Социальная структура общества и стратификация

Работа добавлена:






Социальная структура общества и стратификация на http://mirrorref.ru

ЛЕКЦИЯ № 19. Социальная структура общества и стратификация

1. Сущность и причины социального неравенства 2. Понятие, содержание, основания социальной стратификации 3. Основания стратификации 4. Понятие одномерной и многомерной стратификации 5. Понятие нации 6. Понятие этноса 7. Исторические типы стратификации 8. Основные теоретические подходы в определении классов 9. Немарксистские подходы к определению классов 10. Социальная стратификация современных обществ 11. Понятие «стиль жизни» 12. Социальная мобильность и ее типы 13. Внутрипоколенная и межпоколенная мобильность 14. Вертикальная и горизонтальная мобильность 15. Индивидуальная и групповая мобильность 16. Понятие миграции

1. Сущность и причины социального неравенства

Неравенство — это проживание людей в условиях, при которых они имеют неравный доступ к ресурсам. Для описания системы неравенства применяется понятие «социальной стратификации». На основе неравенства создается иерархия сословий и классов. Признаки социальной дифференциации: 1) половозрастные характеристики; 2) этнонациональные характеристики; 3) вероисповедание; 4) уровень доходов и др. Причиной неравенства является неоднородность труда, в результате которого происходит присвоение одними людьми власти и собственности, неравномерного распределения наград и поощрений. Концентрация власти, собственности и других ресурсов у элиты способствует образованию социальных конфликтов. В западных обществах сокращение социальной дистанции происходит через средний класс (мелких и средних предпринимателей, преуспевающей части интеллигенции, рабочих предприятий, мелких собственников), который является гарантом стабильности.

2. Понятие, содержание, основания социальной стратификации

Люди различаются между собой по множеству признаков: полу, возрасту, цвету кожи, вероисповеданию, этнической принадлежности и т. д. Но социальными эти различия становятся лишь тогда, когда они влияют на положение человека, социальной группы на лестнице социальной иерархии. Социальные различия определяют социальное неравенство, подразумевающее наличие дискриминации по разным признакам: по цвету кожи — расизм, по полу — сексизм, по этнической принадлежности — этнона- ционализм, по возрасту — эйджеизм. Социальное неравенство в социологии, как правило, понимается как неравенство социальных слоев общества. Оно и является основой социальной стратификации. В буквальном переводе стратификация означает «делать слои», т. е. делить общество на слои (от «stratum» — «слой», «facere» — «делать»). Четыре главных измерений стратификации — доход, власть, образование и престиж. Страта, таким образом, социальный слой людей, имеющих сходные объективные показатели по четырем шкалам стратификации. Страта включает одинаковый слой людей, имеющих одинаковые доходы, образование, власть и престиж. В 20-х гг. ХХ в. П. Сорокин ввел понятие «стратификация» для описания системы неравенства в обществе. Стратификация может быть определена как структурированные неравенства между различными группами людей. Общества могут рассматриваться как состоящие из страт, расположенных иерархично — с наиболее привилегированными слоями на вершине и наименее — у основания. Основы теории стратификации были заложены М. Вебером, Т. Парсонсом, П. Сорокиным и др. Социальная стратификация выполняет двойную функцию: выступает как метод выявления слоев данного общества и в то же время представляет его социальный портрет. Социальная стратификация отличается определенной стабильностью в рамках конкретного исторического этапа. В социологии существует несколько подходов к изучению социальной стратификации: 1) «самооценочный», когда социолог предоставляет право респонденту отнести самого себя к группе населения; 2) метод «оценки», при котором опрашиваемым предлагают оценить социальное положение друг друга; 3) здесь социолог оперирует определенным критерием социальной дифференциации.

