Дмитрий Иванович – талантливый полководец

Работа добавлена:






Дмитрий Иванович – талантливый полководец на http://mirrorref.ru

   Введение

1. Великий князь московский

2. Дмитрий Иванович – талантливый полководец

   Заключение

   Литература

Одним из таких примеров является Дмитрий Донской. Он первым из московских князей возглавил вооруженную борьбу русского народа против монголо-татарских завоевателей. Его имя связывают с победой на Куликовом поле, где он проявил выдающийся полководческий талант, за что и был прозван Донским. Это сражение доказало возрождение  сил России и стало началом освобождения ее от монголо-татар.

Жизнь Дмитрия Донского, его подвиги всегда являлись объектом пристального внимания и изучения в различных сферах политической, дипломатической и научной жизни русского общества XV-XX вв.  Поэтому я решила тоже обратиться к этой теме и отразить в своем реферате основные вехи жизни  этого великого полководца.

              После разгрома Северной Руси монголо-татарскими завоевателями  и смерти великого владимирского князя Юрия Всеволодовича (1188-1238), старшим в роде остался Ярослав Всеволодович (1190-1246), который и стал великим князем. В 1243 году Батый, вернувшись из западного похода на реку Волгу, вызвал к себе  великого князя. Сопротивляться было бесполезно - большая часть Руси была опустошена и обессилена Батыевым погромом. Ярослав поехал в ставку и получил ярлык на великое княжение, признав вассальную зависимость Руси от Золотой Орды.

      Нашествие Батыя было первым, но далеко не последним вторжением

монголо-татар в пределы Руси. Русские княжества еще не успели залечить

раны, полученные от нашествия Батыя, как на них  обрушились новые походы кочевых завоевателей. При помощи таких походов ханы пытались укрепить свое господство на Руси. Подвергаемой все новым и новым нападениям стране было трудно собирать силы для решительного отпора завоевателям. Постоянные княжеские усобицы давали ханам Золотой Орды поводы для вмешательства в русские дела, часто монгольские  отряды приходили по прямому приглашению князей, которые использовали их в междоусобных войнах.

      Последний сын Калиты, ИванII Красный, умер, когда его наследнику Дмитрию исполнилось 9 лет. Малолетством московского князя  поспешил воспользоваться суздальский князь Дмитрий КонстантиновичIV, дядя Дмитрия. Однако московские бояре во главе с митрополитом Алексеем были заинтересованы в закреплении великого княжества за московской династией  и оказали сопротивление. Путем дипломатических переговоров в Орде и военного нажима на Дмитрия КонстантиновичаIV, они добились от  него отказа от великого княжения в пользу князя Дмитрия Ивановича.

      Дмитрий (1963), удостоенный великокняжеского  сана  ханом Мурутом, желая господствовать безопаснее, искал  благосклонности и в другом хане, Авдуле, также имевшем большое влияние в Орде. Политикой угодничества обоим ханам великий князь оскорблял того и другого. Поэтому он утратил милость сарайского хана и Дмитрий КонстантиновичIV опять занял Владимир, потому что Мурут прислал ему ханский ярлык на великое княжение. Но юный внук Калиты осмелился презреть его, выступил с полками и через неделю изгнал Дмитрия КонстантиновичаIV из Владимира. Между тем в Сарае один хан сменил другого. Преемник Мурута, Азис, также думал низвергнуть московского князя, и Дмитрий КонстантиновичIV снова получил ханскую грамоту  на  великое княжение. Но, видя свою слабость, он предпочёл дружбу Дмитрия Московского милости Азиса и отказался от достоинства великокняжеского.

По достижению совершеннолетия Дмитрий начал вести энергичную и смелую политику. Прежде всего, она была направлена на объединение русских земель  под главенством Москвы и на расширение границ своего княжества. Великий князь решил искоренить систему уделов. Он хотел править единовластно. Отнимая уделы дальних князей, Дмитрий не хотел поступать так с ближними.  Таким образом, московское княжество оставалось ещё раздробленным. Например, Дмитрий Иванович с двоюродным братом своим, Владимиром Андреевичем, заключил договор о том, что Владимиру разрешается править уделом своего отца, но он обязан подчиняться великому князю.

Надлежало принять меры для безопасности отечества и столицы, так как дубовые стены Кремля времён Ивана Калиты  после нескольких пожаров обветшали, и в середине 60-х годовXIV века Дмитрий Иванович, посоветовавшись с боярами, принял  решение строить каменный кремль-первую каменную крепость в северо-восточной Руси. Строили её из белого камня-известняка, который добывали  в  районе  села Мячково, что в 25 верстах от Москвы. В 1367 году строительство было завершено. И с этого времени Москва зовётся  белокаменной. Кремль был расширен почти до современных ему границ. Стенами не охвачена была лишь территория Кремля в треугольнике между Спасскими воротами, угловой Большой  арсенальной и Малой арсенальной башнями.

