Новости

Школы Белоруссии в годы Великой Отечественной Войны

Работа добавлена:






Школы Белоруссии в годы Великой Отечественной Войны на http://mirrorref.ru

Учреждение образования

«Белорусский государственный педагогический

университет имени Максима Танка»

УТВЕРЖДАЮ

Заведующий кафедрой педагогики

___________________Цыркун И.И

«   »_______________2014г.

Факультет: исторический

Специальность: История

Кафедра: педагогики

Дисциплина: педагогика

Научный руководитель: Воронецкая Л.Н., кандидат пед. наук, доцент

Автор курсовой работы: Голуб Инесса Игоревна

Студентки 5 курса, 51 группы,  заочной  формы получения образования

ЗАДАНИЕ НА ВЫПОЛНЕНИЕ КУРСОВОЙ РАБОТЫ

1.ТЕМА: "Школы Белоруссии в годы Великой Отечественной Войны"

2.Вопросы, которые необходимо разработать:

  1. ….
  2. ….
  3. …..

3.Рекомендуемая литература:

  • ..

Задание принял к выполнению……………Научный руководитель

_____________( Петров П.П.)              __________(Воронецкая Л.Н.)

«   »2014г.«   »2014г.

СОДЕРЖАНИЕ

ВВЕДЕНИЕ………………………………………………………………………..2

ГЛАВАI.

ГЛАВАII

ГЛАВАIII.

ГЛАВАIV. ЗАКЛЮЧЕНИЕ………………………………………………………………….25

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК…………………………………………..26

Введение

Актуальность выбранной темы: представленная курсовая работа посвящена школам  Беларуси во время немецкой оккупации 1941-1944 годах. Введение своей курсовой работы, начну с историографический обзора литературы по теме «Школы на территории Беларуси во время немецкой оккупации 1941-1944 гг.». Тема является сложной, потому что, литературы, которая могла бы рассказать всю правду или просто показать, что происходила во время немецкой оккупации вышло в свет сравнительно мала, а если и были публикации, то вся литература, которая вышла в советский период была субъективной. Показывала одну сторону оккупационного режима на Беларуси, негативные стороны немецкой оккупации, литература была пропитана советской идеологией. Однако тема является актуальной, потому что слабо изучена. Война на долгих три года прекратила учебу белорусских школьников. На оккупированной гитлеровцами территории было уничтожено 6177 школьных зданий, все детские дома, дошкольные учреждения, сожжены школьные и районные библиотеки, уничтожено все школьное оборудование, все школьные учебники. Часть уцелевших школьных зданий была превращена в полицейские участки, комендатуры, солдатские казармы и даже конюшни. Несмотря на тяжелые условия военного времени на территории Беларуси работали различные типы школ, активно поддерживаемые населением. Открывались нелегальныетайные школы, в которых обучали детей по сохранившимся учебникам, художественной и политической литературе. Работа тайных школ контролировалась подпольными партийными и комсомольскими организациями. В районах, освобожденных партизанами, открывались школы, обучение в которых велось два раза в неделю. В партизанских школах так называемые«лесные школы» работали по программам НКП БССР. Процесс обучения в этих школах протекал в неимоверно тяжелых условиях, у детей не было учебников, бумаги, письменных принадлежностей. Но учащиеся сами изготовляли наглядные пособия, вместо бумаги использовали бересту. С первых дней войны тысячи учителей и работников народного образования вступили в ряды Красной Армии, сражались на фронтах, принимали активное участие в партизанской борьбе. Многие из них явились организаторами партизанских отрядов, командирами диверсионных групп. Более 3,5 тысяч учителей Беларуси были награждены орденами и медалями, а некоторым из них (П.М. Машерову, Т.С. Мариненко, Д.В. Тябуту, В.И. Левенцову и др.) было присвоено звание Героя Советского Союза. На оккупированной территории проводилась политика «онемечивания», фашистская администрация создавала так называемые«народные школы», в которых большое внимание уделялось идеологическому воспитанию относительно «нового порядка», изучению биографии Гитлера, немецкому языку. Население бойкотировало эти школы: учителя срывали занятия, вместе с учениками уходили в партизанские отряды. В эту борьбу включались комсомольские организации.

Борьба за реализацию всеобщего обязательного обучения в военной обстановке.