3. Основания стратификации

Социальная стратификация — центральная тема социологии, так как она объясняет расслоение на богатых и бедных. Четыре главных измерений стратификации — доход, власть, образование и престиж. Неравенство между статусами — основное свойство стратификации. Т Парсонс выделил три группы дифференцирующих признаков. К ним относятся: 1) характеристики, которыми люди обладают от рождения, — пол, возраст, этническая принадлежность, физические и интеллектуальные особенности, родственные связи семьи и пр.; 2) признаки, связанные с исполнением роли, т. е. с различными видами профессионально-трудовой деятельности; 3) элементы «обладания», куда включаются собственность, привилегии, материальные и духовные ценности и т. д. Эти признаки являются исходной теоретической основой многомерного подхода к изучению социальной стратификации. Социологи выделяют разнообразные срезы или измерения при определении количества и распределения социальных страт. Это разнообразие не исключает сущностных признаков стратификации. Во-первых, она связана с распределением населения в иерархически оформленные группы, т. е. высшие и низшие слои; во-вторых, стратификация заключается в неравном распределении социокультурных благ и ценностей. По мнению П. Сорокина, объектом социального неравенства выступают четыре группы факторов: 1) права и привилегии; 2) обязанности и ответственность; 3) социальное богатство и нужда; 4) власть и влияние. Стратификация тесно связана с господствующей в обществе системой ценностей. Она формирует нормативную шкалу оценивания различных видов человеческой деятельности, на основе которой происходит ранжирование людей по степени социального престижа. В эмпирических исследованиях в современной западной социологии престиж часто обобщенно определяется при помощи трех измеряемых признаков — престижа профессии, уровня дохода, уровня образования. Этот показатель называют индексом социально-экономической позиции.

4. Понятие одномерной и многомерной стратификации

П. Сорокин выделяет два способа расслоения общества: одномерную и многомерную стратификацию. В основе одномерной стратификации лежит распределение по одному признаку (религии, профессии, собственности и т. д.). Такая одномерная стратификация может складываться из следующих групп: половозрастного признака; социально-демографического; профессионального; расовых общностей; объектов и субъектов власти и управления; по религии и языку; по владению собственностью. Существует множество критериев, по которым можно делить любое общество: 1) по разделению труда и престижу положения (организаторский, исполнительский, умственный, физический, квалифицированный, творческий и др.). Существует несколько категорий работников: а) высший класс профессионалов; б) технические специалисты среднего уровня; в) рабочие, осуществляющие руководящие функции; г) квалифицированные рабочие; д) рядовые рабочие. Все они имеют разный престиж. Так, очевидно, что быть преподавателем университета престижнее, чем разнорабочим на стройке. Однако сегодня престиж часто смещается и ассоциируется с уровнем доходов от занятия: чем выше доход — тем больше престиж работы; 2) по уровню доходов. Доход — это денежная сумма, которую получает отдельный индивид или семья в течение определенного периода времени (месяц, год); 3) по доступу к ресурсам собственности и власти. Власть — право и возможность распоряжаться кем или чем-нибудь, подчинять людей своей воле. Однако есть еще и многомерная стратификация, когда за основу берутся сразу несколько признаков. За всю историю существования человечества существовало много таких общностей: 1) рабство — закрепощение людей, граничащее с полным бесправием; 2) касты — группы людей, соблюдающие ритуальную чистоту. Каждая каста представляет собой замкнутую группу. Место каждой касты проявляется в системе разделения труда. Существует четкий перечень занятий, которыми члены этой касты могут заниматься. Положение в кастовой системе передается по наследству, переход в другую касту практически невозможен: а) сословия — своеобразные социально-правовые группы в докапиталистических формациях, которые были относительно замкнуты и наследственны; б) этнические общности людей, представляющие собой устойчивые группы — племена, народности, нации; в) социально-территориальные общности (города, деревни, регионы), различающиеся по месту в общественном разделении труда, стилю, уровню жизни; г) общественные классы, слои, группы как многомерные социальные общности.

5. Понятие нации

Нация — тип этноса; исторически возникшая социально-экономическая и духовная общность людей с определенной психологией и самосознанием. Не существует единого подхода к определению этого исключительно сложного явления. Представители психологической теории видят в нации культурно-психологическую общность людей, объединенных общей судьбой. Этот взгляд разделяли О. Бауэр, Р. Шпрингер и Н. Бердяев, который определял нацию как единство исторической судьбы, а национальное сознание — как осознание этой судьбы. Крупнейшие сторонники материалистической концепции акцентировали внимание на общности экономических связей как основе национальной общности. Один из классиков современной социологии П. Сорокин считает нацию сложным и разнородным социальным телом, искусственной конструкцией без собственной субстанции. Часть исследователей в числе существенных признаков нации называют общность территории, экономических связей, языка, психологического склада, истории, культуры и самосознания. Процессы формирования нации объективно связаны с образованием государств. Поэтому К. Каутский классической формой государства считал национальное государство. Однако судьба далеко не каждой нации связана с государственностью, скорее это идеальное совпадение. Согласно концепции К. Каутского, важнейшими факторами консолидации людей в нацию были товарное производство и торговля. Большинство современных наций зарождались в процессе складывания буржуазных отношений (с IX—XV вв.), однако формировались и развивались они и до капитализма. В странах, где развитие было на столетия заторможено колониализмом, этот процесс продолжается и по настоящее время.Последняя треть XX в. отмечена возникновением национальной государственности на обломках псевдофедеративных и союзных государств.