Монголо-татары постоянно совершали набеги и грабили русские города и села.    Князь Олег разбил ординского мурзу Тагая, разграбившего Рязань, а Дмитрий Нижегородский с братом своим, Борисом, наказали другого монгольского хана, Булат-Темира, разорившего сёла Бориса. Великий князь, готовясь к решительной борьбе с Ордою и собирая вокруг Москвы силы русских земель, старался утвердить порядок внутри страны. В то время происходили междоусобия тверских князей. Василий Михайлович Кашинский враждовал с племянником, Михаилом Александровичем, из-за области умершего Симеона Константиновича. Для решения этого спора они обратились к великому князю. Дмитрий поддержал Василия Михайловича. Михаил уехал в Литву к своему покровителю Ольгерду Литовскому, женатому на его сестре. Пользуясь его отсутствием, Василий с московскою ратью опустошили область Михаила. Но Михаил привел литовское  войско,  взял  Тверь  и  изгнал дядю. Советники Дмитрия, боясь замыслов Михаила,  который  назвался  великим князем  тверским  и  хотел   восстановить  независимость  своей  области, употребили хитрость: Михаил был приглашен в Москву для решения  спора  между тверскими  князьями.  Ему  гарантировали  безопасность.  Приехав  в  Москву, Михаил был взят под стражу. Но приезд ханского  вельможи,  Карача,  заставил советников Дмитрия  Ивановича освободить князя.

Надлежало  довершить  оружием  то,  что  начали  коварством.  Василий Кашинский умер, великий князь,  как  бы  желая  только  защитить  сына  его, Михаила, от притеснений, послал войско в Тверь, и Михаил Александрович ушел к Ольгерду.

Литва в это время тоже беспокоила Россию. Литовские  полки  взяли Ржев. Но юный князь Владимир Андреевич изгнал литовцев из города.  При  этих обстоятельствах Ольгерд должен был вступиться за шурина,  который  предлагал ему идти прямо к Москве и  смирить  великого  князя. И в 1368 году, собрав  многочисленные полки, Ольгерд выступил к пределам России. К литовскому войску  присоединился  смоленский  князь  с  дружиною.  О  цели похода не знал  никто,  потому  что  Ольгерд  умел  хранить  тайну.  Замыслы литовцев стали ясны  Дмитрию  тогда,  когда  завоеватель  был  уже  у  самых границ. Великий князь отправил гонцов во все области  для  собрания  войска, желая остановить неприятеля. Ольгерд спешил к Москве.  Великий  князь велел обратить в пепел окрестные здания и укрылся в Кремле. Три дня  Ольгерд  стоял под стенами, грабил церкви,  монастыри,  не  приступая  к  городу.  Каменные стены и башни устрашали его, а зимние морозы не позволяли  заняться  осадою. Ольгерд  удалился,  унося  богатую  добычу.  Великое  княжество  не   видало подобных ужасов в течение сорока лет и поняло,  что  не  одни  татары  могут разрушить страну.

      Потрясённая нашествием Литвы Москва нуждалась  в  передышке.  Поэтому Великий Князь возвратил Михаилу спорную область Симеона Константиновича. Но не замедлил снова объявить ему войну и принудил его вторично бежать в  Литву, взял Зубуев, Микулин и  пленил  множество  людей,  чтобы  ослабить  опасного противника. Раздражённый бедствием своего  невинного  народа,  Михаил  решил свергнуть Дмитрия посредством татар.

