического сообщества (ЕврАзЭС) от 10 октября 2000 года —Кыргызская Республика присоединилась Законом КР от 19 декабря 1997 года N 92  и Договор о Таможенном союзе и Едином экономическом пространстве от 26 февраля 1999 года. —Ратифицирован Законом КР от 14 января 2000 года N 12

Согласно данным договорам, во взаимной торговле Стороны обеспечивают реализацию в полном объеме режима свободной торговли товарами без изъятий и ограничений на основе действующих между Сторонами двусторонних и многосторонних соглашений о свободной торговле. Кроме того, важнейшими принципами формирования Единого экономического пространства являются:

  • принцип недискриминации;
  • принцип взаимной выгоды;
  • общие (универсальные) принципы: взаимопомощь, добровольность, равноправие, ответственность за принятые обязательства, открытость.

Следует отметить, что РУз приостановило членство в ЕврАзЭС в 2008 году. Однако,  нет информации о принятии Межгосударственным Советом решения о приостановлении членства РУз в Сообществах, которые принимаются по принципу «консенсус минус голос заинтересованной Договаривающейся Стороны».

1.4.Международная конвенция о согласовании условий проведения контроля грузов на границах от 21 октября 1982 года —Ратифицировано Законом КР от 5 июля 1997 года N 48.

Данная Конвенция определяет, что ни одно положение Конвенции не препятствует введению запретов или ограничений в отношении импорта, экспорта или транзита по соображениям общественного порядка и, в частности, общественной безопасности, морали и здравоохранения или в целях охраны окружающей среды, культурного наследия или промышленной, коммерческой и интеллектуальной собственности. Однако, согласно статье 11 Конвенции, чрезвычайные меры, которые договаривающиеся стороны могут быть вынуждены ввести ввиду особых обстоятельств, должны соответствовать причинам, вызвавшим их введение, и их осуществление должно быть приостановлено или отменено при устранении этих причин.

1.5. Венская конвенция о праве международных договоров от 23 мая 1969 года Известный принцип Рaсtаsuntservanda, который провозглашен в статье 25 Венской конвенции о праве международных договоров, устанавливает, что каждый действующий договор обязателен для его участников и должен ими добросовестно выполняться.

  1. Двусторонние договоры между КР и РУз
    1. Договор о вечной дружбе между Кыргызской Республикой и Республикой Узбекистан —Ратифицировано Законом КР от 5 июля 1997 годаN 48

Стороны договорились сотрудничать на наиболее благоприятных условиях и создавать необходимые юридические, экономические, финансовые и торговые условия для постепенного перехода к широкому и эффективному перемещению товаров, услуг и капитала между обеими странами. Статья 7 данного договора определяет, что КР и РУз, в соответствии со своим национальным законодательством, будут обеспечивать благоприятные правовые, экономические и финансовые условия для предпринимательской и иной хозяйственной деятельности на своей территории для физических и юридических лиц другой стороны. Помимо этого, согласно статье 9, стороны подтвердили необходимость сотрудничества и области транзитных перевозок и взяли на себя обязательства сотрудничать в сфере транзита товаров и услуг на благоприятных и взаимовыгодных условиях.

  1. Соглашение между Правительством Кыргызской Республики и Правительством Республики Узбекистан о свободной торговле от 24 декабря 1996 года. Соглашением предусмотрено, что каждая из Сторон воздерживается от действий, способных нанести экономический ущерб другой Стороне, предоставляя друг другу режим свободной торговли. Статья 3 Соглашения предусматривает, что каждая Сторона не будет применять в отношении складирования, перегрузки, хранения, перевозки товаров происхождением из территории другой Стороны, а также платежей и перевода платежей правила иные, чем те, которые применяются в аналогичных случаях в отношении собственных товаров или товаров происхождением из третьих стран. Статья 10 определяет, что каждая Сторона обеспечит беспрепятственный транзит через ее территорию товаров, происходящих с таможенной территории другой Договаривающейся Стороны и/или третьих стран и предназначенных для таможенной территории другой Стороны или любой третьей страны, и будет предоставлять экспортерам, импортерам или перевозчикам все имеющиеся и необходимые для обеспечения транзита средства и услуги на условиях не худших, чем те, на которых те же средства и услуги предоставляются собственным экспортерам, импортерам или перевозчикам или экспортерам, импортерам или перевозчикам любого третьего государства.

2.3.Договор между Кыргызской Республикой и Республикой Узбекистан об экономическом, научно-техническом и гуманитарном сотрудничестве на 2007-2011 годы от 3 октября 2006 года

Статья 3 обязывает Стороны воздержаться от действий, наносящих ущерб интересам экономики обеих сторон. Кроме того, стороны обязались создать благоприятные условия для поощрения и взаимной защиты инвестиций, поддержке предпринимательства по взаимодействию на рынке ценных бумаг, развитию биржевой торговли, а также стремиться к обеспечению благоприятных условий въезда, выезда и транзитного проезда автотранспортных средств другой Стороны по территории своего государства.

2.4.Соглашение между Правительством Кыргызской Республики и Правительством Республики Узбекистан о взаимных поездках граждан от 3 октября 2006 года . Данное Соглашение определяет, что граждане государств обеих Сторон, на которых распространяется действие Соглашения могут въезжать, выезжать и следовать транзитом по территории государства одной из Сторон через пункты пропуска, определенные для пересечения государственной границы с соблюдением процедур, необходимых при пересечении государственной границы, в соответствии с национальным законодательством Сторон. —Граждане государств Сторон, являющиеся владельцами действительных документов, могут въезжать, выезжать, следовать транзитом и временно пребывать на территориях государств Сторон без виз сроком до 60 суток.Данное соглашение одно из самых часто применяемых документов касательно взаимных поездок жителей. Соглашение между КР и РУ определяет порядок въезда, выезда, транзита и правила пребывания граждан одной стороны на территории другой стороны. Согласно статье 1 данного соглашения, граждане государств Сторон могут въезжать, выезжать, следовать транзитом и временно пребывать на территориях государств Сторон без виз сроком до 60 суток. Соглашение устанавливает отдельные перечни документов для въезда, выезда и передвижения граждан одной стороны по территории другой.

Состояние внешней торговли (по официальной статистике).Значительную долю во внешнеэкономической деятельности с Кыргызстаном занимает внешняя торговля с Республикой Узбекистан. Начиная с 2005 по 2009 год, в целом показатели внешнеторгового оборота КР с РУз имели положительную динамику роста. При этом темп роста торговли с Узбекистаном был выше, чем в целом темпы роста общего оборота.

Так, объем внешней торговли с РУз увеличился в 3,4 раза, в то время как общий оборот увеличился в 2,5 раз. Внешнеторговый оборот с РУз за 2009 год составил 279,3 млн.долларов, в том числе экспорт - 167,6 млн.долларов, импорт - 111,7 млн.долларов.

Следует отметить, что в период с 2008 по 2009 годы торговля с РУз имело положительное сальдо для КР, которое опять вернулось в отрицательное значение в 2010году. Постоянно росла доля внешней торговли с Узбекистаном в течение 2005¬2009гг., с 4,4 до 5,9% - в общем обороте и с 8,3% до 13,3% - в обороте со странами ближнего зарубежья.

Согласно данным диаграммы, несмотря на увеличение общего объема внешнеторгового оборота Кыргызстана за январь-октябрь 2010 года по сравнению с аналогичным периодом прошлого года на 4,8% (что обусловлено ростом показателей экспорта драгоценных металлов), отмечается снижение оборота со странами СНГ (на 1,3%).

Диаграмма №1.

Внешнеторговый оборот за 2005-2009гг —Данные НСК КР.

Тенденция снижения внешней торговли в текущем году отмечается и с Узбекистаном, за рассматриваемый период объемы официальной торговли снизились почти на половину и составили 132 млн. долларов США.

Отмеченное снижение в основном связано с произошедшими известными событиями в апреле-июне месяцах 2010 года и последующим закрытием со стороны Узбекистана границы с Кыргызстаном. В отчетном периоде почти в 4,6 раза снизился официальный объем экспорта, составив 31,5 млн.долларов США, что явилось причиной образования отрицательного торгового сальдо в размере 69,1 млн.долларов США. Соответственно снизился удельный вес внешнеторгового оборота Кыргызстана с Узбекистаном в общем обороте с 5,9 до 3,5%, а в обороте со странами СНГ - с 13,3 до 7,3%.

Диаграмма №2.

Показатели внешнеторгового оборота с Узбекистаном

за 10 месяцев 2009-10гг —Данные НСК КР.

Сокращение торговли с Узбекистаном произошло в основном за счет сокращения экспорта, который в предыдущие годы в подавляющем объеме был представлен в виде экспорта нефтепродуктов, а именно - в виде авиатоплива. Объем экспорта нефтепродуктов в прошлом году составила более 100 млн. долларов или его доля в общем объеме экспорта превысила 74%.

Необходимо отметить, что с отсутствием в Кыргызстане производственных мощностей по производству (переработке) авиатоплива, можно предположить, что экспорт данной продукции фактически имел реэкспортный характер. Имеющиеся данные предыдущих лет об импорте авиатоплива в Кыргызстан из России, когда его ввоз многократно превышал возможное потребление на внутреннем рынке, подтверждает выводы об их реэкспорте в третьи страны. Такой реэкспорт во многом был возможен в связи с отсутствием обложения таких поставок в Кыргызстан экспортными таможенными пошлинами со стороны России.

В 2010 году вышеуказанные тарифные преференции в отношении Кыргызстана были отменены, вследствие чего, сократился их ввоз в Кыргызстан и последующий экспорт в другие страны, включая Узбекистан. Таким образом, можно сделать вывод, что на сокращение официальной внешней торговли с Узбекистаном также повлияло решение РФ о введении экспортных пошлин на нефтепродукты (в т.ч. авиакеросин), отгружаемых в адрес Кыргызстана.