6. Понятие этноса

Этнос (от греч. — «общество», «группа», «племя», «народ») — устойчивая общность людей, культурно-историческая группа, члены которой первоначально объединялись общностью происхождения, языка, территории, экономической, жизни, а со временем и духовно на почве общей культуры, исторических традиций, социально-политических идеалов. Виды этноса — нации, народности, этнические и этнографические группы. Их представители могут проживать компактно при наличии или отсутствии своей национальной государственности, а могут быть распределены среди других народов. В отличие от нации народность представляет собой социально-этническую общность с относительно одинаковым этническим составом, общностью сознания и психологии и менее развитыми, стабильными экономическими и культурными связями. Этническая группа — немногочисленная общность, основой которой являются язык, общность происхождения, культуры, быта и традиций. Этнографическая группа — общность, говорящая на одном языке с той или иной нацией, народностью, но и обладающая спецификой в быту, традициях, обычаях. Взаимоотношения между видами этноса носят социально-этнический и межэтнический (личностный) характер. Совокупность методов и средств, регулирующих эти отношения, составляет содержание межэтнической политики государства.

7. Исторические типы стратификации

Социальная стратификация — это определенная упорядоченность общества. На этапах человеческого существования прослеживаются три ее основных типа: кастовый, сословный и классовый. Для первобытного состояния характерно естественное структурирование по возрасту и полу. Первый тип социальной стратификации — деление общества на касты. Кастовая система — закрытый тип общества, т. е. статус дается от рождения и мобильность практически невозможна. Каста являлась наследственным объединением людей, связанных традиционными занятиями и ограниченных в общении друг с другом. Кастовость имела место в Древнем Египте, Перу, Иране, Японии, в южных штатах США. Классическим ее образцом стала Индия, где кастовая организация превратилась во всеобъемлющую социальную систему. Иерархическая лестница доступа к богатству и престижу в Индии имела следующие ступени: 1) брахманы — жрецы; 2) кшатрии — военная аристократия; 3) вайшьи — земледельцы, ремесленники, торговцы, свободные общинники; 4) шудры — несвободные общинники, слуги, рабы; 5) «неприкасаемые», чьи контакты с другими кастами были исключены. Эта система в Индии была запрещена в 50-х гг. ХХ в., но кастовые предрассудки и неравенство и сегодня дают знать о себе. Второй тип социальной стратификации — сословный — тоже характеризует закрытое общество, где мобильность строго ограничена, хотя допускается. Сословие, как и каста, было связано с передачей по наследству прав и обязанностей, закрепленных в обычае и законе. Но в отличие от касты принцип наследования в сословиях не так абсолютен, а членство может быть куплено, даровано, рекрутировано. Сословная стратификация характерна для европейского феодализма, но имелась и в других традиционных цивилизациях. Ее образец — средневековая Франция, где общество подразделялось на четыре сословия: 1) духовенство; 2) дворянство; 3) ремесленники, торговцы, слуги (жители городов); 4) крестьяне. В России со времени правления Ивана Грозного (с середины ХVI в.) до правления Екатерины II шло формирование иерархии сословий, официально утвержденных указами (1762—1785) в таком виде: дворянство, духовенство, купечество, мещанство, крестьянство. Оговаривались в указах полувоенное сословие (субэтнос), казачество и разночинцы. Классовая стратификация характерна для открытых обществ. Она существенно отличается от кастовой и сословной стратификации. Эти отличия проявляются в следующем: 1) классы не создаются на основе правовых и религиозных норм, членство в них не основано на наследственном положении; 2) классовые системы более подвижны, и границы между классами не бывают жестко очерчены; 3) классы зависят от экономических различий между группами людей, связанных с неравенством во владении и контроле над материальными ресурсами; 4) классовые системы осуществляют в основном связи вне личностного характера. Главное основание классовых различий — неравенство между условиями и оплатой труда — действует применительно ко всем профессиональным группам как результат экономических обстоятельств, принадлежащих экономике в целом; 5) социальная мобильность значительно проще, чем в других стратификационных системах, формальных ограничений для нее не существует, хотя мобильность реально сдерживается стартовыми возможностями человека и уровнем его притязаний.