В то время Мамай соединил так называемую Золотую, или Сарайскую,  Орду,  где царствовал  Азис,  и  свою  Волжскую,   объявил   ханом   Мамант-Салтана и господствовал  под  его  именем.  Мамай был  недоволен  Дмитрием  Ивановичем и,  выслушав Михаила, дал ему грамоту на  сан  великого  князя.  Но  времена  безмолвного повиновения миновали, русские конные отряды спешили занять все  пути,  чтобы схватить тверского князя, и Михаил едва мог пробраться в Вильну. Жена Ольгерда, сестра Михаила, ходатайствовала за брата,  а  Дмитрий  послал московских воевод осаждать  Брянск  и  тревожить  владения  союзника  Литвы, князя Смоленского. Поэтому в  1370 году Ольгерд решил вторично идти к Москве, тем  более что  болота  и  реки  замёрзли  от  первого  зимнего   холода.   Войско   не останавливалось почти ни днём,  ни  ночью,  и  в  исходе  ноября  подошло  к Волоколамску. Три дня пытались литовцы взять эту деревянную крепость, но  не смогли. Ольгерд решил не  терять  понапрасну  время  и  двинулся  дальше.  6 декабря Ольгерд расположился станом близ  Москвы.  Восемь  дней  он  разорял окрестности, сжёг Загородье, часть Посада и вторично не решился приступить  к Кремлю, где находился сам Дмитрий. В это время брат Дмитрия, Владимир Андреевич,  стоял  в  Перемышле  с сильными  полками, а  князь  Владимир  Дмитриевич  Пронский  вел   к   Москве рязанское войско. Ольгерд испугался и потребовал мира. Великий князь

охотно заключил с ними  перемирие  до  июля.  Оставленный  зятем,  Михаил  вторично обратился к Мамаю и выехал из Орды  с  новым  ярлыком  на  Великое  Княжение Владимирское. Хан предлагал ему даже войско, но князь не  хотел  подвергнуть Россию опустошениям и  заслужить  справедливую  ненависть  народа.  Он  взял только ханского посла  с  собою.  Узнав  о  том,  Дмитрий  Иванович во  всех  городах великого княжества обязал бояр и чернь поклясться быть ему верным и  вступил в Переславль Залесский. Тщетно Михаил надеялся  преклонить  к  себе  граждан владимирских, Тщетно посол звал Дмитрия во Владимир  слушать  грамоту  хана.

Великий князь ответил, что не признает Михаила великим князем  и  не  пустит его в столицу, а  для  посла  путь  свободен.  Наконец  татарский  вельможа, вручив ярлык Михаилу, уехал в Москву, где был осыпан дарами.

Мамай не мог  простить  Дмитрию  двукратное  ослушание.  Великий  князь  долго  советовался  с  боярами  и  с митрополитом:  надлежало  или  немедленно   восстать   против   татар,   или прибегнуть к старинному  унижению,  к  дарам  и  лести.  Успех  великодумной смелости казался  еще  сомнительным.  Поэтому  избрали  старое  средство,  и Дмитрий - без сомнения, зная расположение Мамая - решился ехать в Орду. В конце осени великий князь вернулся в Москву.  Мамай,  не  предвидя  в  нем будущего грозного  противника,  принял  Дмитрия  ласково,  утвердил  его  на великом княжении и согласился брать  дань  гораздо  умеренней  прежней.  Эта мелочь была удивительной, но татары уже чувствовали силу  московских  князей и тем дороже ценили покорность Дмитрия. В Орде находился сын Михаила,  Иван, удержанный там за 10000 рублей, которые Михаил  должен  был  хану.  Дмитрий, желая иметь столь важный залог в своих  руках,  выкупил  Ивана  и  привез  с собой в Москву. Но, согласно с правилами  чести,  Иван  был  освобожден,  как скоро отец заплатил Дмитрию означенное количество серебра.

      Через некоторое время появился новый неприятель, который  хотя  и  не

думал свергнуть Дмитрия с престола  Владимирского,  однако  ж,  всеми  силами противоборствовал  его  системе  единовластия,  ненавистной   для   удельных князей. Это был Олег Рязанский. Не опасаясь уже ни Литвы, ни татар,  великий  князь  скоро  нашёл причину объявить  войну  Олегу.  Воевода  Дмитрий  Михайлович  Волынский,  с сильными московскими полками вступил во владения Олега и  встретился  с  его полками,  не  менее  многочисленными.  Московская  рать   разбила  рязанцев наголову. Олег едва ушёл. Великий князь отдал Рязань  Владимиру  Дмитриевичу Пронскому, согласному зависеть от его верховной власти. Но  любимый  народом Олег скоро изгнал Владимира и снова завоевал все свои  области,  а  Дмитрий, встревоженный иными, опаснейшими врагами, примирился с ним до времени.