Война затормозила осуществление всеобщего семилетного обязательного обучения. Развертыванию всеобщего обучения препятствовали перемещения населения из западных районов в восточные, уход учителей в армию, включение учащихся в трудовую деятельность в связи с уходом на войну кормильцев семьи и пр. Иногда местные органы оправдывали срыв всеобуча тем, что в военное время надо воевать, а не учиться. Коммунистическая партия указала на ошибочность таких позиций: «Как бы мы ни были поглощены войной, — писала газета «Правда», — забота о детях, их воспитании остается одной из главных задач... закон о всеобщем обучении остается незыблемым в условиях войны. Мы должны учесть всех детей и учесть хорошо, несмотря на сложность военного времени... Никаких ссылок на военную обстановку». Наркомпросами и местными организациями был принят ряд мер по уточнению учета школьных контингентов (включая и эвакуируемых), было разрешено открывать дополнительные классы и школы. Для эвакуированных детей создавались школы-интернаты. Школьная администрация, комсомол, профсоюзы и родительская общественность приняли активное участие в борьбе с отсевом учащихся и помогли укреплению школы.  Правительство приняло ряд мер по борьбе с безнадзорностью детей, явившейся результатом ухода отцов на фронт, а матерей и других взрослых членов семьи на производство. В начале 1942 года Совет Народных Комиссаров СССР утвердил план борьбы с детской безнадзорностью. В краях и областях были созданы комиссии по борьбе с безнадзорностью, организована специальная инспектура, открыта сеть детских приемников и детских домов, организовано трудоустройство подростков. Многие семьи советских граждан стали брать к себе на воспитание детей-сирот, где они обрели себе новых отцов и матерей. В годы войны Коммунистическая партия и Советское правительство принимали все меры по расширению школьной сети и восстановлению ее в тех местах, где враг уничтожил школьные здания. По государственному бюджету 1944 года был ассигнован один миллиард рублей на строительство новых школьных здании. Постепенно освобождались школы, используемые не по назначению. Все это создавало в военных условиях благоприятные возможности для реализации всеобщего обучения. Многим учащимся была оказана и материальная помощь. В большинстве школ было налажено питание учащихся. С 1944/45 учебного года было установлено обязательное обучение детей с семилетнего возраста. Это мероприятие ликвидировало разрыв между детским садом и школой. Однако для его реализации пришлось преодолеть ряд трудностей (не хватало учителей, классных помещений, не было умения приспособиться к возрастным особенностям детей-семилеток). Для той молодежи, которая в начале войны оставила школу и была занята в промышленности или в сельском хозяйстве, в 1943 году были организованы школы рабочей и сельской молодежи. Таким образом, повсеместно с большой энергией проводилась борьба за всеобщее обучение, несмотря на трудности военного времени, которые постепенно преодолевались.

Учебно-воспитательная работа школы.

Общественно полезный труд школьников. Борьба советского народа с фашистскими захватчиками выдвинула ряд требований, изменивших учебно-воспитательную работу. Всему преподаванию, всей воспитательной работе в школе был придан боевой, патриотический характер. Изменился характер преподавания литературы, истории, географии. Юноши и девушки вдохновлялись образами молодых героев — Зои Космодемьянской, Лизы Чайкиной, Саши Чекалина, Александра Матросова, Николая Гастелло и других. На местах была развернута значительная работа по пересмотру программ таких предметов, как физика, химия, биология. Содержанию преподавания был придан более практический характер, устанавливалась более тесная связь школьных курсов с жизнью, вводились военно-оборонные темы. С начала 1941/42 учебного года было введено изучение основ сельского хозяйства.Согласно специальному решению правительства с начала 1943 года при некоторых школах и в детских домах стали открываться учебно-производственные мастерские. В ряде случаев учащиеся старших классов вовлекались в оборонную работу на предприятиях или работали в мастерских бытового обслуживания: по ремонту электроприборов и т. п. В этом полезном и важном деле принимали участие и учителя как руководители ученических бригад. Учащиеся овладевали технологией производства и соответствующими трудовыми навыками, учителям удавалось связывать работу на предприятиях с занятиями по физике и химии. Как правило, учителя констатировали, что производительный труд учащихся (2—3 часа в день) благотворно сказывался на дисциплине школьников и способствовал более осмысленному и глубокому усвоению знаний. Исключительно важное воспитательное и образовательное значение приобрел труд школьников на полях колхозов и совхозов. При хорошей его организации ученики приносили большую пользу сельскому хозяйству и расширяли свой общеобразовательный кругозор. Эффективность труда учащихся высоко оценивалась рядом краевых и областных исполкомов Советов трудящихся. Интенсивную деятельность ученики развили по сбору железного лома, теплых вещей для Красной Армии, активно помогали госпиталям, семьям фронтовиков.  В эти годы в ряде школ вырабатывались местные правила для учащихся. Этот опыт был обобщен, и в августе 1943 года СНK РСФСР были утверждены «Правила для учащихся», в которых определялись обязанности школьника по отношению к школе, учителям, родителям, старшим и товарищам, устанавливались правила культурного поведения учащихся как в школе, так и вне ее. «Правила для учащихся» способствовали укреплению воспитательной работы в школе. «Правила» изучались учащимися. Однако в ряде мест к этому изучению подходили формально. Учащиеся бойко отвечали правила, но не всегда руководствовались ими в жизни.Определенный положительный эффект в воспитательной работе давали те школы, где применительно к конкретным условиям учителя, включая учащихся в общественно полезный труд, руководствовались опытом А. С. Макаренко и опирались на коллектив. Известное положительное значение имели мероприятия по установлению порядка посещения учащимися кино, театров и других зрелищных предприятий. В ряде городов исполкомы Советов депутатов трудящихся выносили особые решения о совместных мерах школы и семьи по наблюдению за детьми в общественных местах. Но и в этом отношении не было должной последовательности. Эти решения в некоторых местах оставались на бумаге, и выполнение их никем не проверялось. Организация школьных интернатов в военных условиях спасла много тысяч детей и помогла организовать их воспитание. В большинстве интернатов удалось организовать дружные детские коллективы, наладить детское самоуправление, приучить детей к физическому труду, вовлечь их в широкую общественную жизнь. Этот опыт принес положительные результаты. Но, несмотря на то что учительство под руководством партии активно трудилось, стремясь к улучшению учебно-воспитательного процесса, работа школ все же страдала существенными недостатками. Преподавание ряда предметов, было неудовлетворительным. Знания учащихся были часто формальными; они не умели связать их с практикой. Школа отставала от требований жизни. Война в ряде случаев показала недостаточную практическую подготовку окончивших школу. В школе широко было развито социалистическое соревнование в учебной работе. Желание иметь высокие показатели в соревновании приводило к завышению отметок, к искажению действительного положения вещей. Поэтому соцсоревнование в учебной работе, механически перенесенное в школы с фабрик и заводов, было отменено. Известное значение имело введение в январе 1944 года цифровой пятибалльной системы для оценки успеваемости учащихся. С 1943/44 учебного года в ряде крупных городов было введено раздельное обучение мальчиков и девочек (в огромном большинстве школ оставалось совместное обучение). Это решение не дало какого-либо улучшения в учебно-воспитательной работе, а в ряде случаев ухудшило положение с дисциплиной, особенно в школах для мальчиков. Оно вызвало серьезные протесты со стороны педагогов, родителей и советской общественности. В 1954 году это неправильное решение было отменено. В июне 1944 года Совет Народных Комиссаров СССР принял постановление «О мероприятиях по улучшению качества обучения в школе», согласно которому вводились: 1) обязательная сдача выпускных экзаменов учащимися, оканчивающими начальную и семилетнюю школу, и экзамены на аттестат зрелости — оканчивающими среднюю школу; 2) награждение золотой и серебряной медалью учащихся-отличников, оканчивающих среднюю школу. Это постановление повышало ответственность учителей и учащихся за качество знанийВ связи с тем что в начале войны значительная часть учителей ушла в армию, были приняты меры к срочной подготовке лиц, имеющих среднее образование, к педагогической работе, к укреплению работы педагогических училищ, учительских институтов и педагогических институтов. И все же многие учителя не имели должной квалификации, что отрицательно сказывалось на работе школы. Партия и правительство проявили большую заботу об улучшении материально-бытового положения учителей: им была повышена заработная плата, установлен порядок снабжения продуктами питания и промышленными товарами по нормам рабочих промышленных предприятий. Советское учительство героически трудилось в тылу и проявляло героизм на фронте. Многие учителя с оружием в руках сражались с врагом и были награждены орденами и медалями, удостоены звания Героя Советского Союза, многие пали смертью храбрых в борьбе за освобождение родной земли от фашистов. В 1944 году более пяти тысяч лучших учителей и других работников народного образования были награждены медалями и орденами за самоотверженную работу в школе по воспитанию и обучению детей.