В структуре экспорта товаров в Узбекистан преобладали такие товары как: нефтепродукты (авиакеросин), с долей в общем объеме экспорта - 12,8% (за аналогичный период прошлого года - 73,8%); электрические лампы - 13,1% (2,8%); известняк - 7,0% (1,4%); отходы и лом черных металлов - 9,3% (0,4%) специальные транспортные средства - 6,0% (0%); транспортные средства для перевозки грузов - 4,8% (5,1%).

В 2010 году произошло сокращение объемов экспорта по большинству, из представленных товарных позиций. Основное снижение приходится на нефтепродукты. Отмечен рост экспорта по таким товарам как: отходы и лом черных металлов (в 3,8 раза); гранит и базальт (на 45%); части транспортных средств (на 39%); специальные транспортные средства; известняк и рис.

В структуре импорта преобладали такие товары как: газ нефтяной, с долей в общем объеме импорта из Узбекистана - 65% (за аналогичный период прошлого года - 61,2%); удобрения - 14,1% (4,5%); цемент - 1% (15,7%); нефтепродукты - 4,4% (6,0%).

Значительное снижение импорта из Узбекистана отмечалось по таким товарам как цемент, нефтепродукты, увеличение объемов и показателей удельного веса коснулись соответственно импорта минеральных удобрений, моторных транспортных средств.

Аналогично, необходимо отметить фактическое отсутствие в официальной статистике традиционно импортируемых из Узбекистана в Кыргызстан товарных групп, а именно сельскохозяйственной продукции (фруктов и овощей), которые согласно результатам опроса, а также оценкам экспертов составляют значительные объемы. Только через два села Халмион и Алга Баткенской области ежедневно проходит от 10 до 30 грузовых автомашин разной грузоподъемности сельхозпродукции из РУз. Действует схема - завозится нелегально груз без документов на узбекских автомашинах в КР, перегружается на автомашины с кыргызскими номерами и оформлением соответствующих документов, подтверждающих их происхождение. Оценка стоимостного выражения этого трафика представляется затруднительной ввиду наличия других «пунктов» перехода, сезонности овощей и фруктов, конъюктуры цен в зависимости от времени года. Определенная часть данной продукции ввозится и реализуется на внутреннем рынке Кыргызстана (включая северный регион), остальная часть экспортируется в Казахстан и Россию.

Внешняя торговля между двумя странами в основном регулируется двумя основополагающими соглашениями. Первое Соглашение: «О Таможенном союзе и Едином экономическом пространстве» от 26 февраля 1999 года касается вопросов свободной торговли, тарифного регулирования и предусматривает беспошлинную взаимную торговлю. Второе Соглашение: “О принципах взимания налогов при экспорте и импорте товаров (работ, услуг) между государствами участниками СНГ от 25 ноября 1998 года» определяет механизмы взимания косвенных налогов во взаимной торговле. Данный механизм предусматривает применение принципа "страны назначения" при взимании косвенных налогов во внешней торговле, т.е. когда косвенные налоги взимаются в стране ввоза товаров.

Сравнительный анализ налогообложения двух стран показал, что фискальная система КР более привлекательнее, чем в РУз, где существуют порядка 14 различных налогов и обязательных платежей (против 8 - в Кыргызстане). При этом ставка НДС установлена в максимальном размере среди стран СНГ - 20%, в КР - 12%.

В Кыргызстане для субъектов малого и среднего бизнеса предусмотрены отдельные преференции, в виде упрощенной системы учета и уплаты налогов, как для импортно-экспортной деятельности, так и в отношении деятельности на территории КР. В частности, предусмотрен упрощенный режим учета и уплаты платежей в бюджет в виде единого налога в размере 4% с оборота (для торговой и производственной деятельности) для субъектов деятельности с оборотом в 4 млн.сомов в год (8,5 тыс.долл.США) —Приграничная торговля.  Оценка пересечения границ между Кыргызстаном и Узбекистаном: отчет ОБСЕ. – Б., 2011. – С. 8..  Кроме того, малый бизнес, в том числе, работающие на торговых рынках, вправе уплачивать налоги в виде фиксированного платежа (патента, страхового полиса). Для сельхозпроизводителей существует упрощенный налоговый режим, предусматривающий уплату одного, единого земельного налога. Похожий механизм упрощенного обложения малого бизнеса существует и в РУз, но с повышенными ставками налогов.

Несмотря на наличие существенного потенциала для роста торгово-экономического сотрудничества и главным образом во внешней торговле, имеются ряд серьезных сдерживающих препятствий, одним из которых является введение Узбекистаном акцизного налога на большую часть импортируемой в страну продукции.

В Узбекистане действует два режима обложения акцизным налогом, первый касается внутренних производителей, второй - импортеров. В отношении последних перечень облагаемой подакцизной продукции значительно шире, а размеры ставок платежа установлены значительно выше, чем для узбекских производителей. При этом субъекты, импортирующий в РУз товары, кроме акцизного налога по целому ряду товаров, осуществляют так называемый, унифицированный (с пошлиной и налогом на добавленную стоимость) единый таможенный платеж в размере 70% от стоимости за промышленные товары и 40% за продовольственные товары.

Можно предположить, что это связано с необходимостью поддержки внутренних производителей. При этом выбор формы поддержки своих производителей, через акцизные «регуляторы» объясняется невозможностью регулировать подобные вопросы через таможенные пошлины, так как в соответствии с соглашением о свободной торговле во взаимной торговле введение таможенных тарифных мер регулирования не допускается.

По итогам шестого заседания кыргызско-узбекской МПК, узбекская сторона обязалась информировать кыргызскую сторону об итогах рассмотрения вопроса оптимизации акцизного налогообложения, однако каких-либо положительных решений по указанному вопросу узбекской стороной принято не было.

Последствия апрельских и июньских событий 2010 года, закрытие границ (ужесточение режима пропуска людей и товаров) отрицательно сказались на активности бизнеса, внешнеторговой деятельности предпринимателей (снижение продаж более чем на 50%), что в свою очередь соответствующим образом отразились на доходах государственного бюджета.

В разрезе источников доходов по внутренним доходам снижение отмечается по налогу на патентной основе - на 11,4%, по доходам на внешнюю торговлю - по таможенным платежам, основанной на единой ставке - на 5,7%

Таким образом, можно сделать вывод, что потери от произошедших политических событий, закрытии границ (введения ограничений на границе) по отношению к государственному бюджету затронули главным образом налоговые и таможенные поступления от субъектов предпринимательства, осуществляющих импорт и реализацию продукции через упрощенную систему налогообложения. При этом налоги на международную торговлю занимают небольшую долю в формировании бюджета из-за наличия теневого характера внешнеторговых потоков, которые в стоимостном выражении, не отражаются в официальной статистике. В разрезе территорий поступления доходов от внешней торговли в госбюджет страны снизились по Ошской и Жалалабадской областям.

В настоящее время изоляционистские меры, несогласованность действий властей Узбекистана и Кыргызстана, а также несовершенное законодательство двух стран препятствуют безопасному пересечению границ гражданами, движению капиталов, труда и товаров, разрушают традиционные трансграничные локальные рынки, подрывают общий рынок труда, затрудняют развитие частного предпринимательства в рамках всего региона. Это усугубляет неравномерность социально-экономического развития и увеличивает бедность и нестабильность в регионе. Большая часть товарооборота находится в тени, основной поток трудовой и торговой миграции стал нелегальным. Приграничная торговля превратилась в зону действия теневого капитала, который стимулирует распространению коррупции. Образовавшийся вакуум в официальных взаимоотношениях заполняется негласными договоренностями по регулированию нелегальной торговли и незаконному пересечению границы. Идет быстрое сращивание правоохранительных и государственных органов с криминальными структурами.

Все вышеперечисленное требует возобновления переговорного процесса между правительствами Кыргызстана и Узбекистана для определения срочных мер по исправлению ситуации и обеспечению безопасности пересечения границы гражданами, соблюдением элементарных прав человека.

Важным представляется рассмотрение официальными властями обоих государств вопросов повышения безопасности взаимных поездок граждан и улучшения приграничной торговли как факторов влияющих на снижение градуса межэтнической напряженности и в качестве миротворческого инструмента для населения Ферганской долины.

1.4.  Двусторонние отношения Кыргызской Республики  с Таджикистаном

Дипломатические отношения между Кыргызской Республикой и Республикой Таджикистан были установлены 14 января 1993 года. С момента установления дипломатических отношений кыргызско-таджикское сотрудничество традиционно строилось в русле взаимовыгодного и равноправного партнерства, и в целом успешно развивалось в политической, торгово-экономической, культурно-гуманитарной и иных областях.

Характерной чертой кыргызско-таджикских отношений на сегодняшний день является доверительный и партнерский подход к решению существующих вопросов. Мы обоюдно заинтересованы в поступательных и взаимовыгодных связях, переводе отношений в плоскость практических и регулярных контактов в самых различных сферах сотрудничества. Главная же характеристика этих отношений - их предсказуемость и стабильность. В стратегическом плане необходимо продолжить курс на углубление традиций дружбы и добрососедства, отвечающий долгосрочным интересам наших стран.

Таджикистан является важным внешнеполитическим направлением для Кыргызстана, двусторонние отношения с которым базируются на традиционном добрососедстве и взаимном стремлении к поддержанию и развитию взаимовыгодного сотрудничества. При этом углубление отношений с Таджикистаном является одним из приоритетных направлений в Центрально-Азиатской внешней политике Кыргызстана.