      Михаил Александрович,  все  ещё  имея  тесную  связь  с  Литвою,  убеждал  Ольгерда действовать с ним заодно против великого князя.  Михаил  говорил,  что  рано или поздно Дмитрий  отомстит  ему  за  двукратную  осаду  Москвы  и  захочет возвратить отечеству земли, отторженные Литвой от России.  Вечный мир,  клятвенно  утверждённый   в   Москве   литовскими   послами,  произвел единственно то, что Ольгерд не захотел сам предводительствовать войсками,  а послал своего брата, Кестутия. Не уступая Ольгерду ни в скорости, ни в  тайне воинских замыслов, Кестутий весной  внезапно  осадил  Переславль. Литовское нападение было стремительным. Кестутий  выжег  предместье,  но  снял осаду  и  соединился  с  войском  Михаила,  который  опустошил  сёла  вокруг Дмитрова, взяв выкуп с  города.  Обе  рати  двинулись  к  Кашину,  истребили селения вокруг него и также взяли дань с граждан. Дальше враг  направился  к Торжку. Жители  города,  давшие  клятву  быть  верными  Дмитрию,  отказались принять к себе тверского наместника. За  это  город  был  обращён  в  пепел. Набег Кестутия, нарушивший мирный договор между  Литвой  и  Россией,  должен был иметь последствия и Ольгерд хотел опередить Дмитрия Ивановича;  он с многочисленным  войском  устремился  к  столице,  рассчитывая застать великого князя врасплох. Но на подступах к  Москве  он  был  встречен русскими полками. Российское войско  встало  против  литовского,  готовое  к бою. Между двумя станами находился крутой овраг. Ни те, ни другие не  хотели сойти вниз, чтобы начать битву и  несколько  дней  миновало  в  бездействии. Этим воспользовался Ольгерд для предложения  мира, которого желали с обоих  сторон. Если бы россияне одержали  верх,  то  литовцы,  удаленные  от  своих  границ могли бы быть истреблены. Если бы Ольгерд победил, то Дмитрий предал  бы ему Россию в жертву. Зная, что так называемый "вечный мир" -  пустое  слово, было заключено перемирие от 1  августа  до  26  октября.  Ольгерд  решил  не нарушать перемирия и два года не беспокоил Россию.

Иная опасность для России исходила от берегов Волги. Вопреки  слову,  данному ханом,  послы  Мамая,  приехав  в  Нижний  Новгород (1377)  с  воинскою   дружиною, оскорбили тамошнего князя. За это они были убиты народом.  Гордый  Мамай  не стерпел такой  явной  дерзости  и  послал  войско  опустошить  нижегородскую область, берега Киши и Пьяны. А московские войска во главе с князем Дмитрием Михайловичем Боброком-Волынцем и нижегородская рать взяли город Булгар. Таким образом, торговый путь по Волге оказался под контролем Москвы.

Мамай был разгневан и поклялся погубить  Дмитрия,  российские мятежники взялись помогать ему в этом. Михаил  Тверской  отправил послов к хану, а сам поехал в Литву и, возвратившись в Тверь,  получил  из  Орды грамоту на Великое Княжение. Мамай  и Ольгерд обещали ему войско. Не  дав им времени исполнить столь нужное обещание,  легкомысленный  Михаил Александрович объявил Дмитрию войну. Великий князь  проявил  необыкновенную  деятельность, предвидя, что он в одно  время  может  развязаться война на два фронта. Его гонцы скакали из области в область, а  вслед за  ними  выступали полки. Собралось многочисленное войско. Все  удельные  и  московские  князья находились под знамёнами великого князя. Дмитрий, взяв, Микулин, 5 августа осадил  Тверь.  Все  области  Михаила Александровича были разорены московскими воеводами. Михаил все ещё надеялся на помощь  литовцев, но они,  узнав  о  силе  Дмитрия,  возвратились  назад.  Михаилу  оставалось умереть или  смириться.  Он  избрал  последнее.  Знатные  тверские  бояре пришли в стан к Дмитрию, требуя милости и спасения. Великий князь проявил умеренность, предписав Михаилу не  тягостные  условия. Главным  из  них  было  следующее:

  1. тверской   князь   должен   повиноваться московскому князю и  никогда  не  искать  Великого  Княжения  Владимирского;
  2. он обязуется отказаться от союза с Ольгердом, если Литва  объявит  войну какому-либо русскому князю.

Великий  князь послал часть войска  на  болгаров   с воеводою, князем Дмитрием Михайловичем Волынским.  Казанская  Болгария,  еще прежде России покорённая Батыем, с того времени зависела от Орды,  и  жители смешались с татарами. Новый поход россиян в эту землю имел  важнейшую  цель. Великий князь, уже явный враг Орды, хотел подчинить себе Болгарию. Истребив  огнем   болгарские   села, русские воины заставили   двух болгарских  ханов,  Осана  и  Махмат-Салтана,  покориться  Великому   Князю. Ободрённая этим успехом, Россия готовилась к дальнейшим подвигам.