Школы под соснами

Как вспоминал видный организатор партизанского движения в Беларуси Кирилл Трофимович Мазуров в книге «Незабываемое», «несмотря на трудности, создание школ в лесах шло полным ходом. Первыми подхватили призыв о создании школ для обучения детей в партизанских зонах (в деревнях и лесных лагерях для населения) комсомольцы Полесской области. Почин позже распространился в Минской, Пинской и других областях. Создание в тылу врага советских школ… служило не только объединению и воспитанию детей, но и вселяло веру  людей в неизбежное изгнание гитлеровцев».

Только в Брестской области на 1 мая 1944 года в таких школах обучалось 490 детей. Все лесные школы были начальными, только с первыми четырьмя классами обучения. Они, как правило, размещались в землянках, различных сооружениях, построенных из лозы и других подручных материалов. В их организации принимал участие партизанский актив, учителя, родители, сами дети. Работа лесных школ протекала в невероятно трудных условиях — не было учебников, тетрадей, писчей бумаги, наглядных пособий, нормальных приспособленных помещений для занятий. Однако выручали, как всегда, народная смекалка и мудрость партизан. Так, при изготовлении письменных принадлежностей партизаны из коры дуба вырезали для первоклассников буквы для азбуки, из веточек делали классные счеты. Народные умельцы нашли способ изготовления чернил: делали отвар из дубовых желудей, бросали туда ржавый гвоздь или кусок железа. Некоторое время эта смесь отстаивалась, и получались чернила. Часто учебные пособия доставались у местного населения, а также через связных и разведчиков в населенных пунктах. Классных досок не было, вместо этого учащиеся писали выстроганными палочками на земле и песке. Нередко для счета использовали гильзы патронов. Ввиду отсутствия учебников и тетрадей, ручек и карандашей дети писали на полях газет и упаковочной бумаге, обратной стороне немецких листовок, а то и просто палочками на бересте или на песке. Партизаны оборудовали приспособленные помещения для занятий, делали парты. Из-за отсутствия учебников и программ педагоги-партизаны обучали детей по имевшейся в отрядах политической литературе. Часто учителя использовали в работе с детьми приказы Верховного Главнокомандующего, тексты из газет, брошюр или листовок-сводок Совинформбюро.

Наибольшее распространение лесные школы получили в Брестской и Барановичской областях. Здесь при партизанских отрядах и соединениях работало около двадцати партизанских школ. Достоверно известно, что первая лесная школа на Брестчине была организована осенью 1943 года при отряде имени М.И.Калинина, где в трех классах обучалось 50 детей младших классов. Стенгазета «Пионер» отряда имени А. А. Жданова В Белорусском государственном музее истории Великой Отечественной войны как одна из самых ценных реликвий военной поры хранится письмо от 22 ноября 1942 года секретаря ЦК ЛКСМБ К. Т. Мазурова первому секретарю Центрального Комитета комсомола Беларуси М. В. Зимянину о работе лесных школ. Описывается, как по причине отсутствия письменных принадлежностей «комсомольцы отряда Николая Розова ходили по этим вопросам в разные деревни и собрали 150 карандашей, несколько учебников, несколько десятков тетрадей. В Октябрьском районе 14.09 провели конференцию учителей, 15.09 — родительское собрание. 16 сентября школы начали работу. Количество обучающихся в них — 271 человек. Карпиловская школа — 47 детей, Рудобельская — 10, Рудницкая — 20, Старо-Дубровская — 26, НовоДубровская — 52…».