8. Основные теоретические подходы в определении классов

Классы можно определить как большие группы людей, отличающиеся по своим общим экономическим возможностям, которые значительно влияют на типы их стиля жизни. Наиболее влиятельные теоретические подходы в определении классов и классовой стратификации принадлежат К. Марксу и М. Веберу. По суждениям Маркса, класс — это общность людей, находящаяся в прямом отношении к средствам производства. Он выделял в обществе на разных этапах эксплуатирующие и эксплуатируемые классы. Стратификация общества по Марксу одномерна, связана только с классами, так как ее главным основанием служит экономическое положение. Все остальные права и привилегии, власть и влияние вписываются в «прокрустово ложе» экономического положения и совмещаются с ним. М. Вебер определил классы как группы людей, имеющих сходную позицию в рыночной экономике, получающих сходное экономическое вознаграждение и располагающих жизненными сходными шансами. Классовые разделения возникают не только для контроля за средствами производства, но и в экономических различиях, не связанных с собственностью. Такие источники включают в себя профессиональное мастерство, редкую специальность, высокую квалификацию, владение интеллектуальной собственностью и прочим. Вебер дал не только классовую стратификацию, считая ее лишь частью структурирования, необходимого для сложного по устройству капиталистического общества. Он предложил трехмерное деление: если экономические различия (по богатству) порождают классовую стратификацию, то духовные (по престижу) — статусную, а политические (по доступу к власти) — партийную. В первом случае речь идет о жизненных шансах социальных слоев, во втором — об образе и стиле их жизни, в третьем — о владении властью и влиянии на нее. Большинство социологов считает веберовскую схему более гибкой и соответствующей современному обществу.

9. Немарксистские подходы к определению классов

В различных социологических школах, например американской и английской, классовые теории развивались в несколько различных направлениях. Послевоенные американские социологи вообще рассматривали свое общество как бесклассовое. Это происходило отчасти вследствие того, что они полагали, будто уже не существует резких перепадов в распределении материального вознаграждения. Они принимали, скорее, точку зрения Вебера относительно статуса и разрабатывали многомерный подход, который трактовал социальный статус и престиж как независимые факторы, которые ослабляли или даже вытесняли экономически детерминированный класс. Британские социологи в этот период первоначально принимали в качестве решающей детерминанты класса разделение труда и определяли основной принцип классового деления как границу между физическим и нефизическим трудом. Существует сжатая версия шести социально-экономических классов, которые описываются как: 1) профессионалы; 2) работодатели и менеджеры; 3) клерки — промежуточные и младшие работники нефизического труда; 4) квалифицированные работники физического труда и самостоятельные (самонанимаемые) непрофессионалы; 5) полуквалифицированные работники физического труда и обслуживающий персонал; 6) неквалифицированные работники физического труда. Такого рода разграничение носило в значительной степени искусственный характер, и в теоретическом классовом анализе социологи редко используют эту классификацию.В настоящее время общепринятой социологической моделью классовой структуры в некоторых странах (например, в Великобритании) является разделение населения на три класса — рабочий, промежуточный и высший. Работники физического труда относятся к рабочему классу; работников нефизического труда низкого уровня, таких как клерки и низшие техники, относят к промежуточному классу; менеджеров, администраторов и профессионалов — к высшему. Для немарксистского направления в целом характерно выделение в классовой структуре просто «высших» и «низших» классов. Если быть более точным, то традиционное деление придерживается четырехчленной структуры: 1) высший класс (Upper Class), отличающийся наиболее высокими размерами благосостояния и власти; 2) средний класс (Middle Class), который образуется весьма пестрым конгломератом социальных групп — от предпринимателей средней руки до среднеоплачиваемых инженеров и клерков; 3) рабочий класс (Working Class), объединяющий работников физического труда;4) низший класс (Underclass), включающий в себя, как правило, представителей этнических меньшинств, а также индивидов, занятых на самых низкооплачиваемых, наименее безопасных и наименее привлекательных рабочих местах. В то же время большинство социологов отчетливо осознают, что такого крупномасштабного деления для более углубленного анализа классовой структуры явно недостаточно.