Мамай постоянно отодвигает генеральное нападение на великого князя, потому что в Орде свирепствует язва, и он не может собрать огромное войско. Однако Великий хан не упускает возможностей навредить России. Соседи  нижегородской  области,  Мордва,  обещали указать татарам безопасный путь в её пределы. Дмитрий  Суздальский  известил об этом великого князя, который немедленно собрал войско и послал  воевод на встречу неприятелю, а сам возвратился в столицу. Поверив слухам, что  татары  далеко,  войска  остановились  на  берегу  реки Пьяны, они проявили беспечность, потеряли бдительность – сложили доспехи в телеги и мешки и увлеклись хмельным питием («ездят пиани»). Монголы  тайно подошли к русским войскам и с пяти сторон ударили столь внезапно  и  быстро,

что никто не успел приготовиться к бою. В общем смятении русские войска бежали к реке Пьяне, погибло множество воинов.  Татары,  одержав  совершенную  победу, на третий день подошли к Нижнему Новгороду. Князь Дмитрий  Константинович  ушёл в Суздаль, а жители спасались в лодках вверх по Волге. Неприятель подверг страшному погрому Нижний Новгород и другие города княжества, таким образом,  наказав  его за убийство послов Мамая.

В то же время монголы взяли  Рязань.  Князь  Олег  едва  смог  спастись.  Но татары желали только грабить и жечь. Они мгновенно  приходили,  мгновенно  и скрывались. Нижегородская и рязанская области  были  усыпаны  пеплом.  Чтобы довершить бедствие Нижнего Новгорода, мордовские  хищники  по  следам  татар начали злодействовать в этой области, но князь Борис  Константинович  настиг их, когда они уже  возвращались  с  добычею,  и  потопил  в  реке  Пьяне.

В следующую зиму он вместе с племянником и воеводою великого  князя  опустошил всю землю Мордовскую, истребляя жилища и жителей. Эта бесчеловечная месть снова  возбудила  гнев  Мамая,  так  как  мордовская земля находилась под  властью  хана.  Нижний  Новгород,  едва  возникнув  из пепла, вторично был взят татарами  во главе с опытным полководцем мурзой Бегичем. Они сожгли город, опустошили  область  и, выходя за пределы  России,  соединились  еще  с  другим  войском,  посланным Мамаем на самого великого князя. Дмитрий  Иванович,  узнав  заблаговременно  о  замыслах  неприятеля, и, помня об уроке, преподнесенном татарами на реке Пьяне,  успел собрать большое московское войско, и встретил  татар  в  рязанской  области,  на  берегах   реки Вожи. Оба войска, примерно одинаковые по численности, сошлись в начале августа 1378 года к югу от Оки. Они стали на противоположных берегах, несколько дней выжидали, перестреливались через реку. Наконец, 11 августа Бегич послал конницу, и она, переправившись на северный берег, обрушилась на русский центр, которым командовал сам великий князь Дмитрий.  Его большой полк отбил натиск и перешел в контрнаступление. С флангов бросились в бой полки правой и левой руки. Их мощный удар привел к разгрому и бегству ордынцев.  Ночь  спасла  остаток  мамаевых  полков. Довольный столь блестящим успехом, Дмитрий возвратился в Москву. Эта  победа была первою, одержанною россиянами над татарами с 1224 года.

Мамай, услышав о гибели своего войска, собрал новое и так быстро двинулся  к Рязани, что тамошний князь Олег не успел приготовиться к отпору и  бежал  из столицы  за  Оку,  предав   отечество   в   жертву   варварам. Но   Мамай, кровопролитием и разрушением удовлетворив первому  порыву  мести,  не  хотел идти далее Рязани и возвратился к берегам Волги,  отложив  решительный  удар на другое время.

Дмитрий Иванович успел между тем смирить Литву. Ольгерд умер в 1377 году, его  смерть обещала  спокойствие  нашим  юго-западным  границам,  тем  более   что   она произвела в Литве междоусобие. Перемирие, заключенное с Литвою было давно нарушено, так как московские полки еще при жизни Ольгерда  ходили осаждать Ржев. Пользуясь раздором его сыновей, великий князь в начале зимы  послал своего  брата,  Владимира  Андреевича,  с  сильным  войском  к  Стародубу  и Трубчевску, чтобы эти поселения снова  присоединить  к  России.  Оба  города сдались, но полководцы Дмитрия Ивановича, как бы уже  не  признавая  тамошних  жителей единокровными братьями, позволили воинам грабить.

Таким образом, Дмитрий мог надеяться  в  одно  время     свергнуть  татар  и возвратить отечеству земли, отнятые у нас Литвой.

