Мир человека и повседневность в контексте социальной антропологии

Работа добавлена: 2016-04-02





Мир человека и повседневность в контексте социальной антропологии на http://mirrorref.ru

34. Мир человека и повседневность в контексте социальной антропологии

Содержание повседневной жизни людей. Традиция, канон и стиль жизни человека. Анализ проблем повседневности в классических теориях культуры. Многообразие форм повседневности. Методы антропологического изучения повседневности. Жизненный мир и жизненный путь человека. Социокультурное и индивидуальное в направленности личности и индивидуальная траектория жизни. Событийный и биографический анализ в социальной антропологии.

СА. Мир человека и повседневность в контексте социальной антропологии.

1. Содержание повседневной жизни людей. Когда мы говорим о повседневности, то на ум приходит "нечто привычное, рутинное, нормальное, себе тождественное в различные моменты времени". Она кажется нам абсолютно ясной, понятной, но как только мы пытаемся четко операционализировать понятие, то оно становится недоступным, сложным для интерпретации. Массовые повседневные феномены встречаются в нашей жизни везде и во всем. Однако повседневность предстает каквидимое, но незамечаемое.Повседневное - это привычное, обычное и близкое; жизненный порядок, в котором каждый Ч, кем бы и каким бы он ни был, ориентируется свободно; сфера чел-го опыта, характеризующаяся особой формой восприятия и осмысления мира. Скажем, жизнь пчелы жестко фиксирована инстинктом. Человек не "фиксирован" и, в соответствии со своей природой, должен изобретать намеченный лишь весьма приблизительно порядок, создавать свой мир. В процессе привыкания и освоения его навыки преобразуются в знания и умения, которые многократно воспроизводятся и воплощаются в материальных предметах. Это касается питания, одежды, продолжения рода, расположения жилища, распределения времени и т.п. — всего того, что принадлежит миру, близкому и знакомому для человека, миру, в котором он может свободно ориентироваться"К. повс-сти организуется в таких символических формах, как позитив. опыт, имеющий свойство передаваться от Ч к Ч, от поколения к поколению Социокульт. опыт людей кодир. в мимике, жестах, телодв-ях, интонациях и словах, формулах, образах, технологиях. Эти проявления сущ-ют в областях совместной ж/деят. людей, межличн. верб. и неверб. комм-ции, письменых текстах.Семиотическая система повс-сти: объед-ют внутр. мир людей и внеш. факты поср-вом знаков, служат ср-вом отбора фактов культуры из ряда соц. фактов и обесп-ют динамику К. В повсед. жизни выд. 4 кл. знаков, олиц-щих: а) цельные предметы (арх-ра дома, дизайн утвари, костюм); б) управление действиями людей (меры, ориентиры, команды); в) знаки прогностики (приметы, гадания, знамения); г) знаки иск-тв (музыка, хореография, изобр. иск.).

Иссл. повс. опир. на 2 кр. т.: 1. Этнометодология (Гарфинкель) – поиск направлен на обнаружение «м-дов», которые люди примен-ют в повседневной жизни для конструирования соц. реальн-ти и на то, чтобы определить что за реальность они констр-ют. 2. Символич. интеракц. (Гофман) – зад.: придать повс. действ. л. ясность и понят. для себя и для др.

4 подх., к-е позв-ют констр. соц. реальн.: 1.Типичность жизн. мира (истолкование жизненного мира Ч основывается на запасе прошл. опыта, собств. и приобр. о др.) 2. Идеализация непрерывности и повторяемости. 3. Постулат вз/заменяем. точек зрения. 4. Вещи, извест. кажд. (общ. зн-ие).

А. Шюц: повседневность - один из миров опыта, для которого характерны следующие  черты: а) бодрств. напряж. внимание к ж.; б) воздерж от всякого сомнения в существовании мира; в) преобладающей формой активности является трудовая деятельность (Основная функция повседневности - жизнеобеспечение). Повс-сть - продукт вз/действия Ч с объективным природным миром "Повс-сть – сфера "реальности в себе", которая состоит из: правил и норм обычного языка и его употр.; правил и предписаний для исполнения и манипуляции объект., в 1-ую очередь создан.руками Ч; правил и норм человеческого общения, обычаев.А.Шюц «Феноменология социального мира» (1932) выдвигает собственную концепцию понимающей социологии, зад. – восстановить связь абстрактных научных понятий с жизн. миром, миром повседневного знания и деятельности. Конц. природы объективности соц. мира, конц. рациональности соц. вз/действия, концепция повседневной реальности как реал. высшего порядка.