Стенгазета «Наша учеба»

В музее хранятся стенные газеты «Наша учеба» и «Пионер» пионерских организаций партизанских бригад Брестской области. В них — жизнь юных пионеров, учеба и общественная работа. Помимо обучения детей письму, чтению и счету, учителя проводили с ними большую политико-воспитательную работу, прививали им трудовые навыки. В свободное время маскировали лагеря, проводили работу по их благоустройству, собирали ягоды, грибы, дрова. По сохранившимся воспоминаниям бывших учеников и учителей, занятия часто начинались со сводок Совинформбюро, которые принимали партизанские радисты. По сводкам дети писали диктанты, изучали географию. В стихотворении «Занятия под сосною», написанном в январе 1944 года М. В. Шляхтенко, есть такие незамысловатые строки:

Только солнце встает над землею

И рассеется серый туман,

Под кудрявой зеленой сосною

Учатся дети семей партизан.

Я. А. Чернявская и В. Г. Иванова — учителя лесной школы при семейном лагере отряда им. Е. Г. Макаревича бригады им. Я. М. Свердлова Брестской области

Одним из отрядов в брестских лесах командовал лейтенант Евгений Макаревич — инициатор создания лесной школы, где обучались 98 детей. После гибели Макаревича в июне 1943 года отряд бригады был назван именем командира. В музее хранится отчет о воспитательной работе среди детей школьного возраста 4го семейного лагеря этого отряда за июнь 1944 года. В отчете указывается, что «в семейном лагере школу посещают 46 детей, из них 1го класса — 24, 2го класса — 13, 3го класса — 9 человек. На уроках изучаются следующие предметы: русский язык, арифметика, пение. Ребята выучили наизусть стихотворения «Взвилась ракета боевая», «Ведут народы бой», «Наша славная земля». Во внеурочное время проведены беседы «О действиях партизан», «О помощи населения партизанам», «О героических действиях партизанки Тани». По физкультуре во 2м и 3м классах изучены темы «Построение в шеренгу и колонну», «Повороты на месте и в движении», «Выход из строя». Кроме того, с детьми проведены занятия по бегу на короткие дистанции, прыжкам в длину, подтягиванию на турнике, отработаны упражнения по гранатометанию, изучению устройства винтовки, тренировки с макетами стрелкового оружия». С гордостью организатор воспитательной работы сообщает в отчете, что в лесной школе систематически работал кружок художественной самодеятельности, кружок детских работ (мальчики вырезали из дерева и коры игрушки для дошколят, макеты оружия, а девочки учились вязать и шить). Ребята ухаживали за школьным огородом, занимались сбором лекарственных трав: за сезон собрали цветов ландыша — 0,5 кг, листьев папоротника — 6 кг, цветов ромашки — 1 кг, корней валерианы — 4 кг, липового цвета — 1,5 кг. В школьной тетради, подробно изложен отчет учительницы Полины Ясновской об учебно-воспитательной работе лесной школы отряда имени Жданова с 12 мая по 12 июля 1944 года. Отряд действовал в Дрогичинском районе Брестской области. Здесь обучением было охвачено 58 детей — 23 мальчика и 35 девочек младшего школьного возраста. Как видно из отчета, учебный день здесь был установлен в 4 урока по 45 минут каждый. Перемены между уроками следующие: малые перемены — по 10 минут, большая перемена — 30 минут. Занятия проводились в школе в две смены. Был составлен учебный план, твердое школьное расписание. Кстати, здесь, помимо упомянутых уже ранее предметов, были природоведение, рукоделие. Учительница лесной школы 123й партизанской бригады Полесской области М. С. МартиновичУспевали учащиеся хорошо. В конце учебного года были проведены итоговые занятия и экзамены в присутствии командира партизанского отряда, комиссара, секретаря комсомольской организации и учительницы из другого отряда. По окончании школы учащимся выдавались специальные свидетельства.  Занятия в лесных школах вели учителя, жившие в местах дислокации народных мстителей, порой к работе с детьми привлекали бывших студентов или старшеклассников из числа партизан. Это были самоотверженные люди, безгранично любящие свое дело, которых объединяло одно стремление — воспитать достойную смену, настоящих граждан родного Отечества, владеющих знаниями, а также навыками партизанской жизни и умением защищать Родину. Это такие педагоги, как М. С. Мартинович — учитель 123й партизанской бригады Полесской области (она же — секретарь Октябрьского подпольного РК ЛКСМБ), а также Я. А. Чернявская и В. Г. Осипова — учителя семейного лагеря отряда имени Жданова и ряд других. Случалось, педагоги с оружием в руках защищали свои лагеря вместе с мужьями, старшими братьями-партизанами. В июле 1944 года учительницы М. В. Шляхтенко и Л. А. Грицова — партизанки отряда имени Кирова Брестской области — геройски погибли в бою с немецкими оккупантами. Лесные партизанские школы воспитывали детей в духе ненависти к врагу, любви и преданности к своей Родине. В этом их неоспоримая ценность и их посильный вклад в общую Великую Победу.