Мамай пылал яростью и нетерпением  отомстить  Дмитрию  за  разгром  ханского войска на берегах Волги. Но,  видя,  что  русские  уже  не  трепещут  перед монго-татарскими завоевателями  и  решились  противоборствовать  силе  силою,  он  долго  медлил, набирая  войско  из  татар,  половцев,  хазарских  турков,  черкесов,  ясов, армян и крымских генуэзцев.  Мамай  вступил в тесный союз с Ягайлом Литовским.  К  ним  присоединился  изменник  -  Олег Рязанский.  Надеясь предательством спасти свое княжество, страшась стать их жертвою и, думая,  что  грозное  ополчение  Мамая,   усиленное   литовскими полками, должно  сокрушить  Россию,  Олег вошёл в переговоры с  татарами  и с Литвою.

Дмитрий Иванович в конце лета узнал о походе Мамая, и сам  Олег,  желая  скрыть  свою измену, дал ему знать, что надо готовиться к войне. Великий  князь  разослал гонцов  по  всем  областям  Великого  Княжества,  чтобы  собирать  войско  и немедленно вести его  в  Москву.  Повеление  его  было  исполнено  с  редким усердием. Целые  города  вооружались  в  несколько  дней,  ратники  тысячами стремились отовсюду к столице.  Дмитрий,  подготовив  полки  к  выступлению, пожелал  с  братом  Владимиром  Андреевичем  принять  благословение  Сергия, игумена Троицкой обители. Игумен дал ему двух иноков, одним из которых  был бывший воин    Александр  Пересвет.

В Коломне соединились с Дмитрием  верные  ему  сыновья  Ольгерда,  Андрей  и Дмитрий с полоцкою и брянскою дружиной. Никогда ещё Россия  не  имела  столь большого войска. Более  ста  пятидесяти  тысяч  всадников  и  пеших.  Вскоре пришла весть, что Мамай  уже  три  недели  стоит  за  Доном  и  ждёт  Ягайла Литовского. В то же время в Коломну приехал  ханский  посол,  требуя,  чтобы Дмитрий заплатил татарам ту самую  дань,  какую  брал  с  его  предков  царь  Чанибек. Ещё не доверяя своим силам и боясь излишнею  надменностью  погубить отечество, Дмитрий  ответил,  что  он  желает  мира  и  не  отказывается  от умеренной дани, согласно с прежними  условиями,  заключёнными  между  ним  и Мамаем, но не хочет разорить землю  свою  тягостными  налогами.  Этот  ответ показался Мамаю

дерзким. С обеих сторон  видели  необходимость  решить  дело мечом.

Итак, В Коломне были уряжены полки, проведен смотр войск. Летописи отмечают, что такой огромной силы давно не видела Русская земля. Из Коломны путь соединенного войска лежал через Оку к устью реки  Лопасни, за пределы рязанского княжества. В этом состоял стратегический замысел Дмитрия, который стремился расстроить планы Мамая в объединении с литовским князем Ягайлом и рязанским князем Олегом.                             Московское войско двигалось в полной тишине, 30 августа завершилось переправа через Оку, 6 сентября войско подошло к Дону, где Дмитрий и замыслил встретить Мамая. Местом встречи было выбрано Куликово поле, и не случайно. Вся география Куликового поля благоволила русскому войску: речные, лесные и болотистые фланги, возвышение на месте стана русских войск. Мамай же двигался к Куликову полю с Красивой Мечи. В ночь с 7 по 8 сентября русские войска переправились через Дон, на правый берег в области впадения реки Непрядвы, отрезав себе, путь для отступления, и встали в боевой порядок в водоразделе между Смолкой и Нижним Дубиком.

Боевой порядок русских войск  состоял из 5-ти полков и резерва (рис. 1).

Впереди стоял «передовой полк», за ним – «большой полк»,  правее – «полк правой руки», левее – «полк левой руки», за левым флангом в «Зеленой дубраве», великий князь укрыл сильный «засадный полк» во главе с князем Серпуховским и боярином Боброком-Волынским. За «большим полком» был расположен частный резерв (конница). Левый фланг русского войска, на который должен был пасть основной удар татар, переходил в топкие берега Смолки. Правый фланг был защищен болотистыми берегами реки Непрядвы, а также тяжеловооруженной псковской и полоцкой конными дружинами. В центре большой рати были сведены все городские полки. «Передовой» и «большой» полки должны были ослабить вражеский удар по главным силам. «Засадный полк» выполнял задачу общего резерва.