Хайдеггер: «Повседневность означает то, как мерой к-го присутствие «живет наст. днем», будь то во всех св. пост-х, будь то лишь в изв-х, к-е предпис. бытием-др.-с-др. Повседневность представляет собой тот фундамент, на котором строится все остальное.

2. Традиция, канон и стиль жизни человека.стиль - это 'способ или метод действия или представления, особенно если он соответствует какому-то стандарту; отличительная, характерная манера; модный и роскошный образ жизни жить <стильно>; вообще выразительность, мастерство, врожденное умение в представлении, образе деятельности и подаче самого себя'. Первый пример. Русский стиль, или, как говорят французы, стиль а'la russe, был распространен в русской архитектуре конца прошлого - начала нынешнего столетия и до сих пор широко представлен в одежде, полиграфическом дизайне, декоративном искусстве. Здесь нужно заметить, что понятие стиля находится в родстве с другим важным понятием - понятием традиции. То, что в конце XIX столетия стало стилем а' lа russe, когда-то было просто традицией русского народного искусства. Чем отличаются церковь и терем 'в русском стиле', возведенные в 80-е годы прошлого века в имении (Саввы Мамонтова 'Абрамцево', от 'настоящих' палат и церквей XVII столетия? По сути дела - ничем. Но ведь о 'настоящих' зданиях не говорят, что они построены в русском стиле, а говорят, что они построены в традиции русской архитектуры. Почему? По той причине, что говорить о стиле можно только тогда, когда есть выбор, когда художник (или заказчик) может, имеет возможность выбрать для себя способ самовыражения. Савва Мамонтов мог бы построить в Абрамцеве какое-то другое здание - с башенками в мавританском стиле, подобно знаменитому особняку на Воздвиженке в Москве (бывший Дом дружбы народов), но он выбрал стиль а'1а russe. Но мог бы русский архитектор XVI или XVIII века построить какое-нибудь здание в традициях мавританской архитектуры? Разумеется, нет. Традиция не дает свободы. Однако художник, творя 'внутри' традиции, совсем не ощущает несвободы. Он, грубо говоря, не знает, не догадывается о том, что можно делать и по-другому, а поэтому и не выбирает. Важное понятие, связанное с понятием стиля - канон. Канон -это предписанные нормы и правила, которым должны строго соответствовать способ поведения, выражения и т.д. Например, в эпоху так называемого социалистического реализма художники знали, что можно иначе писать, снимать, ваять, но это 'иначе' было запрещено. И традиция, и канон отнимают возможность выбора у художника, у деятеля, у группы. Поэтому и творчество, и вообще поведение, которое существует в рамках традиции или канона, по сути анонимно. Когда дело касается традиции, все ясно: как говорится, слова и музыка народные, имена настоящих авторов растворяются во времени, потому что они не считаются важными: автор творит и вообще действует так же, как творят и действуют другие. В случае канона (например, канона социалистического реализма) имена авторов хотя и указываются, но они не очень-то и нужны, поскольку их язык, манера и способ выражения, подход к изображаемому предмету глубоко внеличностны. Если же в условиях социалистического реализма создавалось нечто особенное и исключительное, претендующее на личностный стиль, то это происходило не благодаря канону, а вопреки ему. Таким образом, когда выбора нет, мы имеем дело или с традицией, или с каноном, когда есть выбор, можно говорить о стиле.