Опираясь на аппарат местного самоуправления, оккупанты стремились получить надежную опору среди молодого поколения, пытаясь воспитывать его в духе национал-социализма. Разумеется, только демагогические пропагандистские лозунги не способствовали решению этой проблемы. Кроме того, сильное влияние на молодежь оказывало патриотическое настроение партизан и подпольщиков. Тем не менее Кубе, по-видимому, не терял надежды на успех, когда писал в журнале «Белорусская школа»:«Школьная политика решает самую важную задачу в каждой стране. Школьное управление для нас, немцев, дело само собой разумеющееся.Государственный муж Адольф Гитлер видит в руководстве народом самую важную задачу. И она начинается в школе. К этому мы и обратились».[5,c.9] В газете «Минскер цайтунг» Кубе прямо указывал, что цели системы образования — онемечивание белорусской молодежи. Чтобы полнее представить намерения захватчиков в организации школьного дела, обратимся к документу, определявшему временный школьный порядок, который был обнародован в октябре 1941 г. В нем говорилось: «Забота о белорусской культуре, обычаях и просвещении является одной из существенных задач школ генерального округа Беларусь. Другие народности, поляки и русские, проживающие на этом жизненном пространстве, должны усвоить белорусскую культуру. В связи с этим должны быть привлечены к учительской работе с дальнейшей проверкой знаний по специальности, моральных и политических взглядов все мужчины и женщины, способные работать учителями. Преподавание в школах будет на белорусском языке. В местностях, заселенных польским меньшинством, в школах в каждом классе должно быть не менее 6 часов в неделю занятий на белорусском языке. К работе в школе привлекаются не только народные учителя, но и все другие силы, которые были до этого заняты в других учреждения, включая специальные и высшие школы».[9,c17] Более циничное заявление трудно представить. Ведь в это время происходили массовые убийства детей и учителей, разрушались школьные здания, музеи и библиотеки. Только в Барановической области было убито более 400 учителей. За годы войны «защитники» белорусской культуры уничтожили и повредили 8826 школьных зданий, и их 20-миллионный книжный фонд. В ином разделе документа подчеркивается, что «высшей инспекцией в области руководства и надзора за школой является генеральный комиссар, другими инстанциями является уездные надзоры за школой». Как видим, германская сторона не допускала и мысли выпускать из поля зрения эту важнейшую сферу формирования мировоззрения молодежи. Именно школе отводилось одно из ключевых мест в системе воспитания подрастающего поколения в духе национал-социализма. С этой целью «Временный школьный порядок» предписывал:«В начале первой лекции каждого дня следует показывать знания новой Европы под руководством Адольфа Гитлера. Любое большевистское влияние, выходящее из школы, будет наказываться смертью, так как подрастающая молодежь генерального пространства Беларуси должно быть выращена в духе новой Европы под руководством Адольфа Гитлера».[6,c79] Чтобы не упустить из-под идеологического воздействия детей, было введено обязательное общее начальное образование (кроме детей евреев). За отказ посылать своих детей во всенародные школы родители и учащиеся подвергались различным наказаниям. Родители штрафовались от 500 до 1000рублей, некоторые лишались хлебных карточек.[6,c.79] Чтобы основательно укрепить свое влияние на школьную молодежь Беларуси, учебный процесс носил ярко выраженную прогерманскую окраску как по форме, так и по содержанию. Каждый класс должен был иметь портрет фюрера. Учитель обязывался, войдя в класс, приветствовать учеников известным нацистским жестом и восклицанием «Хайль Гитлер» или «Жыве Беларусь».Ученики должны были в такой же форме отвечать учителю. Перед началом уроков в течение 30 минут проводились беседы по биографии Гитлера и его соратников. В октябре 1941 г. при генеральном комиссариате был создан Инспекторат  белорусских школ, который возглавил чешский немец И. Сивитца. Определенное влияние на систему школьного образования имели созданные с разрешения оккупационных властей общественные организации Белорусская народная самопомощь, а также Союз белорусской молодежи, Белорусская Рада Доверия. Идеологическое воспитание планировалось начинать с дошкольного возраста, опираясь на некоторый советский опыт. Так, на территории генерального округа были открыты 23 детских садика и 25 детских домов, где воспитывались 2807 детей, С октября 1941 г. открывались начальные школы. По данным «Белорусской  газеты», в 1941/42 учебном  году действовало около 3 тыс.школ, в которых обучалось 270 тыс. детей, учебную работу вели около 9 тыс. учителей. В 1942/43 учебном году начали работать 7 прогимназий, 16 профессиональных школ, 6 учительских семинарий. Но в связи с недостатком школьных помещений и педагогических кадров, довоенный уровень не был достигнут.Например, в Минске до войны работало 49 школ, а в 1941/42 учебном году — только 12, где обучалось 6 тыс. детей. Политика оккупантов в системе школьного образования была только частью общего плана восточных территориального порабощения белорусской молодежи. Осуществлялось воздействие на молодежь и вне школы. С этой целью 22 июня 1943 г. по инициативе немецких властей был создан Союз белорусской молодежи (СБМ). С самого начала возникновения СБМ планировался как самостоятельная белорусская молодежная организация, подчиненная немецким оккупационным властям. Создание СБМ преподносилось как акт «гуманизм» и «лояльность» германских властей по отношению к населению Беларуси. Цели, задачи, функции и рамки деятельности были изложены в уставе и программе организации, которые утвердил В.Кубе. Они преследовали цель подготовки новой генерации белорусов в духе национал-социализма. Еще в мае 1942г.руководители молодежной фашистской организации гитлерюгенд Артур Аксман, подписал приказ об организации при имперском руководстве гитлеровской молодежи (ГМ) главного отдела АФ VI(работа среди молодежи оккупированных восточных областей).Это ведомство занималось разработкой молодежной политики на захваченных Германией восточных территориях. Согласованным решением министра восточных областей Розенберга и молодежного лидера Германии Аксмана в начале сентября 1942 г. образовано Восточное управление имперского руководства молодежи в составе  восточной областной организации Национал-социалистической рабочей партии Германии(НСДАП) с резиденцией в Берлине. При администрациях генеральных округов Литва, Латвия, Эстония, Беларусь рейхскомиссариата «Остланд» были открыты отделы по работе с юношами и девушками. Молодежный отдел генерального комиссариата Беларусь возглавлял банфюрер В.