Монголо-татарские же полчища стали развернутым фронтом, без резервов.

Утром 8 сентября 1380 года над Куликовым полем стоял густой, непроницаемый туман, который рассеялся только к двенадцатому часу. Сражение началось с поединка между русским и татарским богатырями – Пересветом и Челубеем.Потрясая копьем, Челубей громовым голосом вызывал на поединок любого русского воина, который не побоится помериться с ним силами. Этот вызов принял богатырь Пересвет. С копьями на перевес мчались всадники друг на друга и сшиблись на всем скаку. Кони их едва устояли, присев на задние ноги, а оба воина насмерть поразили друг друга. Но  к  монголам  конь  Челубея прискакал без наездника, а конь Пересвета  привёз  своего  мёртвого  ездока. Для русских это было хорошим знамением. К 12 часам русские и татары сблизились, и началась битва. «И была брань крепкая и сеча злая, - говорится в сказании, - и лилась кровь, как вода, и падало мертвых бесчисленное множество от обеих сторон, от татарской и русской. Не только оружием убивали, но и под конскими ногами умирали, от тесноты великой задыхались, потому что не могло вместиться на поле Куликовом, между Доном и Мечой, такого множества сошедшихся сил». Дмитрий Иванович принимал в сражении непосредственное участие на решающих участках боя, оставив под своим знаменем боярина Михаила Бренка. Дмитрий  хотел сражаться в передовом полку, но бояре просили  остаться  его  за  главным  войском,  в  безопасном месте. Великий князь

все-таки бился  в  первых рядах в доспехах простого воина. Ордынские силы обрушили страшный удар на «передовой полк», полностью его уничтожили, но и сами потеряли много воинов. Затем татарская конница атаковала «большой полк», который также понес большие потери; был убит боярин Бренк и подрублено великокняжеское знамя. Дмитрий Иванович ввел в бой свой частный резерв, который ликвидировал прорыв татар в  центре. Тогда,  создавая  численный перевес, Мамай, перенес удар на левый фланг русского войска. Несмотря  на  ожесточенное сопротивление, противнику удалось прорвать левое крыло русских и выйти в тыл главных сил. Понесший значительные потери «полк левой руки» начал отступать. Наступила кульминация сражения. Исход сражения решил «засадный полк»воеводы Боброка, введенный в бой в острый момент, когда татары, тесня «полк левой руки», открыли свой фланг и тыл. Одновременно с «засадным» начал атаку «полк правой руки». Внезапное введение в бой свежих русских  сил  коренным образом изменило  ситуацию. Монголо-татарская конница стала отступать, смяв свою пехоту. Началось массовое бегство татар. Преследование велось русской конницей до наступления темноты. Войско Мамая перестало существовать, а сам он бежал в Крым и там погиб в Кафе (Феодосии).

Войско Ягайла Литовского выступило в поход «татарам поганым на помощь, а крестьянам на пакость», по выражению русского летописца, но опоздало. Узнав о поражении Мамая, Ягайло отступил, - «побегоша назад со многою скоростию никим же гонимы».

В результате сражения были наголову разгромлены и  уничтожены  войска Золотой Орды. Была ликвидирована реальная угроза тотального погрома  русской земли, последствия которого трудно вообразить. Однако русская  рать  понесла большие потери. Семь дней собирали и  хоронили  в  братских могилах павших воинов - на

пространстве десяти верст лилась кровь крестьян  и  неверных.

Когда после битвы стали съезжаться князья, нигде  не  было  великого князя. Возвратившись с погони, князь Владимир Андреевич, спохватившись, начал искать брата своего Дмитрия; стал расспрашивать: не видал ли кто его? Одни говорили, что видели его жестоко раненного, и поэтому его надо искать между трупами; другие, что видели, как он отбивался от четырех татар и бежал, но не знают, что после с ним случилось; один объявил, что видел, как великий князь, раненный, пешком возвращался с боя. Владимир Андреевич стал со слезами на глазах упрашивать, чтоб все искали великого князя, обещал тому, кто найдет великие награды. Войско рассеялось по полю; после долгих исканий нашли великого князя, едва дышащего, под ветвями недавно срубленного дерева. Дмитрий был оглушен сильным ударом и с трудом распознал, кто с ним говорит и о чем; панцирь его был весь избит, но на теле не было ни одной смертельной раны.