10. Социальная стратификация современных обществ

Сталинско-брежневская модель стратификации сводилась лишь к формам собственности и на этом основании — к двум классам (рабочим и колхозному крестьянству) и прослойке (интеллигенции). Имевшие место социальное неравенство, отчуждение классов от собственности и от власти в советской науке не подвергались открытому структурированию до середины 1980-х гг. Однако стратификацией социального неравенства советского общества занимались зарубежные исследователи. Один из них — А. Инкельс — подверг анализу 1940— 1950-е гг. и дал коническую модель иерархического деления общества в СССР. Используя в качестве оснований материальный уровень, привилегии и власть, он обозначил девять социальных слоев: правящую элиту, высшую интеллигенцию, рабочую аристократию, основную интеллигенцию, средних рабочих, зажиточных крестьян, «белых воротничков», средних крестьян, непривилегированных рабочих и группу принудительного труда (заключенных). Инерция закрытого для изучения общества оказалась так велика, что в настоящее время отечественный стратификационный анализ только разворачивается. Исследователи обращаются и к советскому прошлому, и к нынешнему российскому обществу. Известны вариации трех слоев (бизнес-слоя, среднего слоя, люмпен-слоя) и модель из одиннадцати иерархических ступеней (аппарата, «компрадор», «национальной буржуазии», директората, «купцов», фермеров, колхозников, членов новых сельхозпредприятий, люмпен-интеллигенции, рабочего класса, безработных). Наиболее разработанная модель принадлежит академику Т. Заславской, выявившему 78 социальных слоев в современной России. Западные социологи в ХХ в. используют разные подходы к социальной стратификации: 1) субъективный — самооценочный, когда опрашиваемые сами определяют свою социальную принадлежность; 2) субъективный репутационный, когда опрашиваемые определяют социальную принадлежность друг друга; 3) объективный (наиболее распространенный) — как правило, со статусным критерием. Большинство западных социологов, структурируя общества развитых стран, делят их на высший, средний и рабочий классы, в некоторых странах еще и крестьянство (например, Франция, Япония, страны «третьего мира»). Высший класс выделяется по своему богатству, корпоративности и власти. Он составляет примерно 2% современных обществ, но контролирует до 85—90% капитала. Его составляют банкиры, собственники, президенты, руководители партий, кинозвезды, выдающиеся спортсмены. Средний класс включает в себя лиц неручного труда и делится на три группы: высший средний класс (профессионалы — врачи, ученые, юристы, инженеры и пр.); промежуточный средний класс (учителя, медсестры, актеры, журналисты, техники); низший средний класс (кассиры, продавцы, фотографы, полицейские и пр.). Средний класс составляет 30—35% в структуре западных обществ. Рабочий класс — класс работников физического труда, составляющий около 50—65% в разных странах, делится тоже на три слоя: 1) рабочие квалифицированного ручного труда (слесари, токари, повара, парикмахеры и др.); 2) рабочие ручного полуквалифицированного труда (швеи, сельхозрабочие, телефонисты, бармены, санитары и т. д.); 3) рабочие неквалифицированного труда (грузчики, уборщики, кухонные работники, прислуга и т. д.). Важной особенностью современного общества является то, что оно, поддерживая в массовом сознании представления о необходимости и целесообразности социальной иерархии, дает шансы каждому испытать свои силы в труднейшем подъеме по ступеням стратификационной лестницы. Тем самым создаются условия для направления энергии, генерируемой недовольством своим положением в иерархической структуре, не на разрушение самой структуры и охраняющих ее институтов, а на достижение личного успеха. В массовом сознании создается устойчивое представление о персональной ответственности за свою судьбу, за свое место в пирамиде власти, престиж и привилегии.

11. Понятие «стиль жизни»

Еще одно ключевое понятие стратификации (особенно в американских исследованиях) — это стиль жизни. Это понятие, впервые введенное Вебером, относится к общей культуре или к способу жизни различных групп в обществе. Некоторые американские социологи делали акцент на стиле жизни вместо экономических факторов и думали посредством этого обеспечить недвусмысленно немарксистский способ исследования стратификации. Это в особенности справедливо в отношении исследований стратификации в Америке, которые стимулировала работа Ллойда Уорнера. В 1930—1940-е гг. Л. Уорнер провел подробное полевое исследование социальной структуры общины Ньюберипорт в штате Массачусетс (следуя обычному правилу анонимности при полевых работах, Уорнер назвал эту общину «Янки-сити»). При этом в качестве основного типологического признака он взял репутацию, точнее то, как определяли чью-то классовую принадлежность его соседи и земляки. Исследование Уорнера интересно также тем, что это одна из немногих работ, где показано различие доминирующих духовных ценностей у представителей различных страт — в частности, моральных. Проводя свое исследование, Уорнер пытался выявить тот особый стиль жизни, общий для большинства членов каждой страты, причем те его стороны, которые были бы не слишком прямо связаны с очевидными различиями в доступе к экономическим ресурсам. Стиль жизни — это очень широкое понятие, которое включает в себя субъективный и объективный факторы. Первый означает субъективные потребности человека, второй — специфику труда, быта и досуга. Стиль жизни состоит из нескольких составляющих — это и способ производства материальных благ, и среда обитания, политическая система общества, быт, традиции, привычки.