Шульц. Имперское руководство гитлерюгенда разработало план создания общеевропейского союза германской молодежи. С целью изучения возможностей создания такой организации Аксман побывал в 1942г. на оккупированных территориях. Первым шагом на пути осуществления этой идеи стала организация национальных союзов молодежи. Уже в сентябре 1942г. в прибалтийских республиках были основаны первые на оккупированной территории Советского Союза молодежные союзов. Подобные решения принимались на самом высоком уровне и не являлись инициативой отдельных немецких «гуманистов» вроде Кубе. Реализация молодежной политики оккупантов зависела в значительной степени от событий на советско-германском фронте. Когда первые успехи сменились неудачами под Москвой, Сталинградом, особенно под Орлом и Курском, немецкой администрации пришлось решать множество других проблем, кроме идеологических. К тому же оккупанты убедились в том, что подавляющая масса молодежи настроена патриотически и не приемлет ни «нового порядка», ни нацистской идеологии. Не зря руководитель политического отдела генерального комиссариата Беларусь Мирш отмечал:«Идеологическое воспитания молодежи в Советском Союзе достигло цели, в чем могли убедиться германские солдаты, которым пришлось сражаться с воинскими частями, укомплектованными из комсомольцев».[9,c.18] Разумеется, требовалось время, чтобы воспитать подрастающее поколение в новом измерении морально-политических ценностей, а для этого нужны были соответствующие кадры. Поэтому  еще в начале войны в Германии были организованы 6-месячные курсы по подготовке пропагандистов национал-социализма. Главными задачами выпускников были подготовка кадров для СБМ и создание организаций этого  союза. Значительная часть центрального и окружного аппаратов, руководители школ СБМ являлись выпускниками этого политического курса. Как правило, это были выходцы из Беларуси, бывшие молодые офицеры Красной Армии, добровольно сдавшиеся в плен. Например, шеф руководящего штаба СБМ Михаил Ганько в 1941г. сдался в плен немцам. Он окончил курсы пропагандистов. Работал переводчиком отдела пропаганды, являлся тайным доносчиком Кубе. За преданность оккупантам Кубе назначил его шефом руководящего штаба СБМ. Следует отметить, что по инициативе коллаборационистов попытки создания молодежных организаций предпринимались и ранее. Так, школьный инспектор Барановичского округа еще в 1942г. обратился в генеральный комиссариат Беларусь по поводу создания организации «Молодой дубок».Организационно это формирование было аналогично организации немецкой молодежи. В уставе определялась основная задача: «Воспитание белорусской молодежи вне школы в духе новой Европы, избавление молодого поколения от влияния жидо- большевизма».Организации должны были создаваться в основном в школах. Однако власти не дали официального разрешения.[13,c.95] Наибольшее же распространение на оккупированной  территории Беларуси получил Союз белорусской молодежи, который активно поддерживался руководством генерального комиссариата молодежь. Уже в апреле 1943 г. на совещании гебитскомиссаров, которое проходило в Минске, руководитель политического отдела генерального комиссариата Беларусь заявил: «Молодежь на сегодняшний момент либо пассивно относится к нам, либо совсем нас отвергает. Когда на родине последние силы мобилизуются для тотальной войны, здесь тысячи и тысячи молодых людей ничего полезного для нас не делают  и являются балластом для немецких властей. Мы должны использовать эти резервы на войну и потому ищем необходимые методы». Далее говорилось, что для более эффективного использования белорусской молодежи она будет организована в союз наподобие гитлерюгенда. Задачи союза были сформулированы предельно ясно:«Создание молодежной  организации имеет цель поднять среди белорусского народа доверие к немецкому руководству. СБМ возглавляется немцами. Руководство организацией возлагается на отдел политики, культуры и СД. Чтобы придать организации самостоятельный характер, будет организован главный штаб из белорусов. Руководителей назначает генеральный комиссар. В штаб каждого округа входят трое немцев и один белорус.»[13,c.120] Выступая на этом совещании, руководитель молодежного отдела генерального комиссариата Беларусь баннфюрер Шульц обозначил цели СБМ, главная из которых — использование потенциала белорусской молодежи на нужды Германии. Всеми возможными средствами необходимо завоевать доверие белорусского народа, чтобы он «проникся политикой немецкого руководства и добровольно участвовал в осуществлении германского дела». Обращаясь к гибитскомиссарам, Кубе потребовал уделить молодежной проблеме наибольшее внимание, взять в свои руки работу по вовлечению молодежи в организацию, планирование работы и обслуживание молодежи. Вопросы создания СБМ обсуждались неоднократно на всех уровнях управления. На совещании в Слонимском округе, которое проходило в начале мая 1943 г. в присутствии 400 бургомистров, старост, полицейских, один из лидеров союза СБМ Б. Суровый призывал руководителей оккупационной администрации включиться  в работу по созданию организаций СБМ в каждой области в районе. Проводимая работа по созданию СБМ убедительно раскрывает замыслы германского оккупационного руководства — привлечь подрастающее поколение на сторону нацистской Германии. Заранее было укомплектовано руководящее ядро СБМ, лидеры которого обучение и национал-социалистскую обработку на специальных курсах. Отмечу, что захватчики всячески скрывались истинные цели создания молодежных союзов. Большинство принятых документов о создании и основных направлениях их деятельности носили строго конфиденциальный характер. Официально СБМ был провозглашен 22 июня 1943 г. После этого три месяца велась активная организаторская работа. 17 июля были назначены руководители отделов главного штаба, 5 окружных и 5 исполняющих обязанности окружных руководителей. По уставу в члены СБМ могла вступать молодежь 10-20-летнего возраста, кроме евреев. Каждый вступающий должен был дать письменную клятву безоговорочно выполнять все требования своих руководителей. В июне 1943 г. были открыты  специальные школы В Минске, Альбертине (около Слонима) и в Флорианове (недалеко от Ляховичей) по подготовке руководящих кадров. Уже в первом выпуске Минской школы был подготовлен 21 курсант. В Флорианове проходили обучение руководители женской молодежи, в Альбертине-среднего звена СБМ. Известно, что только Альбертинскую школу окончили около 700 юношей. Курсанты отбирались из наиболее образованной части молодежи в возрасте15-25 лет. Руководящие кадры СБМ готовились не только для территории генерального округа Беларусь. Выпускники направлялись в прифронтовые районы, а также для организаций  СБМ, создававшихся в Германии среди молодежи, насильно вывезенной из Беларуси.  