Созданная договорно-правовая база, насчитывающая 73 документа, является достаточно прочной основой, способствующей развитию отношений Кыргызской Республики с Республикой Таджикистан во всех сферах взаимовыгодного двустороннего сотрудничества. Наиболее важным из них является Договор между КР и РТ о добрососедских и партнерских отношениях от 2004 г. в развитие базового Договора об основах межгосударственных отношений между КР и РТ от 12.06.1996 г.

К числу значимых документов в двусторонних отношениях относится Меморандум об учреждении Межгосударственного Координационного Совета Кыргызской Республики и Республики Таджикистан и Совета министров иностранных дел Кыргызской Республики и Республики Таджикистан, который был подписан 16 мая 2008 года.

Отношения Таджикистана с Кыргызстаном успешно развиваются как на двусторонней, так и многосторонней основе. Оба государства играют важную роль в деятельности СНГ, ЕврАзЭС и Шанхайской Организации Сотрудничества, обеспечении мира и стабильности в Центрально-Азиатском регионе.

При этом необходимо учесть, что у стран Центрально-азиатского региона историческая общность различных народов, проживающих здесь в течение многих веков, культурно-исторические корни, язык, религия, традиции, родственные связи, разрывать которые было бы ошибкой, а также экономические проблемы, внешняя угроза.

Поэтому желательны дальнейшие усилия по углублению интеграции между Кыргызстаном, Казахстаном, Таджикистаном и Узбекистаном в области разработки единой внешнеэкономической политики, в создании оптимальных условий для развития производственных связей на уровне конкретных предприятий, между субъектами рынка и другие меры, затрагивающие по мере возможности весь спектр экономических и политических взаимоотношений.

В двусторонних отношениях повышенное внимание уделяется вопросам безопасности, ситуации в приграничных районах, сотрудничества в борьбе с незаконным оборотом наркотиков и преступности. Вопросом требующего постоянного внимания является делимитация и демаркация государственной границы между Кыргызстаном и Таджикистаном. Заседания совместной Межправительственной комиссии по делимитации и демаркации государственной границы между Кыргызской Республикой и Республикой Таджикистан проходят на регулярной основе, не менее двух раз в год.

В 2011 году прошло три заседания: с 31 января по 5 февраля и с 26 по 30 сентября в городе Душанбе и с 14 по 19 ноября 2011 года в городе Бишкек, в соответствии с достигнутой договоренностью, состоялись, 23-е, 24-е и 25-е заседания правительственных делегаций Кыргызской Республики и Республики Таджикистан по делимитации и демаркации кыргызско-таджикской государственной границы.

Однако, вопросы, связанные с делимитацией границ и приграничным сотрудничеством, должны быть и далее в фокусе постоянного внимания. Мы прекрасно осознаем, что юридическое оформление государственной границы между нашими странами будет отвечать стабильному будущему двусторонних отношений. И для достижения этой важной цели сторонам предстоит скрупулезная и напряженная работа.

Регулярность контактов на высшем уровне, где искренние и конструктивные отношения между руководителями наших стран являются индикатором высокого уровня политического взаимодействия. Подтверждением теплых и дружеских отношений между двумя странами явилось своевременное поздравление Президента Республики Таджикистан Эмомали Рахмона с избранием Президентом Кыргызской Республики Алмазбека Атамбаева.

20 декабря 2011 года в г.Москва, в рамках саммита глав государств государств-членов Евразийского экономического сообщества, состоялась встреча Президента Кыргызской Республики Алмазбека Атамбаева с Президентом Республики Таджикистан Эмомали Рахмоном. Во время встречи Президенты обсудили состояние и перспективы двустороннего и многостороннего сотрудничества. Президент Таджикистана заявил, что Таджикистан является сторонником мирного и стабильного развития соседнего Кыргызстана. Главы двух государств подчеркнули свою заинтересованность в дальнейшем расширении взаимовыгодного сотрудничества, укрепления дружбы и добрососедства. На встрече было отмечено о необходимости активизации работы Межгосударственного совета, межправительственной комиссии по торгово-экономическому сотрудничеству, комиссии по делимитации и демаркации государственной границы между Кыргызстаном и Таджикистаном. Была подчеркнута двусторонняя заинтересованность в продолжении сотрудничества по практической реализации инфраструктурных региональных проектов, в том числе по реализации регионального проекта линии электропередач CASA-1000, железной дороги Китай-Кыргызстан-Таджикистан-Афганистан, а также в Пакистан и Иран. Стороны обменялись мнениями по вопросам региональной безопасности, в том числе по ситуации в Афганистане.

Теплая и доверительная обстановка встречи двух Президентов и конструктивный подход ко всем обсуждаемым вопросам, еще раз подтвердили заинтересованность Кыргызстана и Таджикистана в углублении взаимовыгодного двустороннего сотрудничества.

Укрепляются экономические, культурно-гуманитарные и региональные связи. Наращивание экономических связей и всестороннее использование имеющегося потенциала является одной из ключевых задач стоящих перед нами. Поэтому вопросы расширения экономического взаимодействия становятся предметом постоянного и подробного обсуждения на переговорах.

Кыргызско-таджикское взаимодействие развивается с учетом взаимного стремления, взаимодополняемости двух экономик (существование ресурсной и технологической взаимосвязи отдельных отраслей и производств, наличие общих подходов к решению проблемных вопросов на региональном уровне), понимания схожести ресурсных потенциалов (водно-энергетические ресурсы, транзитные возможности двух стран, схожие природные условия и т.д.) и наличия больших диаспор кыргызской и таджикской соответственно в Таджикистане и Кыргызстане.

Сторонами создана и работает Межправительственная комиссия по комплексному рассмотрению двусторонних вопросов. С момента ее создания прошло десять заседаний. Десятое заседание кыргызско-таджикской Межправительственной Комиссии по комплексному рассмотрению двусторонних вопросов (МПК) состоялось в г.Душанбе (Республика Таджикистан) 18-19 мая 2011 года. В ходе работы МПК рассмотрены вопросы взаимодействия в торгово-экономической области, в сферах водно-энергетического, транспортно-коммуникационного, приграничного и культурно-гуманитарного сотрудничества.

В торгово-экономической сфере имеется значительный невостребованный потенциал, который необходимо всемерно использовать, в частности, в таких секторах экономики, как горнорудная и электротехническая промышленность, сельское хозяйство, развитие производственной кооперации, создание совместных предприятий и расширение товарной номенклатуры взаимной торговли. Уровень торгово-экономических отношений между двумя странами в последние годы держится на одном уровне и товарооборот примерно в пределах 20 млн. долларов США. Однако, в 2011 году имел тенденцию к увеличению и стал более 30 млн. долларов США.

Основными статьями импорта из Кыргызстана были: электроэнергия, электрические машины и оборудование, готовые продукты из зерна злаков, мука, продукция мукомольно-крупяной промышленности, алкогольные и безалкогольные напитки, продукты питания, текстильная одежда.

Основными статьями экспорта в Кыргызстан являлись руды, алюминий и изделия из него, необработанные шкуры, котлы, механическое оборудование, концентраты сурьмянистые.

Проведенный анализ показывает, что у сторон имеются реальные возможности для углубления торгово-экономического сотрудничества и расширения структуры товарной номенклатуры внешнеэкономической деятельности, а также еще большего увеличения взаимного товарооборота.

Существенное значение в экономическом сотрудничестве имеют следующие направления:

  • развитие взаимовыгодных торгово-экономических отношений;
  • сотрудничество в водно-энергетической и транспортно-коммуникационной сферах;
  • установление деловых контактов между представителями бизнес-структур;
  • увеличение контактов в сфере туризма.

Однако, приоритетными направлениями экономического сотрудничества между Кыргызстаном и Таджикистаном являются: водно-энергетическая и транспортно-коммуникационная сферы.

Понятно, что вода для наших стран – главный ресурс. Кыргызстан и Таджикистан являются государствами верхнего течения трансграничных рек, и это объективно делает нас партнерами. Кроме этого, перед нашими странами стоят абсолютно схожие задачи по развитию гидроэнергетики. В этой связи, выработка общей позиции и согласованных подходов по отстаиванию и продвижению общих интересов в вопросах водно-энергетического сотрудничества в регионе позволит реализовать существующие и перспективные возможности, в частности, совместно экспортировать электроэнергию третьим странам, а также обеспечить стабильную работу объединенных энергосистем.

Кыргызстан, как и Таджикистан, придает большое значение региональному сотрудничеству в водно-энергетической сфере и выступает за рациональное и эффективное использование водно-энергетических ресурсов Центральной Азии.

Учитывая географическую изолированность Кыргызстана от крупных транспортно-коммуникационных артерий, следует наращивать сотрудничество в данной сфере с Таджикистаном, который также испытывает проблемы транспортной изоляции.

Не менее значительны резервы в вопросах эксплуатации путей сообщения, повышения эффективности использования межгосударственных транспортных коридоров. Как и Таджикистан, Кыргызстан находится в географической удаленности от крупных транспортно-коммуникационных артерий. И здесь позитивным примером сотрудничества становится строительство международной автомобильной дороги Душанбе-Джергеталь-Карамык-Сарыташ. Возможности этой автодороги позволяют существенно снизить коммуникационную зависимость. В данном случае территория Кыргызстана может стать для транспортных потоков Таджикистана коридором в Казахстан, Россию и Китай, а территория Таджикистана удобной артерией для Кыргызстана с выходом на Афганистан, Иран, Индию, Пакистан и другие южные страны.

Таджикистан, в настоящее время посещают десятки кыргызских представителей среднего и малого бизнеса, специализирующихся в сфере торговли, строительства, изготовления и продажи офисной, жилой мебели, продуктов питания.

В целях оживления работы по расширению деловых связей между предпринимателями и бизнесменами двух стран и развития взаимодействия с отраслевыми министерствами и ведомствами, Посольство ежегодно проводит в Таджикистане, бизнес-форум «Кыргызстан – инвестиционные и деловые возможности».