12. Социальная мобильность и ее типы

Понятие «социальной мобильности» было введено П. Сорокиным. Человек не остается в одном уровне статуса в течение всей своей жизни; рано или поздно ему предстоит изменить его, перейдя на новую статусную позицию. Такого рода процессы, происходящие в любом обществе непрерывно и охватывающие практически всех его членов, описываются в социологии понятием социальной мобильности. Социальная мобильность означает перемещение индивидов и групп из одних социальных слоев, общностей в другие, что связано с изменением положения индивида или группы в системе социальной стратификации. Возможности и динамика социальной мобильности различаются в исторических условиях. К каналам или «лифтам» социальной мобильности П. Сорокин относит следующие социальные институты: армию, церковь, образовательные институты, семью, политические и профессиональные организации, средства массовой информации и т. д. Для большинства людей продвинуться вверх по стратификационной лестнице очень трудно, некоторые из них не могут приспособиться к новым условиям. Причины, позволяющие достичь успеха в продвижении вверх по стратификационной лестнице, — социальный статус семьи, уровень образования, национальность, выгодный брак, способности, воспитание, место жительства. Социальные институты, которые являются каналами вертикальной мобильности, — школа, армия, церковь, организации — как бы фильтруют и отбирают индивидов, осуществляя своеобразную селекцию. Семья тоже служит интересам социального отбора, однако сейчас ценно не происхождение и знатность рода, а личные качества. Варианты социальной мобильности разнообразны: 1) индивидуальная и коллективная; 2) вертикальная и горизонтальная; 3) внутрипоколенная и межпоколенная.

13. Внутрипоколенная и межпоколенная мобильность

Интрагенерационная (в рамках одного поколения) мобильность сравнивает положения, достигнутые одним и тем же индивидом в различные моменты на протяжении его или ее жизни (как правило, имеется в виду трудовая биография, а значит — служебная карьера). Поэтому некоторые исследователи предпочитают называть ее профессиональной мобильностью или мобильностью рабочей силы, потому что обычно она связана с родом занятий, а не с общественным положением. Таким образом, внутрипоко- ленная мобильность означает то, что человек изменяет положение в стратификационной системе на протяжении своей жизни. Интергенерационная (между поколениями) мобильность сравнивает нынешние положения индивидов с положениями их родителей, т. е. обозначает изменение социального статуса сына по сравнению с социальной позицией его отца.

14. Вертикальная и горизонтальная мобильность

В связи с направленностью мобильности выделяют вертикальную и горизонтальную. Строго говоря, лишь первая из них относится к социальной мобильности как таковой, т. е. к повышению или понижению статуса в пределах стратификационной системы. Горизонтальная же мобильность имеет отношение к таким изменениям в социальной позиции, когда субъект ее остается в пределах одной и той же страты. Например, менеджер организации, который становится заместителем директора, претерпевает вертикальную мобильность. Но менеджер, который переходит из одного отдела в другой без повышения в должности, подвергается горизонтальной мобильности, которая, по всей вероятности, не оказывает влияния на общий его ранг в стратификационной схеме профессии. Таким образом, вертикальной мобильностью называется изменение социального положения индивида, которое сопровождается повышением или понижением его статуса, а горизонтальной мобильностью — изменение социального положения индивида, которое не приводит к повышению или понижению его статуса. Вертикальная мобильность в свою очередь подразделяется на восходящую и нисходящую. Эти понятия во многом говорят сами за себя. Восходящая мобильность характеризует повышение социального статуса, переход в страту, расположенную выше по иерархической лестнице; нисходящая же означает, напротив, спуск по той же иерархической лестнице, понижение социального ранга.