Многочисленные призывы вступать в «ряды европейской молодежи», обещания лучшей жизни мало способствовали росту членов СБМ. В декабре 1943 г. руководители оккупационной администрации вынуждены были издать постановление, которое обязывало директоров школ заставлять всех детей, достигших 10-летнего возраста, вступать в члены СБМ. Но и эти меры не дали необходимых результатов. К июню 1944 г. было подготовлено не менее 1300 организаторов СБМ, которые сумели создать организации СБМ в 56 районах генерального округа и в 4 округах прифронтовой зоны Беларуси, а также среди молодежи, вывезенной в Германию. По данным различных источников, численность СБМ достигала 12,5 тыс. членов, из них в генеральном округе — до 8 тыс., в прифронтовой зоне — около 1тыс.и среди вывезенных в Германию не менее 3,5 тыс. человек. Недостаток архивных сведений не позволяет определить полностью социальный и возрастной состав союза. Однако можно представить облик отдельных организаций. Например, ивацевичская организация в сентябре 1943г. насчитывала 87 человек, из которых 8 служили в полиции,20 были служащими различных оккупационных учреждений, 9 работали на предприятиях и 35 учащиеся школ. Койдановская организация вначале 1944 г. объединяла 105 детей: 91 — до 14 лет и только 14 — старше. По неполным данным можно установить, что до 70% членов СБМ не достигали 14-летнего возраста, половину из них составляли девочки. Организации преимущественно удавалось создать в населенных пунктах, где размещались немецкие или полицейские гарнизоны. СБМ имел форму полувоенной организации. Члены союза носили униформу, руководители имели звания, носили погоны или нашивки. С конца 1943 г. началась активная вербовка во вспомогательные воинские формирования и отряды СС. В декабре 1943 г. шеф СБМ Ганько издал секретный приказ о мобилизации в роту СС юношей 1920-1927 гг. рождения. Окружные руководители обязались до 10 января 1944 г. закончить подбор кандидатов. По имеющимся сведениям, в первую из сформированных рот СС набрали 116 юношей. Весной 1944 г. оккупанты и их помощники вынуждены были начать принудительную вербовку 15-20-летних юношей для службы на фронте и в тылу. Радио, газеты, листовки призывали молодежь вербоваться в Германию. «Ты будешь иметь хорошее питание, хорошую одежду и заработную плату»:«Твоя семья будет поддержана и защищена»-такими обещаниями и призывами оккупанты рассчитывали пополнить свои ряды.[2,c.18] Оккупационные власти прилагали усилия к созданию и пополнению СБМ, надеясь с его помощью решить несколько проблем. Во-первых, необходимо было склонить на свою сторону ту часть населения, которая оставалась нейтральной по отношению к немцам и не участвовала в сопротивлении им. Во-вторых, участие молодежи в СБМ должно было  ослабить партизанское движение и подпольную борьбу. В-третьих, СБМ, по расчетам оккупантов, мог стать источником трудовых ресурсов  для промышленности и сельского хозяйства Германии, а также пополнить ряды понесшего большие потери вермахта. Перелом в войне в пользу СССР вынуждал даже ортодоксальных нацистов менять свои расовые представления, искать на захваченных территориях политических союзников. Местным коллаборационистским силам было разрешено создавать различные партии, союзы, национальные движения, деятельность которых не противоречила политическим целям Третьего рейха. Представляется, что эти шаги должны были обеспечить устойчивое управление оккупированными регионами, с одной стороны, а с другой стороны-межнународный резонанс. Германские власти стремились демонстрировать западной общественности привлекательность оккупационной политики, ее широкую поддержку местными жителями. Наряду с организацией Союза белорусской молодежи создавались и другие национальные молодежные организации. Причиной послужило то, что  после поражения германских войск под Орлом и Курском на территорию Беларуси прибыло значительное количество беженцев, в основном тех, кто спасался от преследований за сотрудничество с оккупационными властями. Скопилось много и военнослужащих из восточных воинских формирований, которые сражались на стороне вермахта. Весна 1944 г. стала периодом объединения всех антибольшевистских сил. Чтобы противостоять массовому развитию партизанского движения и подпольной борьбы, а также наступлению Красной Армии, германские власти инициировали создание в Бобруйске Союза борьбы против большевизма (СБПБ).Согласно манифесту и программе СБПБ, которая была опубликована в газете «Речь», главной целью союза являлась борьба против все проявлений иудо-большевизма. Руководителем организации был назначен капитан М. Октан. Имелись и региональные отделения в Осиповичах, Лапичах, Пуховичах и других местах. Юноши и девушки в возрасте 10-18 лет объединялись в молодежное объединение союза. Предполагалось, что в будущем СБПБ выступит консолидирующим ядром всех прогерманских молодежных союзов. Однако имевшиеся противоречия организационного и идеологического характера не позволили реализовать этот замысел. Созданные молодежные союзы призваны были стать надежным средством идеологического воспитания молодежи, вовлечения ее в борьбу  на стороне нацистской Германии против Красной Армии и партизан. Однако расчеты оккупантов оправдались частично. В ряды прогерманских молодежных союзов, включая СБМ, вступило немногим более 13 тыс. человек. Белорусские юноши и девушки в большинстве своем не восприняли национал-социалистскую идеологию. Даже пропагандируемая идея национально-государственного возрождения Беларуси не могла стать привлекательной  на фоне массовых репрессий, чинимых различными карательными органами оккупантов.Деятельность советских организаций в период немецкой оккупации.Там, где нельзя было организовать школу, учителя-партизаны обучали детишек по кружкам в крестьянских домах. Так, в Столинскам районе Пинской области партизаны не только выполняли боевые задачи, но и проводили занятия с детьми в деревнях Варони, Струя, Пуховичи, Ольшаны, Комары и др. [7,c.49].  В процессе подготовки школ приходилась преодолевать многочисленные трудности. Не хватала помещений, учебников, отсутствовали школьные пособия. Их приходилась добывать в ходе боевых операциях. Всем партизанам, которые отправлялись на боевые задания, были обязаны  отыскивать учебники, тетради,  все что необходимо для обучения детей. Однако в большинстве случаев сами учителя и ученики выходили с тяжелого положения и обеспечивали школу всем необходимым для обучения. 13 учителей учили детей без книг и тетрадей. Они писали на песке и на небольших кусочках бумаги. Азбуку учителя и ученики делали с дубовой коры, на березовой  коре  писали расписание занятий, таблицу умножения. [7,c.50]. Архивные документы свидетельствуют о том, что подпольные партийный и комсомольские органы, придавали большое внимания воспитанию и обучению детей, в деревнях, семейных лагерях, партизанских зонах, и в других местах, где  позволяли обстоятельства, открывались советские школы. Эти школы были представлены  разветвленной сетью, которая охватывала значительное количество детей. Деятельность в тыле врага советских школ служила не только объединению и воспитанию детей, но и укреплению веры взрослых в неизбежное изгнание немцев.