На бизнес-форумах принимают участие представители отраслевых министерств и ведомств, представители Торгово-промышленной палаты, руководители промышленных предприятий, субъектов хозяйствования, бизнесмены, представляющие малый и средний бизнес республики и города Душанбе.

В целях увеличения потока туристов и доступной информации туристического потенциала и возможностей Кыргызстана, Посольством ежегодно проводится презентация туристического сезона «День открытых дверей».

В презентациях принимают участие представители Комитета по делам молодежи, спорту и туризму при Правительстве РТ, туристических компаний ОАО «Интурист Таджикистан», ГУП «Сайех», «Таджикинтуристсервис», «Альфа-Тур» и международных альпинистских лагерей «Альп-Навруз», «Альп-Машков» и др. Участники информируются о возможностях и условиях представляемых кыргызстанскими туристическими компаниями и фирмами, накануне курортного сезона на озере Иссык-Куль, на юге Кыргызстана, а также услугами в других сферах туризма (альпинизм, экотуризм, экстремальные и экскурсионные туры и др.).

Ежегодно во время турсезонов, постоянно оказывалось содействие таджикским предпринимателям и организаторам поездок, в плане консультаций и помощи.

В двусторонних отношениях заметную роль играет наличие больших диаспор кыргызской и таджикской соответственно в Таджикистане и Кыргызстане.

В настоящее время по имеющимся данным количество этнических кыргызов, проживающих на территории Таджикистана составляет 56 тысяч человек, адаптированных к местным условиям и компактно проживают в Джиргетальском районе, Мургабском районе Горно-Бадахшанской Автономной области Республики Таджикистан и в Согдийской области Республики Таджикистан. Практически все заняты в сельском хозяйстве и животноводстве.

Посольство поддерживает контакты с руководством местных государственных администраций Джергетальского района РТ, Мургабского района ГБАО РТ, а также руководством Согдийской области РТ, где компактно проживают этнические кыргызы. Принимает участие в жизнедеятельности этнических кыргызов, в частности, в сфере подготовки специалистов народного хозяйства и преподавателей. Для решения проблемы с кадрами педагогов и специалистов народного хозяйства ежегодно Министерством образования и науки КР выделяется 25 квотных мест на поступление в бюджетные отделения ВУЗов Кыргызстана для абитуриентов - этнических кыргызов. В 2011 году, по решению общего собрания граждан КР, проживающих в РТ, создано общественное объединение «Мекендеш».

Культурно-гуманитарное сотрудничество развивается в позитивном русле. Между министерствами культуры двух стран подписано соглашение о сотрудничестве, имеется договоренность о поочередном проведении Дней культуры двух стран. В Согдийской области Республики Таджикистан прошли Дни культуры Баткенской области Кыргызской Республики. Были организованы выставки прикладного искусства и произведений художников Кыргызстана. Состоялся концерт, на котором выступили музыкальные и танцевальные коллективы Баткенской области. Большой интерес у таджикских ценителей искусства вызвало участие кыргызстанских джазовых коллективов в Душанбинском фестивале, выступления представителей Кыргызской национальной консерватории на международном фестивале фортепианной музыки «Piano Fowte» в г.Душанбе, постановки кукольного театра им.Джангазиева в рамках прошедшего международного фестиваля кукольных театров стран Центральной Азии. В музыкальном фестивале «Небо Содружества», который прошел в г.Душанбе приняла успешное участие молодая исполнительница из Кыргызстана Айжан Нусувалиева.

В истекшем году в Баткенской области Кыргызстана прошел Международный фестиваль «Айгуль» - «Гули-Сурх» с участием деятелей культуры Кыргызстана и Таджикистана. Цель проведения фестиваля – укрепить и в дальнейшем развивать дружбу населения Баткенской области Кыргызстана и Согдийской области Таджикистана. В программу фестиваля были включены культурно-массовые развлекательные мероприятия и концертная программа, освещающие культуру и национальные традиции двух народов. Гости из Таджикистана посетили комплекс Манас-Ордо и гору Айгуль-Таш, где растет редкий цветок Айгуль.

В 2011 году Посольство по специальному Плану провело ряд мероприятий, посвященных 20-летию государственной независимости Кыргызской Республики и 200-летию Курманжан Датка, в которых принимали участие делегации из Кыргызстана, официальные лица Таджикистана, представители дипломатического корпуса, аккредитованного в Таджикистане и кыргызская диаспора, проживающая в Таджикистане.

С 25 по 31 августа 2011 года в городе Душанбе проведены массовые мероприятия с участием Посольства, кыргызской диаспоры и этнических кыргызов, проживающих в Джергетальском и Мургабском районах Таджикистана, - это концерты с участием кыргызских артистов, турнир по настольному теннису и футболу, выставка предметов народно-прикладного искусства во главе с кыргызской юртой в Ботаническом саду Душанбе и фотовыставка «20 – лет Кыргызстану».

Как было указано выше, кыргызско-таджикское сотрудничество имеет позитивную динамику. У нас нет особых противоречий, которые бы негативным образом отражались на общем состоянии двусторонних связей. Мы проявляем доверительность и искреннее взаимопонимание, а это создает хорошую базу для обсуждения и решения самых важных вопросов.

Правда, кому-то может показаться, что достигнутый уровень политических отношений между Кыргызстаном и Таджикистаном является достаточным и не следует чрезмерно преувеличивать возможности друг друга. Ведь два соседних государства имеют примерно одинаковый экономический потенциал, обладают основными водно-энергетическими ресурсами Центральной Азии, близки по территориально-географическому признаку и численному составу населения. Вместе с тем, обе горные республики испытывают дефицит в орошаемых землях, крайне ограничены в топливных ресурсах, слабо развита транспортная артерия.

Реалии сегодняшнего времени диктуют необходимость усиления двусторонних связей, в тех сферах сотрудничества, где имеются значительные резервы. Поэтому приоритетная задача состоит в раскрытии этого потенциала, способного оказать существенное воздействие на расширение взаимовыгодного политического и экономического сотрудничества. Кыргызстан и Таджикистан имеют схожие или близкие позиции по основным региональным и международным вопросам, таким как ускорение интеграционных процессов, в особенности в экономической области, обеспечение региональной и международной безопасности, совместная борьба с терроризмом, экстремизмом, контрабандой наркотиков и оружия. Учитывая складывающуюся ситуацию в южной части Центральной Азии, прежде всего в Афганистане, усиление радикального религиозного фактора в регионе, следует отметить необходимость усиления взаимодействия в вопросах противостояния новым угрозам, совместного участия в поисках путей предотвращения и урегулирования конфликтов, представляющих прямую угрозу национальной безопасности. Для этого необходимы частые встречи руководителей двух стран, членов Парламента, членов Правительства, делегаций на различных уровнях, а также в министерствах и ведомствах, которые, несомненно, дадут новый импульс и положительные результаты.  Встречи с высшим руководством Таджикистана подтверждают твердость и искренность их намерения расширять и углублять сотрудничество с Кыргызстаном. Поэтому, большое значение имеет наращивание двусторонних, политических контактов на высоком и высшем уровне.

Таким образом, с момента установления дипломатических отношений Кыргызская Республики и Республика Таджикистан сумели построить поистине добрососедские и доверительные отношения, наладить взаимовыгодное сотрудничество в самых различных областях – в политической, экономической, культурно-гуманитарной, а также в области обеспечения безопасности. Кыргызско-таджикское сотрудничество вступает в новую фазу, отличительной чертой которой являются прагматизм и конструктивизм.

1.5. Двусторонние отношения  Кыргызской Республики и Туркменистана

Кыргызская Республика и Туркмения представляют собой своеобразные полюса в плане общественно-политической открытости. Кыргызстан можно смело называть наиболее открытой и свободной страной региона Центральной Азии, Туркмения является самым закрытым государством региона и всего постсоветского пространства. Противоречия военного и геополитического характера практически отсутствуют во взаимоотношениях двух стран, но разные модели экономического и политического развития способствовали настороженному отношению к действиям друг друга на протяжении большей части постсоветского периода. Политические изменения, которые произошли в Туркмении за последние несколько лет, позволили руководству Кыргызстана наладить более конструктивные взаимоотношения с данным государством в экономической сфере. Культурно-гуманитарное, торгово-экономическое сотрудничество двух стран стало развиваться в последнее время более интенсивно, удалось наладить взаимодействие в области развития туризма.  Китай заинтересован импортировать природный газ из Туркмении по киргизской территории, а не через Казахстан и готов инвестировать в этот проект. Киргизия, которая, как и Казахстан, имеет общую границу с Китаем, полностью зависит от единственного источника поставок газа - Узбекистана - и хочет диверсифицировать импорт. Киргизия, Таджикистан и Туркмения подписали рамочную конвенцию об охране окружающей среды. Это стало одним из итогов многолетней работы Межгосударственной комиссии по устойчивому развитию Международного фонда спасения Арала. Конвенция «предполагает единые требования в сфере осуществления природоохранной деятельности для всех стран Центральной Азии». Особое внимание в документе отведено научно-техническому сотрудничеству в решении экологических проблем и выработке совместных действий по сохранению биологического разнообразия. Разработана и принята схема сотрудничества в чрезвычайных экологических ситуациях.

Глава 2. Кыргызская Республика в рамках региональных организаций

2.1. Кыргызстан и ЕврАзЭС

Участие Кыргызской Республики в Евразийском экономическом сообществе (ЕврАзЭс) и Организации Центральноазиатского сотрудничества (ОЦАС) являлось одним из основных приоритетов внешнеэкономической дипломатии страны на постсоветском пространстве.