3. Многообразие форм повседневности. можно выделить 2 плана использования понятия "повседневность" как термина, обладающего определенной нагрузкой. Первый план значений связан с направленностью внимания на "содержательные" обстоятельства совместной жизни людей, их взаимодействия, которые осознаются ими как естественное состояние, как собственная, частная сфера жизни, сфера будней "человека с улицы". Второй план значений относится к методической "самоорганизации" реальности, способам, процедурам, с помощью которых осмысливается и демонстрируется поведение, объясняется себе и другим, выражается в приемлемых для всех формах. Иными словами, это аспекты общительности и "общежительности" повседневной жизни, в которых зафиксированы обязательные символические способы понимания себя и других", они реконструируются и, что важно, фиксируются в процессе жизни. Таким образом, повседневность является продуктом длительного исторического развития. "Повседневность исторична, поскольку она представляет собой мир культуры, который… мы воспринимаем в его традиционности и привычности и который доступен наблюдению". "Повседневность  — одно из пространственно-временных измерений развертывания истории, форма протекания человеческой жизни, область, где возникает надежда на новацию — банальности, перетекая друг в друга, образуют новые миры. Но она же поддерживает стабильность функционирования человеческих обществ. Повседневность — целостный социокультурный мир, как он человеку дан". Что касается начальных этапов человеческой истории, то мир повседневности рассматривался в то время как один из возможных миров. Он был столь же реален или, если угодно, ирреален, сколь и миры богов, демонов и прочих. Э. Гуссерль характеризовал такое восприятие мира как "мифо-практическое". Повседневность в этом мире, по словам Гуссерля, "не тверда в своем самосущностном бытии и открыта воздействию мифических моментов". Так, например, в Греции мир богов существовал наряду с миром обычных людей в их восприятии, более того, люди считали себя прямыми потомками великих героев и богов. Интересно также и видение повседневности в Древнем Египте или, скажем, в Греции. В Египте прошлое и настоящее повседневности взаимодействовали, так сказать в реальном времени. Речь идет не просто о культе предков. Согласно верованиям других египтян, загробная жизнь была продолжением земной жизни. В концепции М. Вебера мы встречаемся с термином "оповседневнивание", под которым понимался процесс обживания, обучения, освоения традиций и закрепления норм. В этом процессе повседневность выступает как "сфера", где собираются и хранятся, если так можно сказать, смысловые осадки прошлого опыта. Интересно отметить, что М.М. Бахтин связывал типологическую определенность повседневности с особенностямиразговорных бытовых жанров. Бахтин пишет: "Мы научаемся отливать нашу жизнь в жанровые формы и, слыша чужую речь, мы уже с первых слов угадываем ее жанр,… с самого начала обладаем ощущением речевого целого, которое затем только дифференцируется в процессе речи. Примерно также обстоит дело и с типами повседневных взаимодействий". В концепции Шюца выделяется рядконечных областей значений: религия, игра, сон, художественное творчество, повседневность. По его мнению, телесное предметное переживание реальности (как качество опыта повседневности), ее вещей и предметов — и составляет ее преимущество по сравнению с другими конечными областями значений. Поэтому, — говорил он,повседневность является"верховной реальностью". Человек живет и трудится в ней по преимуществу и, отлетая мыслью в те или иные сферы, всегда и неизбежно возвращается в мир повседневности. "Верховная власть повседневности обеспечивается именно связью повседневных дел и забот с физической телесностью действующего индивида". Кроме того, А. Шюц выделяет некоторые конституирующие элементы повседневности как особое формы реальности: 1) трудовую деятельность; 2) специфическую уверенность в существовании мира; 3) напряженное отношение к жизни; 4) особое переживание времени; 5) специфику личностной определенности действующего индивида; 6) особую форма социальности.

4. Методы антропологического изучения повседневности. В поисках путей, позволяющих приблизиться к пониманию прошлого непосредственно через его субъекта и носителя — человека, наука рассматривает понятие "повседневная жизнь" в качестве интегративного метода познания, который предоставляет возможность реконструировать историческое бытие в его тотальности, осмыслить внутренние социальные, психологические связи, проступающие в реалиях повседневности. Среди методов изучения повседневности стоит отметитькачественный анализ документов. Особое внимание при работе с текстом источника уделяется существительным, обозначающим бытовые реалии. Круг источников для изучения повседневности весьма разнообразен.

I. Материалы, дающие сведения о реалиях культуры повседневности

-Природные, градостроительные и др. источники — естественная и искусственно созданная среда обитания (рельеф, климат, флора, фауна, поселения разного типа, коммуникации).

-Массовые (демографические) источники — документы, регистрирующие рождение, браки, разводы, смерть; удостоверения личности разного рода, членские билеты и др.

-Вещественные источники — здания (внешний вид, планировка помещений), мебель, предметы убранства интерьера, посуда, одежда, бытовые вещи, детские игрушки (зачастую представляют реалии “взрослой жизни”, не дошедшие в оригинале).

-Изобразительные источники — рисунок, живопись, гравюра, фотография, хроника, документальное кино, телевизионные программы.

-Описи вещей, описания музейных коллекций и собраний, архитектурные проекты, планы городов, карты, официальные отчеты, статистика, материалы обществ и комиссий по изучению быта и т.д.