Литература

1. 7 дней память Школы под соснами №9 от 27 февраля 2014 года

НИКОЛАЙ ШЕВЧЕНКО, сотрудник Белорусского государственного музея истории Великой Отечественной войны

2.Бездзель В.Я. Палітыка акупацыйных улад у адносінах да дзяцей на тэрыторыі Беларусі (1941-1944). В.Я. Бездзель // Весн. БДУ- 2008 –№2-с14-24.

5.Болсун Г.А. Фашистская пропаганда на оккупированной территории Белоруссии (1941-1943 гг.)//Веснік БДУ-1997-№3-с8-10

6.Гамах Н.А. Оккупационная политика в области образования и культуры (1941-1944 гг.) //55 гадоў Перамогі ў В.А.В.:новыя факты, між. вуз. студэнц. навук. -практ. канф.(4-5 мая 2000г.)-Брэст-2000-с17-34

7. Жылінскі М.Г. Арганізацыя і праца савецкіх школ на акупіванай тер. Беларусі у гады В.А.В. //Весці Бел. дзяр. пед. ун-та.-2004-№2-с.45-57.

9.Каваленя А.А. Дзейнасць маладзежных арганізацый на акупіраванай герман. агрэсарамі тэрыторыі Беларусіі. Палітыка трэцяга рэйха у адносінах да маладежы. // Рэспубліка.-1998 18снежня-с15-28.

13. Лiтвін А. Акупацыя Беларусі (1941-1944): Пытаньні супраціву і калабарацыі. - Мн.:"Беларускі кнігазбор", 2000.

23. Юденков А.Ф. Политическая работа партии среди населения оккупированной советской территории (1941-1944 гг.).-М.,1971

Школы Белоруссии в годы Великой Отечественной Войны на http://mirrorref.ru


Похожие рефераты, которые будут Вам интерестны.

1. Реферат Казань в годы Великой Отечественной войны

2. Реферат Автозавод «ГАЗ» в годы Великой Отечественной войны

3. Реферат Пензенская область в годы Великой Отечественной войны

4. Реферат Саратовский край в годы Великой Отечественной войны

5. Реферат Промышленность Вологодской области в годы Великой Отечественной войны

6. Реферат Функционирование системы ГУЛАГа в годы Великой Отечественной войны

7. Реферат Финансово-экономическое образование в годы Великой Отечественной войны

8. Реферат Женский труд в годы Великой Отечественной войны 1941–1945 гг.

9. Реферат Помощь семьям военнослужащих Красной Армии в годы Великой Отечественной войны

10. Реферат ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ЭВАКУИРОВАННОЙ ТВОРЧЕСКОЙ ИНТЕЛЛИГЕНЦИИ НА ЮЖНОМ УРАЛЕ В ГОДЫ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