Аморфность СНГ и невыполнение большинства подписанных в нем экономических соглашений привели к возникновению в середине 90-х годов феномена «разноуровневой и разноскоростной интеграции» —Черных И.А. Каспийская нефть: проблемы безопасности и транспортировки/Центральная Азия  во внешней  политике Европейского Союза. - Алматы, 2004. – С.135.. На практике это выразилось в возникновении внутри СНГ нескольких интеграционных образований, частично дублирующих друг друга - ОЦАС, ЕврАзЭс, СГРБ, ОЧЭС, ГУУАМ228, и в последующем ЕЭП.

Появление «разноуровневой и разноскоростной интеграции» в СНГ было вызвано сочетанием взаимодополняющих объективных и субъективных факторов. Уже на начальном этапе интеграционных процессов стала очевидной существенная разница в уровне экономического развития стран СНГ, обусловленная их различающимся положением в народно-хозяйственном комплексе бывшего СССР —Чешков М.А. Глабализация: Сущность, нынешняя фаза, перспективы // Внешняя политика  и безопасность современной России (1991 – 200). – М., 2002. – С. 114.. Определилось и явное нежелание части стран СИГ к промедлению согласованной и скоординированной политики в рамках некогда единого экономического пространства. Такая позиция, в первую очередь, вызывается к жизни наличием серьезных расхождений в видении каждой из стран СНГ путей и методов политического и экономического реформирования.

Возникновение ЕврАзЭс  носило объективный характер, будучи обусловленным взаимосвязанными причинами политического, экономического, социального и культурного характера. Особую роль в этом сыграли факторы взаимного притяжения государств постсоветской Евразии после первых, окончившихся неудачей попыток быстро интегрироваться в мировые экономические структуры —Широков Г.К. Однополярный мир и многовариантность развития// Экономика  развивающихся стран /Под ред.  Петрова. – М., 2004. – С. 13.. Это сделало очевидным необходимость проведения скоординированной и согласованной политики на мировых рынках труда, товаров и услуг. Не менее важен, в этой связи, и фактор ресурсной несбалансированности, характерный для большинства участников этих объединений. Создаваемые многосторонние объединения и альянсы приобретают стратегический характер для их участников, обуславливая возможность эффективного долгосрочного развития и даже выживания для отдельных из них.

Создание ЕврАзЭс явилось экономически и политически оправданным шагом в будущее. На сегодняшний день все мировое хозяйство поделено между экономическими объединениями государств, находящимися на разных ступенях интеграции, но при этом одинаково стремящимися извлекать максимальные преимущества из условий географического соседства и традиций исторической близости. Главное значение договора, подписанного 10 октября 2000 года в Астане, состоит в том, что он дал старт интеграционному процессу, вписанному в общее русло развития экономических отношений. ЕврАзЭс, исходя из заложенных целей, призвано стать действующим, реально ориентированным на достижение ключевых политико-экономических задач институтом, способным эффективно соединить усилия пяти постсоветских государств в условиях глобализации —Экономические стратегии  стран СНГ и Россия  /Под ред. А.. Барковского. -   М., 2009..  В настоящее время ЕврАзЭс является наиболее крупным интеграционным образованием в СНГ. Общая площадь Входящих в него пяти стран равна 20 350,9 тыс. км (92% территории СНГ), а количество жителей по состоянию на 2000-2001 годы превышает 180 млн. человек (64,5% численности населения СНГ)240. На долю ЕврАзЭс приходится  68,2% совокупного товарооборота стран СНГ. С ожидаемым включением Узбекистана в ЕврАзЭс его совокупный потенциал еще более увеличится.

Доминирующие позиции по имеющемуся экономическому потенциалу в ЕврАзЭс занимают Россия, Казахстан и Беларусь. Эти три государства представляют в альянсе группу экономически более развитых государств, показатели которых на душу населения наиболее близки. Кыргызстан и Таджикистан значительно менее развиты в этом отношении, что не может не отражаться на их взаимоотношениях с партнерами по ЕврАзЭс.

Внешнеторговые связи в ЕврАзЭс развиваются с различной степенью интенсивности, что позволяет судить об отсутствии в настоящее время сформировавшегося единого рынка. Для России как торговые партнеры наиболее привлекательны Казахстан и Беларусь, для Кыргызстана и Таджикистана - Россия и Казахстан, а для Казахстана и Беларуси - Россия. Это позволяет сделать вывод о том, что основным интегрирующим ядром этого союза выступает Российская Федерация.

Интерес Кыргызской Республики к участию в Евразийском экономическом сообществе формируется на основе следующих обстоятельств.

Кыргызстан, будучи членом ЕврАзЭс получает доступ к общему, хоть и пока недостаточно развитому рынку труда, товаров и услуг внутри этого объединения. Это особенно важно для нашей республики из-за низкой конкурентоспособности производимых в ней товаров на мировых рынках (особенности, характерной для всех государств СНГ), вследствие чего она не может использовать в должной мере преимущества от своего членства в ВТО. Не менее значимо и то, что Кыргызстан, как и остальные государства Центральной Азии, является сравнительно «молодой» республикой, для которой отмечается тенденция трудоизбыточности населения. В условиях массового закрытия предприятий и высокой безработицы трудовая миграция за пределы республики выполняет роль регулятора социального напряжения в обществе, позволяя предупредить развитие в нем возможных конфликтов. В настоящее время, около 500 тыс. человек постоянно работают за пределами Кыргызстана (преимущественно в России), что составляет около 10% от всего населения республики —Юданов Ю. Центральная Азия   - новый фаворит иностранных инвесторов // Мировая экономика  и международные отношения. - №4. -  С. 102..

Членство в ЕврАзЭс позволяет Кыргызстану решить в перспективе и такую стратегически важную задачу как преодоление транспортно-коммуникационной изолированности. Кыргызстан, после распада СССР, из-за активного использования ближайшими соседями по региону тарифных и нетарифных ограничительных мер в перемещении Товаров, оказался в своего рода «изоляции». Это негативным образом сказывается на развитии экономики страны, принуждая ее к деятельности в губительном для нее «замкнутом цикле» и препятствует развитию экономических отношений со странами СНГ и дальнего зарубежья. К сожалению, даже участие в Таможенном Союзе, а позднее в ЕнрАзЭс не способствовало положительному решению данной проблемы. Высокие транзитные пошлины, неоднократно вводимые правительством Казахстана на грузы из Кыргызстана, до настоящего времени фактически блокируют вывоз из республики основной для нее сельскохозяйственной продукции и части промышленных товаров.

Данное явление выступает следствием растущей конкуренции внутри ЕврАзЭс, приводящей к активному использованию антидемпинговых мер, первоначально принятых но отношению к третьим странам против государств - партнеров. «Лидерство»  в этой сфере прочно удерживает Казахстан, которым в разные годы было введено против Кыргызстана и России более десяти разного рода защитных мер —Яковец  Ю.В. Глобализация  и взаимодействие цивилизаций. – М.,  2008..

Участие в ЕврАзЭс призвано способствовать более эффективному развитию экономики Кыргызстана путем постепенно формирующейся в этом объединении производственной кооперации и разделения сфер деятельности. Приоритетное значение для Кыргызстана имеет продажа производимой в нем электроэнергии. Оптимальные возможности для этого открывает постепенное создание объединенной энергосистемы ЕврАзЭс. Особый интерес к развитию сотрудничества в данной сфере проявляет Россия, являющаяся основным потенциальным инвестором в реконструкции существующих и строительстве новых ГЭС в Кыргызской Республике. Конкретным решением подобного рода стал проект строительства двух крупнейших в регионе гидроэлектростанций - Камбаратинских ГЭС, привитый в ходе последнего саммита ЕврАзЭс (июнь 2004 года, г, Астана). Этот крупнейший в ЕврАзЭс инвестиционный проект стал возможным после того, как Россия в 2003 году открыла свой энергетический рынок для Кыргызстана. Предполагается, что в строительстве двух ГЭС, требующем инвестиций в размере 2 млрд. долларов, основными инвесторами выступят Россия и Казахстан.

Для Кыргызстана, такого рода «камнем преткновения» в отношениях с партнерами по ЕврАзЭс является вопрос о беспрепятственном транзите товаров и использовании водно-энергетических ресурсов. Наличие трудно решаемых противоречий внутри этих союзов не может не вызывать определенный скепсис по отношению к успешности этих проектов, толкая их участников на расширение контактов с внешними партнерами региона. В результате, у всех государств-участников ЕврАзЭс доля товарообмена со странами дальнего зарубежья на текущий момент существенно превышает аналогичные показатели с формально более близкими партнерами по этим блокам.

Несмотря на отмеченные негативные моменты, ЕврАзЭс имеет необходимый потенциал для выполнения всего комплекса намеченных задач и программ. Это подтверждается решением саммита глав ЕврАзЭс, состоявшегося в октябре 2005 года, в котором особо отмечается необходимость закрепления уже имеющихся достижений и последующего продвижения по этому пути. Вполне логичным, в этом смысле, представляется слияние ЕврАзЭс и ОЦАС, призванное усилить интеграционный потенциал СНГ.