15. Индивидуальная и групповая мобильность

Индивид может совершать свое восхождение на пирамиду социальных статусов благодаря собственным усилиям и личным достижениям. В этом случае говорят об индивидуальной мобильности. Групповая мобильность происходит тогда, когда снижается или повышается статус целого класса, сословия, касты. Причинами групповой мобильности служат следующие факторы: социальные революции, иностранные интервенции, межгосударственные войны, военные перевороты, смена политических режимов, крестьянские восстания, борьба аристократических родов, создание империи. Истории известно немало случаев, когда целые социальные группы вследствие каких-то событий резко изменяли свой статус. В результате изменяется и статус практически всех принадлежащих к этой группе индивидов. Сорокин приводит в качестве примера Октябрьскую революцию. В результате ее целый привилегированный класс дворянства совершил коллективное социальное нисхождение в 1920—1930 гг. Гордиться дворянским титулом и выставлять его на всеобщее обозрение в Советской России было не просто непрестижно, но и прямо-таки опасно для благополучия и самой жизни. Напротив, рабоче-крестьянское происхождение стало здесь признаком благонадежности и многим открывало дорогу к повышению социального статуса.

16. Понятие миграции

Миграция — это переселение людей из страны в страну, из одного района в другой, из города в деревню и обратно. Иными словами, это территориальные перемещения. Они бывают сезонными, зависящими от времени года, и маятниковыми, т. е. регулярными перемещениями. Различают также иммиграцию и эмиграцию. Миграция — перемещение населения внутри одной страны; эмиграция — выезд за пределы страны на длительный срок или постоянное проживание; иммиграция — въезд в страну на постоянный срок или на длительное проживание. Таким образом, миграция относится к перемещениям людей в географическом пространстве и не имеет какого-то особого отношения к социальной мобильности, которая описывает передвижения субъектов в социальном пространстве. Миграционные процессы могут осуществляться под влиянием различных факторов: стихийных природных факторов (землетрясений, наводнений, изменений экологического характера), этнических конфликтов, войн, неблагоприятной экономической ситуации, соответствующей политики (к примеру, политика индустриализации общества способствует миграции сельского населения в город) и т. д. Решение задач расселения людей на новых местах жительства, обеспечение их трудоустройства, бытовых и культурных условий жизни — суть миграционной политики государства. Игнорирование подобных задач, отсутствие перспективной миграционной политики служат дополнительным источником социальных и политических конфликтов в обществе.

Лекция 2. СОЦИАЛЬНАЯ СТРАТИФИКАЦИЯ

Аннотация. В лекции выясняются главные факторы социальных различий людей в обществе, причины, типы и роль социальной дифференциации (расслоения) населения, понятия страты, класса, специфика стратификационных процессов в современной России, их статистические измерения.

План лекции:

1. Понятие социальной стратификации, ее факторы и последствия.

2. Теории социальной стратификации.

3. Исторические системы социальной стратификации.

4. Социальная мобильность.

5. Социально–стратификационные процессы в современной России.

1. Понятие социальной стратификации, ее факторы и последствия.

Даже не социологу видно, что люди в любом обществе различаются друг от друга не только по полу, возрасту, биофизическим и психологическим свойствам, но и по положению в обществе, имущественному состоянию, роду занятий, образу жизни, роли в экономике, социальной жизни. Эти различия обусловлены не индивидуальными свойствами того или иного человека, а принадлежностью к определенной социальной совокупности людей, имеющих некие общие признаки. В отличие от обыденного человека социолог классифицирует социальные различия, типологизирует их, фиксирует в определенных научных понятиях, выявляет их природу, место и роль в социетальной структуре общества14. Такими социологическими понятиями, прежде всего, являются «социальная общность», «социальная стратификация», «социальная дифференциация». При этом необходимо не только зафиксировать социальные различия в соответствующих понятиях, но и выявить их количественные (масштаб, численность, меру) и качественные характеристики (место в системе общества, роль).

Понятием "социальная общность" в социологии описывается некая социально значимая совокупность людей, имеющих общие признаки по их месту и роли в системе общества, по образу жизни и вступающих во взаимодействие с другими общностями, отличающимися от них. Индивиды включаются (объективно и субъективно) в различные социальные общности: кровно–родственные, территориальные, демографические (половые, возрастные), этнонациональные, социально–стратификационные. Любое общество, так или иначе, расслаивается на разнородные, но тем не менее взаимодействующие общности. Социологической закономерностью всех до сих пор существовавших и ныне существующих обществ является усложнение их дифференциации на все более и более разнородные и многообразные социальные общности и их интеграция в единую общественную систему.