Велика была радость Руси после Куликовской победы, но велика и скорбь, говорят летописцы, ибо русское войско, со своей стороны понесло огромные потери. Поэтому Дмитрий Иванович оказался не в состоянии освободить Русь от «агарян». Через 2 года (1382) новый хан Золотой Орды Тохтамыш с большим войском вторгся в русские области, взял и опустошил Москву. Великий князь вынужден был снова признать над собою татарскую власть, но все же Куликовская победа имела огромное политическое и национальное значение, ибо показала, что Русь, объединенная под властью великого князя московского, может победить своего угнетателя, и все северорусское население начинало видеть именно в московском государе своего национального вождя.

Куликовская битва  - важнейшее событие в истории средневековой Руси, во многом  определившее  дальнейшую  судьбу  Российского  государства.  Это сражение явилось переломным моментом в борьбе русского народа за освобождение от монголо-татарского нашествия. Упрочило значение Москвы как основы и инициатора создания централизованного государства на Руси. Это сражение не прекратило  бедствий России, но доказала возрождение её сил. Дмитрий, одним ударом освободив Россию от двух  грозных  неприятелей, послал гонцов в Москву, Переславль,  Кострому,  Владимир,  Ростов  и  другие города. Везде  славили  Дмитрия  как  второго  Ярослава  Великого  и  нового Александра Невского, единогласно назвав его Донским, а Владимира Андреевича  Храбрым. Но, к сожалению, Куликовская битва не имела тех важных, прямых  последствий, каких ожидали Дмитрий и его народ, но считалась  знаменитейшей  в  преданиях нашей истории до времён Петра Великого.

 Дмитрий Донской был и остается одной из  самых  выдающихся  личностей нашего государства. Его правление  имело  огромное значение для России.

При Дмитрии Донском территория московского княжества расширилась на север: в землях коми-зырян была устроена пермская епископия и создан укрепленный городок (Усть-Вымь) при впадении реки Вымь в Вычегу.

Постоянные связи поддерживались с южными славянами, а также с Византийской империей, так как великий князь добивался независимости от константинопольского патриарха.

При Дмитрии Ивановиче Москва стала крупнейшим ремесленным и торговым городом в Северной Руси наряду с Великим Новгородом.

В 1367 году Кремль был обнесен стенами из белого камня (белокаменная Москва).

Большое развитие получила письменность. К литературным памятникам времени Дмитрия Ивановича относят: «Сказание о Мамаевом побоище»,  роман С. Бородина «Дмитрий Донской», «Задонщина».

Написаны такие великолепные картины как «Утро на Куликовом поле» А.Бубнова, «Поединок Пересвета с  Челубеем» А. Вавилова.

При  Дмитрии Донском в армии  появилась  артиллерия (1382).

Но, прежде всего, великий князь был талантливым  полководцем. Именно результат деятельности Дмитрия Ивановича  как организатора и объединителя народного движения, сумевшего сплотить вокруг Москвы почти все русские земли для борьбы с общим врагом, сказался в блестящей победе на Куликовом поле. Куликовская битва была величайшим событием своего времени, решающим поворотом в борьбе русского народа против монголо-татарских завоевателей. Победа в этом сражении явилась выдающимся достижением передового русского военного искусстваXIV века.

Итак, необходимо отметить, что по справедливости не ИванI Калита, а его знаменитый внук  является основателем могущества и политического значения московского государства. Правильно и очень образно сказал Ключевский: «Московское государство родилось на Куликовом поле, а не в скопидомном сундуке Ивана Калиты».

Литература:

  1. А.А. Преображенский, Б.А. Рыбаков. История отечества: - М., 1998.
  2. А.А. Строков. Военное искусство Руси периода феодальной раздробленности: - М., 1964.
  3. А.Н. Сахаров, В.Н. Буганов. История России: - М., 1995.
  4. С.Г. Пушкарев. Обзор русской истории: - М., 1987.
  5. С.В. Исмаилова, И.Р. Антонов-Овсеенко и др.                            Энциклопедия для детей. От древних славян до Петра Великого: - СПб., 2000.
  6. К. Маркс. Хронологические выписки: - М., 1981.

Дмитрий Иванович – талантливый полководец на http://mirrorref.ru


Похожие рефераты, которые будут Вам интерестны.

1. Дмитрий Анатольевич Медведев

2. Аэций: политик и полководец

3. Куликовская битва. Дмитрий Донской

4. А.В. Суворов – великий русский полководец

5. Федор Иванович Тютчев

6. НИКОЛАЙ ИВАНОВИЧ ЛОБАЧЕВСКИЙ

7. Савва Иванович Мамонтов

8. Леонид Иванович Глебов

9. Николай Иванович Кореев (1850 – 1931)

10. Александр Иванович Куприн Любовь сочинение

5 stars - based on 250 reviews 5