Для преодоления этого необходимо проведение согласованной и компетентной политики сразу по нескольким направлениям. Наиболее перспективными среди них, с точки зрения интересов безопасности Кыргызстана на региональном уровне, выступают:

1.Создание единого энергетического рынка и сети транспортных коридоров в ЕврАзЭс,

2.Содействие экономическому росту членов ЕврАзЭс путем специальных программ «подтягивания» до среднего уровня менее развитых участников, аналогичных действующим в Европейском Союзе,

3.Унификация действующего законодательства в валютно-финансовой сфере как основы для развития механизмов внутренних инвестиций,

4.Широкое внедрение программ научно-технической и культурной кооперации,

5.Создание полномочных органов по противодействию нетрадиционным угрозам безопасности, в частности, по борьбе с отмыванием криминальных средств и наркотрафиком как основой терроризма

  1. Кыргызстан и ОДКБ

Начальной организационной формой Организации Договора о коллективной безопасности выступил Договор о коллективной безопасности (ДКБ), подписанный 15 мая 1992 года в г. Ташкент. Участие в нем первоначально приняли 6 стран СНГ. В следующем, 1993 году к нему присоединились еще три государства Содружества. После завершения процесса ратификации 20 апреля 1994 года Договор вступив в силу. После этого, в соответствие с Уставом ООН членами ДКБ была подана заявка о его регистрации как региональной организации. После прохождения всех необходимых процедур 1 ноября 1995 года он был зарегистрирован в Секретариате ООН.

За время своего существования Договор прошел достаточно сложную эволюцию. Это касается как его организационно-правовой формы, так и отношения к нему со стороны стран - участниц.

Как справедливо отмечает В. Д. Николаенко, на начальном этапе существования ДКБ рассматривался как военно-политическое ответвление СНГ, не нуждающееся в самостоятельной организационной структуре, политическом лице и военной составляющей. В определенной степени это подтверждалось и практическим совпадением членства в СНГ и ДКБ: 9 из 12 стран СНГ на тот период времени были членами ДКБ —Сыроежкин  К.А. Россия – Китай – США и Центральная Азия  // Сша страны  Центральной Азии: реалии и перспективы взаимоотношений  . – М., 20009. – С.88..

Существующие структуры СНГ одновременно обслуживали и ДКБ. Этот период продлился до конца 90-х годов, когда начали постепенно формироваться самостоятельные рабочие органы Договора о коллективной безопасности, действующие на постоянной основе.

В числе факторов, способствовавших этому, выступило и фактическое свертывание в 90-е годы политических, военных, военно-технических связей на постсоветском пространстве. Причинами послужили поиск государствами СНГ новых партнеров за его пределами и фактическое отсутствие прямой военной угрозы для них. Результатом стала низкая востребованность и ослабление ДКБ, приведшие к его малой привлекательности в глазах участников —Современный  терроризм: состояние и перспективы / Под ред. Е.И. Степанова.  – М., 2007. – С. 240.. В результате этого, в апреле 1999 года три страны СНГ - Узбекистан, Грузия и Азербайджан - отказались пролонгировать действие Договора.

В связи с этим, следует отметить последовательную позицию Кыргызской Республики, с самого начала неизменно выступавшей с позиции одного из наиболее активных и заинтересованных участников Договора о коллективной безопасности. В значительной степени это было обусловлено сочетанием ряда факторов, среди которых определяющее значение играло стремление к укреплению процессов военно-политической интеграции в рамках СНГ и традиционный курс на укрепление союзнических отношений с Россией. События 1999-2000 годов на юге Кыргызстана подтвердили правильность избранного курса. В тяжелое для республики время, в соответствии с Договором на помощь ей пришли Россия, Казахстан, Армения и Таджикистан.

Негативная ситуация в развитии ДКБ начала меняться с конца 90-х годов, когда ряд стран СНГ столкнулся с вполне реальными угрозами собственной безопасности, проистекающими из неконтролируемого развития ситуации в Афганистане. Началась адаптация Договора к новым геополитическим реалиям и переход к практическим действиям, направленным на создание действенной системы коллективной безопасности внутри СНГ.

Государства - участники Договора о коллективной безопасности и его рабочие органы совершенствовали свое взаимодействие по трем основным направлениям —Состояние  национальных экономик  республиканских постсоветской  Центральной Азии и перспективы развития // Постсоветская  Центральная Азия:  стратегия и приоритеты  экономического развития. – Алматы, 2009. –С. 12.:

  1. Всестороннее развитие военного сотрудничества и взаимодействия с тем, чтобы гарантировать безопасность государств-участников Договора. Подразумевается практическое создание действующих объединенных группировок войск.
  2. Укрепление и последовательное развитие политической составляющей Договора посредством активизации и повышения уровня взаимодействия таких консультативных органов как СМИД, СМО, Комитета секретарей советов безопасности.
  3. Государства - участники начали сосредотачивать свои действия на выработке и практическом осуществлении мероприятий по нейтрализации новыхвызовов и угроз, среди которых особую опасность представляют международный терроризм и религиозный экстремизм.

Для Кыргызстана, как и большинства стран Центральной Азии, особое значение имели решения Бишкекской сессии глав СКБ, в ходе которой был принят комплекс взаимоувязанных решений, предметно определивших процесс практического создания системы коллективной безопасности и ее компонентов.

Принципиальное значение для обеспечения военно-политической безопасности в регионе имело решение о создании центральноазиатских региональных сил с ядром в виде Коллективных сил быстрого развертывания (КСБР).

Особое значение для Кыргызской Республики имеет координация внешнеполитической деятельности в рамках ОДКБ. Реализация на практике принципов коллективной безопасности предполагает выработку единых подходов в области международной безопасности, учитывающую конкретные особенности развития ситуации в регионе ОДКБ.

Преимущественное значение на современном этапе приобретают средства политического характер, включая координацию внешнеполитической деятельности государств- участников.

Начиная с 2002 года, эта деятельность осуществляется по тематическим планам, предусматривающим проведение консультаций в формате ООН - по ключевым проблемам современности, начиная от принятия всеобъемлющей конвенции по противодействию терроризму до постконфликтного урегулирования и восстановления в Афганистане —Трофимова Д. Россия  и США в Центральной Азии: проблемы, перспективы, интересы // Центральная Азия и Кавказ. – 2003. - №3. – С. 151.. Учитывая резко возросшее геополитическое и геостратегическое значение Центральноазиатского региона и отдельных стран (Кыргызстан, Казахстан, Узбекистан), особое внимание со стороны постоянных органов ОДКБ уделяется контактам с другой влиятельной организацией, постепенно разворачивающей свою деятельность в регионе -Шанхайской Организацией Сотрудничества. Основу в достижении успеха создают единство целей, встающих перед ними и участие в них одних и тех же государств (например, Кыргызстан), прямо заинтересованных в укреплении национальной и региональной безопасности и стабильности.

  1. Кыргызстан и ШОС

Участие Кыргызской Республики в Шанхайской Организации сотрудничества (до 2001 годаФорум «шанхайской пятерки») прошло достаточно сложную эволюцию, совпадающую, в целом, с основными этапами трансформации этого влиятельного института региональной безопасности. Особенно важно при этом рассмотрение ШОС как региональной организации нового типа, гармонично сочетающей в себе элементы классической международной организации и интеграционного образования с широким спектром решаемых в нем задач.

Исходя из внутренней динамики возникновения и эволюции ШОС, представляется возможным выделить три самостоятельных этапа в ее развитии. Роль основного критерия в разработанной мной оригинальной периодизации призвана сыграть последовательная трансформация основных направлений деятельности данной организации в 1990-х - начале 2000-х годов.

Необходимость разработки принципиально новой классификации эволюции ШOC вызвана использованием в предложенных ранее взглядах формальных признаков, не отражающих в достаточной степени детерминированную внутренними факторами глубинную природу эволюции этой международной организации —Трофимов Д. Шанхайский  процесс – от «пятерки» к организации сотрудничества»:  итоги 1990-х, проблемы и перспективы, интересы развития / Центральная  и Кавказ. – 2009. - №2. – С. 32..

2.4.Таможенный союз  и Кыргызстан

Причиной возникновения Таможенного союза, может быть различными, начиная от интеграционных, политических и до экономических выгод. Экономические союзы разных стран давно уже происходят в мире, механизм объединения в такие союзы отработан годами и приносит действенные выгоды их участникам. Например, Центральноамериканский общий рынок с 1961 г., Арабский общий рынок с 1964 г., Ассоциация Европейских стран с Турцией с 1963 г. и многие другие. После распада СССР, а также СНГ, который теряет свою силу с каждым разом, в северо-восточном регионе впервые создается такой мощности альянс  – это Таможенный союз трех государств: Белоруссии, России и Казахстана. До середины 2010 года участники планируют создать единую таможенную территорию. В 2012 году должен возникнуть единый экономический рынок, сулящий выгоды всем трем участникам. Пожелание присоединиться к Таможенному союзу выразили также Кыргызстан и Таджикистан. Игорь Шувалов, вице-премьер РФ видит также в Таможенном союзе «создание общей валюты помимо национальных» —Кедейбаев А.  Положительные и отрицательные стороны вступления Кыргызстана в Таможенный Союз //Центральная Азия и Кавказ. -  2012. – С. 22., которая стала бы резервной для стран-участниц. А также инициатором данного союза является Российская Федерация, которая видит в таможенном союзе свои определенные выгоды. Россия знает, что в данный момент страны Центральной Азии нуждаются в данном роде договора, или иными словами в инвестициях внешних государств, для поддержания своей экономики. Можно сказать, как остальные эксперты утверждают - «возрождение СССР» т.е. влияние России расширяется на Центральную Азию уже теперь официально. Так как, единое экономическое пространство в конечном итоге приводит к единой системе управления, единому центральному банку и сосредоточению власти в едином аппарате. Что существенно ограничит возможности национальной власти стран участниц ТС.

Вдобавок ко всему этому, единые таможенные пошлины взяты с российских пошлин, российский экспорт больше чем белорусский и казахский, что опять же дает преимущество России. Где российская власть получит доход от создания Таможенного союза прибыль в размере около $400 млрд., а Белоруссия и Казахстан - по $16 млрд. к 2015 году. К тому же Россию прижимают другие интеграционные объединения как НАТО и Европейский союз, и проамериканские режимы соседних государств таких как не давняя Грузия и Украина при Ющенко. Увы есть другие державы и страны, которые претендуют на Центральную Азию, и эти страны не хотели бы терять такую возможность от манипулирования и контролирования центральноазиатских стран.