-Объявления, афиши, обертки, театральные и концертные программы, плакаты, меню, открытки и т.д. (Данные объекты являются одновременно и вещественными источниками, и письменными).

-Письменные источники. Нормативные издания и руководства, в т.ч. иллюстрированные (правила хорошего тона, объяснения правил разного рода игр, учебники, словари, письмовники, разговорники, сонники, кулинарные книги, модные журналы, каталоги и т.д.)

II. Материалы, представляющие наряду с реалиями культуры повседневный контекст их восприятия

Источники личного происхождения — дневники, переписка, мемуары.

Художественная литература.

Публицистика.

Пословицы, поговорки, анекдоты.

Карикатура.

Художественное кино.

по сравнению с письмами и воспоминаниями,дневниковые записи представляют собой более непосредственную форму самовыражения личности — в идеале наедине с собой. Поверяя бумаге свои наблюдения, чувства, мысли, автор дневника обычно не предполагает постороннего читателя (автокоммуникация). Он как бы смотрится в зеркало, которое может отражать разное в зависимости от того, видит ли автор, прежде всего, "эпоху в себе" или "себя в эпохе", обращает ли внимание, в первую очередь, на внешние обстоятельства или на свою внутреннюю самость, на семейные и матримониальные события или на интеллектуальное развитие. Поэтому принятые в ту или иную эпоху, в том или ином социальном слое способы словесного описания — по отношению к тексту дневника — становятся чрезвычайно важными и настолько значимыми, что переформулируют вопрос о достоверности этого вида источников — как недостаток следует оценивать не столько содержащийся в них вымысел, сколько неумышленные или сознательные умолчания. Дневниковым записям как источнику для изучения повседневности стоит уделить особое внимание хотя бы потому, что сами слова "дневник" и "повседневность" содержат общий корень. Создавая дневник, человек изо дня в день накапливает в нем факты из своей жизни, свои чувства и эмоции, реакцию на события, произошедшие непосредственно с ним или услышанные им от других лиц, впечатления от встреч и разговоров с другими людьми, надежды на будущее. О подобном тексте можно сказать, что это частица жизни того, кто его создал. Однако это не только лично пережитое. Так называемый индивидуальный жизненный опыт включает разные компоненты. Его можно рассматривать и как преимущественно рассказ о себе, направленный "вовнутрь", и как рассказ о третьих лицах, значимых для автора встречах, то есть рассказ, направленный вовне. Иначе говоря, в любых дневниковых записях, как правило, существуют две повседневности. В них отражена повседневная жизнь окружающего мира и повседневная жизнь автора. Реконструируя их, следует помнить, что дневник не существует изолировано. Он является результатом комплексного взаимодействия материала и потребностей, мотивов, целей автора в момент его написания. Работая с дневниками Н.Н. Козлова, создала оригинальнуюметодологию изучения повседневности, которую называла“чтением человеческих документов”  и которая предполагает тонкую работу с языком, используемым "маленькими людьми". Причем, как отмечала сама Н.Н.Козлова, — "Поначалу сосредоточенности на вопросах языка и текста не было. Главным казалось то, о чем сообщалось. Тем более, что сообщалось  “интересное”, то, чего не замечает История с большой буквы или Большая социальная теория. Тексты виделись объективацией жизненных практик. Они помогали сосредоточиваться на новых предметах. В центре исследовательского внимания стояло то, о чем рассказано или написано, т.е. референт сказанного или написанного: жизненная траектория рассказчика, события, в том числе так называемые исторические, о которых он сообщает, типы повседневных взаимодействий, соотношение биографии "отдельного" человека и изменения общества в целом. Язык рассматривался как средство передачи содержания. Постепенно проблема того, как именно написано, выходила на первый план. По текстам было хорошо видно, что они представляют собой разные типы письма, которые коррелируют с социальным статусом пишущих. В центре внимания оказывался не сколько референт исследуемых текстов, сколько тип текста как продукта практики письма, взятый в качествесоциокультурной симптоматики. Росло понимание того, что "человеческие документы" представляют различные типы письма. Типы письма представляют людей, принадлежащих к разным группам. Особый интерес представляют записи людей, стоящих "ниже" порога официальной культуры, которые обычно не оставляют письменных свидетельств о своей жизни.  Обычно исследователи проходят мимо них — и не только потому, что пренебрегают повседневностью простых людей, но и потому, что читать такие документы очень трудно. Они написаны "на нелитературном языке", без точек и запятых, с орфографическими и стилистическими "ошибками". Что-нибудь вроде следующего: "Надо отминит несправыдливое укас Сталина и поставить спровидливост раз историе болезни написано инволит отечиствино войны то мы должны быть все одинакова... А сичас что получается инволит войны 2 групы пришол в белой рубашки при галстуке в полботинках А инволит 3 групы в куфайки и кирзовых сапогах. (Письмо в газету "Труд", 1991 г.) Или, наоборот, при чтении письма возникает ощущение, будто в человека заложена машинка, которая пишет "за него". Огромный интерес представляют человеческие документы, где прослеживаются разные типы письма в эволюционной последовательности, например, дневник, который человек вел много лет. Он начинает с самодельного "ручного" письма, а заканчивает "нормальным" литературным. Вообще изучение повседневности при помощи личных источников (писем, дневников, мемуаров), лично мне представляется наиболее интересным, поскольку мы сталкиваемся в буквальном смысле с "живым" материалом, дающим массу возможностей для реконструкции повседневности того или иного периода. В то же время другие источники, пожалуй, являются не менее информативные. В любом случае, обращаясь к изучению повседневности, исследователь заметит, чтоизменения "снизу" начинают происходить раньше и совсем по-другому, чем изменения "сверху". Так происходило и в российской истории.