Возможные последствия вступлении КР в ТС. Положительные стороны:

Как мы знаем, любая интеграция, это, безусловно, хорошо. Объединение, которое влечет за собой, только модернизацию, и повышение экономического потенциала государств, членов определенного союза, то это серьезный аргумент для организации такого рода договоров. Положительных сторон в Таможенном союзе множество, вот вопрос в том, что «подойдут ли эти положительные стороны для Кыргызстана?», вот в чем вопрос. Этот вопрос будет рассмотрен чуть позже. Давайте определим подробно экономические выгоды в данном союзе: 1) Отмена таможенных пошлин в торговле между странами участниц таможенного союза; 2) Удешевление энергоносителей на общем пространстве союза; 3) товары можно будет свободно транспортировать и продавать на территории всех стран-участниц, при этом откроются новые возможности для бизнеса, а также обмен бизнес-идеями; 4) все это позволит сделать товары на местных рынках стран более дешевыми и качественными. Планируется, что это будет существенно влиять на рост эффективности экономики стран и позволит ежегодно увеличивать ВВП стран на 1-2 % в год. С образованием Таможенного союза вырисовывается обобщенная экономика стран с совокупным ВВП в 2 триллиона долларов, товарооборотом в 900 миллиардов и увеличением ВВП на 15 % к 2015 году.

Разложим основные положительные стороны Таможенного союза пошагово:

1. Неприменение пошлин и каких-либо ограничений во взаимной торговле. Это и есть основная положительная сторона Таможенного союза - создание условий для беспрепятственного передвижения товаров во взаимной торговле товарами. Иначе говоря, при перемещении товаров из Кыргызстана в Россию, в отношении их не будут взиматься пошлины. Также странами не должны применяться ограничения во взаимной торговле. Имеется в виду, например, установление квот (количественных ограничений) на ввоз товаров, произведенных в странах Таможенного союза или скрытые ограничения в виде наклейки контрольных марок на определенные товары, что активно применяла Белоруссия в отношении российских товаров.

2. Отмена таможенного оформления и контроля на внутренних границах стран Таможенного союза. Смысл прост - если все страны «растамаживают» товары абсолютно одинаково, то потребность в таможенных границах между странами исчезает. Отмечу, что такая идея заложена и в таможенный союз России, Белоруссии и Казахстана. Странами подписаны и реализуются планы по переносу согласованных видов государственного контроля с российско-белорусской и российско-казахстанской границ на внешний периметр Таможенного союза.

3. Товары, произведенные в Таможенном союзе, не оформляются (в таможенном отношении) при их перевозке между странами Таможенного союза. Проще говоря, это как если бы Вы купили товар в Екатеринбурге и повезли его, например, в Москву. Никаких таможенных документов оформлять не надо. Идеальная модель Таможенного союза предполагает, что не будут подлежать оформлению также и товары, ввезенные из третьих стран (например, Германии) и растаможенные в одной из стран Таможенного союза и ввозимые в другую страну Таможенного союза (например, Россию). Эта же модель закладывается и в Таможенном союзе «тройки».

4. Единая система таможенного управления. В идеале этот принцип применяется, например, в странах Европейского союза, когда таможенные органы входящих в него стран действуют абсолютно одинаково, имеют единые программные продукты и руководствуются одинаковыми нормами. Вот это основные плюсы Таможенного союза.

Возможные проблемы, ожидающие КР в Таможенном союзе.Как говорится, «у медали две стороны, которое определяет ее». Увы, по отношению к Таможенному союзу, это применительно тоже. И так начнем, Россия будет использовать свое доминирующее экономическое положение для обеспечения более выгодных для себя правил в рамках Таможенного союза. Наиболее часто упоминаемым является пример о том, что до российского уровня поднимутся пошлины на ввозимые автомобили, что будет выгодно российским производителям, но ударит по потребителям в Кыргызстане. А после того как, бензин начинает дешеветь, и спрос на автомобили повышается, то кыргызским потребителям авто, придется выбирать между дорогой иностранной машиной и российским авто, которая в свою очередь экспортируется по низкой цене из России.

Тем самым Россия создает спрос и предложение, иными словами говоря круговорот, который вечно будет приносить доход. А в этот момент Кыргызстан будет потребителем российского авто на веки. К сожалению, это не все, также коснётся и товаров, которые импортируются в Кыргызстан. Так как, реэкспортный потенциал в Кыргызстане является одним из основных инструментом определения экономики государства. Все это оборачивается в основную проблему Кыргызской Республики. Обосновывается все это, тем, что товарооборот китайских товаров в Кыргызстане, и экспорт китайских товаров в Россию есть основной доход государства. Последствием всего этого будет, повышение цен на китайский товар, что влечет за собой координальное изменение бизнеса в стране. Закрытие вещевых рынков, так называемых «барахолок», приведет к значительному высвобождению занятых на этих рынках работников, а продавцы не хотят терять свой хлеб, и заметим этих продавцов множество. Плохо и отразится на швейной промышленности в Кыргызстане, которая входит в теневую экономику государства. А также отрицательно коснуться и с/х промышленность, перерабатывающая отрасль, горнодобывающая промышленность, и удешевление энергоресурсов Кыргызстана. Ко всему этому добавляется и миграция людей, как профессиональных, так и дешевой рабочей силы. Плохо отразится на имидже Кыргызстана, и на инвестиции внешних государств. Так как иностранные инвесторы поверят в зависимость экономического состояния Кыргызстана от Таможенного союза, где все упреться в единую систему управления опять же Таможенного союза. Так как в организации есть свои стандарты, и их придется выполнять. И после всего этого Кыргызстан стоит перед выбором, подержанные иномарки или же Лада-Калина, и стоит ли поменять дешевый Китайский товар на товары Таможенного союза.

Взгляд других государств на вступление КР в ТС.По мнению Европейского Союза, вступление Кыргызстана в Таможенный союз, ЕС не против. Утверждая, что ЕС является примером для данного союза, и подчеркивая, что ни одна организация не препятствует присоединению Кыргызской Республики в Таможенный союз, в том числе и Всемирная Торговая Организация. Таково мнение ЕС. А что если посмотреть со стороны Китайской Народной Республики, с которой Кыргызстан очень тесно связан по товарообороту. И к тому же Китай является членом ВТО, от членства которого Кыргызстан получал заниженные пошлины в отношениях с Китаем на границах. С одной стороны Кыргызстан являясь реэкспортной страной, это не выгодно, а точнее нашим местным рынкам сбыта китайского товара. Но Китайской Народной Республике наоборот выгоден этот союз. Ведь главной целью является не Кыргызстан, а Россия, где наблюдается огромный потенциал для товарооборота китайских товаров, конечно же, после Соединённых Штатов Америки, где такие отношения уже наблюдается на протяжении многих лет.

Китай не против вступления Кыргызстана в Таможенный союз. Но есть и страны с достаточной силой влияния на Центральную Азию, которые против этого союза. Такая страна США, которая долгое время конкурирует с инициатором Таможенного союза, преследуя свои геополитические интересы, и восприпятствуя соединению Китая-обладающая огромным экономическим потенциалом, и России - огромная территория для реализации вышеуказанного потенциала. И США пользуясь своим «весом» во многих всемирных организациях, будет использовать все свои возможности для решения данной проблемы в пользу США.

Кыргызстану придется проводить переговоры на встречах ВТО по поводу унификации пошлин с Китаем. А страна, которая имеет сильный голос, будет против этого. Поэтому Кыргызстану надо найти оптимальный вариант решений такого рода проблем.

Взгляд России, Казахстана, Белоруссии на членство КР в ТС.В первую очередь это выгодно для экспорта российских товаров, и для Казахстанского бизнеса. И к тому же Кыргызстан является членом ЕврАзЭС и поэтому имеет право вступить в ТС. Но основная цель России - получение огромного рынка и не только, но и политическую нить между членами стран Таможенного союза, при использовании которых можно достичь определенные цели влияющие на судьбу государств членов Таможенного союза, к тому же известно направление Кыргызстана на туризм.  Бюджет государства не позволяет на строительство такого рода привлекательных мест для туристов. И Россия, скорее всего, воспользуется этим. Казахстан сопутствует этому для удовлетворения своих интересов. Потому что, известное всем озеро Иссык-Куль полностью в Казахских пансионатах, и большинство частных банков в Кыргызстане принадлежат Казахстану. И возможно, поэтому большинство членов Таможенного союза не против вступления Кыргызстана в Таможенный союз. Ведь наше членство в ВТО позволит трем странам стать ближе к Китаю.

Заключение

Для Кыргызстана участие в интеграционных проектах и союзах до сих пор остается вопросом выживания. Кыргызстан все более зависит от своих соседей по региону в политическом и экономическом отношении. Демографическое и экономическое давление со стороны южных соседей (Узбекистан, Таджикистан) на Кыргызстан вынуждает его поддерживать интеграционные инициативы руководства Казахстана.

Указанные обстоятельства привели к тому, что интеграция и ее конкретные механизмы по-разному интерпретировались руководителями государств Центральной Азии. Это, разумеется, не могло не сказаться на «скорости, глубине и качестве» центральноазиатской интеграции. Чаще всего, к сожалению, это приводило к негативным результатам.

Перманентно сохранявшееся соперничество между ними за лидерство в регионе, подкрепляемое опорой на внерегиональных союзников. Это препятствовало выработке единой позиции по основным вопросам внутренней и внешней политики в Центральной Азии.

В целом, к настоящему времени, в истории интеграции в Центральной Азии, можно условно выделить несколько фаз.

Первая фаза (подготовительная) охватила 1990-1993 годы. В это время, на фоне обретения независимости и осознания невозможности успешно развиваться в одиночку была создана основа для процесса интеграции.