5. Жизненный мир и жизненный путь человека   Личность человека - это его жизненный путь, его деятельность на этом жизненном пути, деятельность, которая способна изменить не только жизнь человека, но и мир вокруг него. Личность - это индивидуально-активный человек, строящий условия жизни и свое отношение к ней; субъектом жизни человек становится, если начинает ответственно подходить к самой жизни и ее выборам; жизненный путь должен заканчиваться стремлением вверх - к нравственным, этическим ценностям.

  Изучение биографических явлений имеет не только теоретическое, но и практическое значение. Уясняя закономерности жизнедеятельности и жизненного пути, человек может лучше представить себе оптимальный вариант собственного развития, определить свой жизненный путь. Понимание роли личности в планировании и осуществлении жизненного пути способствует более ответственному отношению к нему, стремлению ставить серьезные жизненные цели и достигать их осуществления.   Первое систематическое изучение закономерностей жизненного пути было предпринято Ш. Бюлер и ее сотрудниками в Венском психологическом институте в 20--30-е гг. На большом эмпирическом материале ею было установлено, что, несмотря на индивидуальное своеобразие, существуют закономерности («регулярности») в сроках наступления оптимумов жизни в зависимости от соотношения духовных, «ментальных», и биологических, «витальных», тенденций. Были обнаружены также различные типы жизненного развития личности. Ш. Бюлер была разработана идеалистическая концепция развития человека как процесса постепенного становления и изменения духовных целевых структур самосознания. Идеи и эмпирические исследования Ш. Бюлер способствовали оформлению экзистенциальной психологии на Западе.

  В отечественной психологии к теме жизненного пути первыми обратились Н. А. Рыбников, С. Л. Рубинштейн, Б. Г. Ананьев, Для Б. Г. Ананьева проблема жизненного пути стала актуальной в начале 30-х гг. в связи с исследованиями по характерологии, проводимыми им в Психоневрологическом институте им. В. М. Бехтерева в Ленинграде. С. Л. Рубинштейн уделил внимание психологическим вопросам биографии, теоретически рассматривая вопросы самосознания в «Основах общей психологии». В дальнейшем разные аспекты жизненного пути, жизнедеятельности личности разрабатывались в трудах советских ученых, посвященных природе человека и его развитию.

6. Социокультурное и индивидуальное в направленности личности и индивидуальная траектория жизни.

В психике человека существует и такая совокупность устойчивых существенных свойств, которая проявляется во всех видах деятельности. Характер — приобретенные в конкретных социальных условиях общие способы взаимодействия личности со средой, составляющие тип ее жизнедеятельности.

Своеобразие характера каждого человека определяется его направленностью (устойчивой мотивационной сферой личности) и особенностями осуществления деятельности — волевыми качествами.

Деятельность и поведение человека направляются устойчивой системой отношений. Если у животных мотивация поведения постоянно изменяется в зависимости от состояния организма и внешних условий, то деятельность человека направляется устойчивой системой отношений. Поэтому черты характера определяются и классифицируются прежде всего в зависимости от направленности личности, от системы устойчивых отношений человека к различным явлениям действительности.

Эта сфера личности объединяет в себе доминирующие у данной личности потребности, чувства, установки, влечения, интересы, желания, идеалы, убеждения и мировоззрение. Система отношений личности является основным ее качеством. Фундаментом, на котором надстраивается система отношений человека, являются потребности.

Вся система отношений личности, ее направленность являются мотивационно-регуляционной подструктурой личности, определяющей общие особенности ее поведения.

Система устойчивых отношений личности подразделяется на следующие группы:

1. Отношение человека к обществу, микросреде, к отдельным людям.

2. Отношение человека к самому себе — его самосознание.

Самосознание имеет свою структуру — систему самоотношений, которая определяется способностью личности к самопознанию.

3. Отношение к труду и другим видам деятельности.

4. Отношение к вещам как продуктам человеческого труда.

Наряду с вышеуказанным подразделением отношений личности по содержанию различаются свойства этих отношений, которые также проявляются в виде отдельных качеств характера личности.

Различаются следующие свойства отношений личности.

1. Социальная значимость отношений человека, уровень их общественной ценности, который определяет моральные качества человека, нравственность его повседневного поведения, соответствие направленности личности прогрессивным социальным идеям.

2. Разнообразие потребностей личности, широта ее интересов и осознание центральных стержневых интересов, которые определяют целеустремленность личности.

3. Степень устойчивости отношений, определяющая последовательность и настойчивость личности в достижении цели — цельность характера.

Широкая система взглядов, представлений и понятий об окружающей действительности, знание основных ее взаимосвязей представляет собой высшую мотивационно-ориентировочную основу поведения личности — ее мировоззрение. Особенностями мировоззрения как важнейшего характериологического свойства личности является степень его осознаваемости, целостность и научность. Развитое мировоззрение — показатель зрелости личности.

С мировоззрением связано формирование системы убеждений — устойчивого мотивационного образования, в котором знания синтезируются с чувствами, с глубокой верой в них. Убеждения — это знания, ставшие принципом деятельности.

Отношения личности формируются на основе ее знаний, представлений, жизненного опыта. Таким образом, опыт личности, система ее знаний являются важнейшей подструктурой характера.

Другой подструктурой характера являются многообразные обобщенные навыки поведения и деятельности.

7. Событийный и биографический анализ в социальной антропологии. в методах!!!!

В настоящее время распространенным является мнение о том, что лучший способ изучать взаимоотношения личности и ситуации - биографический метод, который дает возможность понять, как процесс личностно-ситуационного взаимодействия происходит в жизни. Событийно-биографический подход начал формироваться с 70-х годов XX века. Подход подчеркивает уникальность жизненного пути каждого человека, а также необходимость превращения психологии развития личности в психологию жизненного пути, основой периодизации которого могут стать конкретные жизненные (биографические) события, в которых социальные явления и, с другой стороны, психофизиологические процессы переживаются личностью. Способ переживания событий и определяет психологическую судьбу личности.

В настоящее время вариантом биографического метода является исследование в биографическом масштабе психологического времени, в котором находит специфическое выражение вся совокупность отношений личности. Биографический масштаб, в котором происходит функционирование психологического времени, в отличие от ситуативного, в котором происходит непосредственное восприятие и переживание коротких временных интервалов, задается временем жизни в целом. Такой аспект психологического времени изучался С. Л. Рубишитейном, В. И. Ковалевым, К. А. Абульхановой-Славской. Это время переживания и осмысления собственной жизни. В последние годы особую популярность приобретают исследования временной перспективы. Представления о будущем, как и о настоящем, о реальном использовании времени, обусловлены объективными факторами, самой жизнью человека.

Мир человека и повседневность в контексте социальной антропологии на http://mirrorref.ru


Похожие рефераты, которые будут Вам интерестны.

1. Концепции социальной структуры и стратификации в социальной антропологии

2. Исследования труда в контексте экономической антропологии

3. Функционализм в социальной антропологии

4. Этнопсихологическая школа в социальной антропологии

5. Исследование хозяйства в социальной антропологии

6. Социологическая школа в социальной антропологии

7. Уровни общения в контексте социальной психологии

8. Символическое и интерпретативное направление в социальной антропологии

9. Понятие «личность» и «социализация» в социальной антропологии

10. Проблематика пола и гендера в социальной антропологии