Вторая фаза (период «малоэффективной реализации») охватила время с 1994 по 2005 годы. Для нее характерен процесс вялотекущей интеграции с чрезвычайно низкими результатами, одним из проявлений чего явилось постоянное переформатирование и изменение векторов сотрудничества. Наглядно это определилось в переходе от ЦАС (1994 год) к ЦАЭС (1998 год) и ОЦАС (2002 год). Многие инициативы приобрели декларативный характер, из-за чего подобный формат интеграции не устраивал большинство участников.

Третья фаза (дезинтеграция) протекает с октября 2005 года по настоящее время. ОЦАС прекратил свое существование, став частью ЕврАзЭС. Формальным предлогом стало совпадение целей, решаемых этими организациями. Фактическим же поводом послужила нежизнеспособность ОЦАС. Несмотря на очевидный провал и затухание интеграционных импульсов, сегодня в Центральной Азии продолжается поиск новых форм сотрудничества. Очевидным лидером процесса внутрегиональной интеграции (по крайней мере, на уровне выдвигаемых инициатив) остается Казахстан.

Принципиальное значение для успеха внутрирегиональной интеграции имеет применение квалифицированного управления, соединяющего в себе компетентность, социальную ориентированность внутринациональной и внутрегиональной политики, создание условий для прозрачного управления, сдерживающего рост коррупционных проявлений.

Не менее важно умение эффективно использовать природные и людские ресурсы, рассматривая первые как невосполнимые и дающие лишь внешнее и ограниченное во времени процветание. Как показывает мировая практика, между наличием энергетического богатства и экономическим ростом отсутствует автоматическая зависимость.

Для достижения этого необходимо проведение согласованной и компетентной политики сразу по нескольким направлениям. Наиболее перспективными среди них, с точки зрения интересов безопасности Кыргызстана на региональном уровне, выступают:

  • Создание единого энергетического рынка и сети транспортных коридоров в Центральной Азии,
  • Содействие экономическому росту стран региона путем специальных программ «подтягивания» до среднего уровня менее развитых участников, аналогичных действующим в Европейском Союзе,
  • Унификация действующего законодательства в валютно-финансовой сфере как основы для развития механизмов внутренних инвестиций, Широкое внедрение программ научно-технической и культурной кооперации,
  • Создание полномочных органов по противодействию нетрадиционным угрозам безопасности, в частности, борьбе с отмыванием криминальных средств, организованной преступностью и терроризмом.

Несмотря на значительные трудности, встающие перед странами региона, только согласованные действия в решении этих и иных проблем способны обеспечить успех самостоятельным интеграционным начинаниям в Центральной Азии.

Список литературы:

Нормативно-правовая литература:

  1. Договор о создании единого экономического пространства между Республикой Казахстан, Кыргызской Республикой и Республикой Узбекистан//Сборник основных документов Межгосударственного Совета Республики Казахстан, Кыргызской Республики, Республики Узбекистан и Республики Таджикистан.  - Бишкек:1998.
  2. Договор о создании единого экономического пространства между Республикой Казахстан, Кыргызской Республикой и Республикой Узбекистан.
  3. Заявление глав государств Республики Казахстан, Кыргызской Республики и Республики. Узбекистан от 8июля 1994 года//Сборник основных документов Межгосударственного Совета Республики Казахстан, Кыргызской Республики, Республики Узбекистан и Республики Таджикистан.  - Бишкек: 1998.

Монографии и книги:

  1. Центральная Азия: новое пространство для сотрудничества / Институт региональных исследований; Под ред. А. Табышалиевой.   - Бишкек, 2006.
  2. Панков В.В. Политология. -  Бишкек: КРСУ,  2006.
  3. Состояние и перспективы развития внешней политики Кыргызстана. – Б., 2010.
  4. Токтомушев К. Внешняя политика  независимого Кыргызстана. -  Б., 2010.
  5. Приграничная торговля.  Оценка пересечения границ между Кыргызстаном и Узбекистаном: отчет ОБСЕ. – Б., 2011. – С. 4.
  6. Черных И.А. Каспийская нефть: проблемы безопасности и транспортировки/Центральная Азия  во внешней  политике Европейского Союза. - Алматы, 2004. – С.135.
  7. Экономические стратегии  стран СНГ и Россия  /Под ред. А.. Барковского. -   М., 2009.
  8. Современный  терроризм: состояние и перспективы / Под ред. Е.И. Степанова.  – М., 2007. – С. 240.

Статьи из периодических изданий:

  1. Аширов Б.Ч. Становление и перспективы экономического сотрудничества Центральной Азии//Центральная Азия и культура мира.  - 1998. - № 1(4). - С. 5-Аширова Г.С. Внешнеполитический  курс КР  во взаимодействии с государствами-участниками СНГ // Вестник КРСУ. – 2011. - №11.  – С. 6;
  2. Водный аспект взаимоотношений Кыргызстана и Казахстана: наброски к водной-энергетической дипломатии // http: analitika.org.ca.
  3. Калишевский М.  Центральная Азия. Военный баланс // Кыргызстан сегодня. – 2012.- 10 окт. – С. 1.
  4. Кедейбаев А.  Положительные и отрицательные стороны вступления Кыргызстана в Таможенный Союз //Центральная Азия и Кавказ. -  2012. – С. 22.
  5. Примбетов С. Центральная Азия: реалии и перспективы экономической интеграции.  - М.: 2000. -  С. 43.
  6. Саидазимова Г. Интеграция в Центральной Азии: реалии, вызовы, возможности //Центральная Азия и Кавказ. -  2000. - № 3(9).  - С. 81.
  7. Состояние  национальных экономик  республиканских постсоветской  Центральной Азии и перспективы развития // Постсоветская  Центральная Азия:  стратегия и приоритеты  экономического развития. – Алматы, 2009. –С. 12.
  8. Сыроежкин  К.А. Россия – Китай – США и Центральная Азия  // США страны  Центральной Азии: реалии и перспективы взаимоотношений  . – М., 20009. – С.88.
  9. Трофимова Д. Россия  и США в Центральной Азии: проблемы, перспективы, интересы // Центральная Азия и Кавказ. – 2003. - №3. – С. 151.
  10. Трофимов Д. Шанхайский  процесс – от «пятерки» к организации сотрудничества»:  итоги 1990-х, проблемы и перспективы, интересы развития / Центральная  и Кавказ. – 2009. - №2. – С. 32.
  11. Третьяков В.Т. Зачем нам СНГ? // Наука быть Россией: наши национальные интересы и пути их реализации. М: Русский мир, 2007. – С. 46.
  12. Чешков М.А. Глабализация: Сущность, нынешняя фаза, перспективы // Внешняя политика  и безопасность современной России (1991 – 200). – М., 2002. – С. 114.
  13. Широков Г.К. Однополярный мир и многовариантность развития// Экономика  развивающихся стран /Под ред.  Петрова. – М., 2004. – С. 13.
  14. Юданов Ю. Центральная Азия   - новый фаворит иностранных инвесторов // Мировая экономика  и международные отношения. - №4. -  С. 102.
  15. Яковец  Ю.В. Глобализация  и взаимодействие цивилизаций. – М.,  2008.
  16. www.ia-centr.ru/archive/
  17. http://www.kaz-emb.kg

Приложение.

  1. Содружество Независимых Государств (СНГ)-  региональная международная организация (международный договор), призванная регулировать отношения сотрудничества между государствами, ранее входившими в состав СССР. СНГ не является надгосударственным образованием и функционирует на добровольной основе.
  2. Шанхайская организация сотрудничества ( ШОС ) - региональная международная организация, основанная в 2001 году лидерами Китая, России, Казахстана, Таджикистана, Киргизии и Узбекистана. За исключением Узбекистана, остальные страны являлись участницами «Шанхайской пятёрки», основанной в результате подписания в 1996—1997 гг. между Казахстаном, Киргизией, Китаем, Россией и Таджикистаном соглашений об укреплении доверия в военной области и о взаимном сокращении вооружённых сил в районе границы.
  3. Таможенный союз ( ТС) — соглашение двух или более государств (форма межгосударственного соглашения) об отмене таможенных пошлин в торговле между ними, форма коллективного протекционизма от третьих стран. Таможенный союз предусматривает также образование «единой таможенной территории».
  4. Организация Договора о коллективной безопасности (ОДКБ) — военно-политический союз, созданный несколькими государствами Евразии (в разное время организация объединяла от 6 до 9 государств) на основе Договора о Коллективной Безопасности (ДКБ), подписанного 15 мая 1992 года.
  5. Евразийское экономическое сообщество (ЕврАзЭС) — международная экономическая организация, созданная с целью формирования общих внешних таможенных границ входящих в неё государств, выработки единой внешнеэкономической политики, тарифов, цен и другими составляющими функционирования общего рынка.

Кыргызская Республика в рамках региональных организаций на http://mirrorref.ru


1. Реферат Разграничение полномочий федеральных и региональных организаций государственной власти

2. Реферат Рациональный учет производственных интересов и опыта строительно-монтажных организаций в рамках учебного процесса для подготовки к профессиональной деятельности студентов электроэнергетических специальностей

3. Реферат Принудительное разделение или выделение коммерческих организаций, некоммерческих организаций, осуществляющих деятельность, приносящую им доход

4. Реферат Государственный контроль за сделками с акциями (долями), имуществом коммерческих организаций, правами в отношении коммерческих организаций

5. Реферат Содержание финансов некоммерческих организаций. Формирование и использование финансовых ресурсов некоммерческих организаций

6. Реферат Республика Хакасия

7. Реферат Аристократическая республика

8. Реферат Президентская республика

9. Реферат Республика Карелия

10. Реферат Республика Дауда