Каждая социальная общность занимает особое место, выполняет свои специфические функции, обусловленные ее статусом, свойствами составляющих ее членов, историческим типом и состоянием общества, отношениями с другими общностями.

В многообразии социальных общностей социология особо выделяет стратификационные, т. е. те, различия между которыми создают неравенство между людьми по условиям и образу жизни, по социальным статусам и жизненным возможностям. Для описания дифференциации, расслоения общества на социально неравные общности социология использует понятиесоциальная стратификация. Термин "стратификация" происходит от латинского словаstratum– слой. Социальная страта – это массовая совокупность людей, сложившаяся на основе общности определенных условий жизнедеятельности, статуса и функций, отличающих ее от иной общности. Социальная стратификация – это расслоение общества на социально неравные страты, слои, общности. Не всякие социальные различия являются стратификационными. Инженер, агроном, врач социально отличаются друг от друга по роду занятий, профессии, знаниям. Но их различия не являются стратификационными. Они находятся в отношениях равенства, хоть и имеют различные профессии. "Социальные различия становятся социальной стратификацией тогда, когда люди иерархически располагаются в некотором измерении неравенства"15. Известный американский социолог Нейл Смелзер обращает внимание на связь стратификации "со способами, с помощью которых неравенство передается от одного поколения к другому; при этом формируются различные слои общества"16.

Социальная стратификация, таким образом, – это расслоение общества на некие относительно массовые неравные общности людей, каждая из которых имеет отличительные социально значимые черты. Следствием стратификации является не только социальное неравенство. В зависимости от нее в обществе складываются определенные типы взаимоотношений и взаимодействия между различными слоями населения в экономике, в политике, в культуре, а также способы жизнедеятельности. Экономические, да и просто житейские отношения рабочего и крестьянина существенно отличаются от их отношений и взаимодействий с инженером, тем более с бизнесменом. Различия отношений определяются не личностными, индивидуальными свойствами, а стратификационным положением, спецификой тех слоев, к которым принадлежат взаимодействующие социальные субъекты. Социальные различия между стратификационными слоями потенциально конфликтогенны, даже в условиях эффективного взаимодействия.

Социальная стратификация обусловлена и генерируется многими факторами. Французский социолог Эмиль Дюргейм доказывал, что исторически исходным фактором стратификации является общественное разделение труда. Устойчиво воспроизводимая занятость совокупностей людей в тех или иных сегментах, видах труда обуславливает не только различия между ними по сферам занятости, по типу, характеру социально–трудовых функций, но и внутригрупповую общность, и межгрупповые границы и механизмы межгрупповых отношений и взаимодействий. В ходе исторического процесса возрастает многообразие факторов стратификации – экономических, социально–ролевых, политических, социокультурных. В позднеиндустриальных обществах заметно усиливается стратифицирующее значение образования. Современный человек находится в очень сложном, часто конфликтном пересечении, переплетении стратификационных процессов: экономических, политико–правовых, социокультурных, символических.

2. Теории социальной стратификации

Многосложность социальной стратификации, ее факторов, динамики и последствий, многообразие ее типов, а также усложнение стратификационных структур общества обусловили собой возникновение нескольких социологических теорий, каждая из которых опирается на свою методологию, формулирует свои понятия, в свете которых анализирует и объясняет социальную реальность. Можно выделить наиболее распространенные из них в современной социологии.

1. Теория социально–классовой структуры. Ее центральные понятия: социальный класс, классовая структура общества, классовые отношения. Эту теорию обычно связывают с марксистской социологией. Однако понятие класса и классовой борьбы возникло раньше марксисткой теории. Но стратифицирующая роль классов в возникновении, развитии и углублении социального неравенства в борьбе за жизненные ресурсы и социальные статусы исследовались теоретически и на систематизированном эмпирическом материале К. Марксом и его последователями основательно и аргументированно. Понятием «класс» в марксистской социологии описывают большие, массовые группы людей, отличающиеся 1) по их месту в исторически определенной системе общественного производства, 2) по их отношению к средствам производства, 3) по их роли в общественной организации труда, 4) способам получения доли общественного богатства и 5) по ее размеру, объему17. Ведущим фактором социального расслоения общества и социального неравенства между различными классами является отношение к средствам производства (владение, использование, распоряжение средствами производства).

Особенность марксистского определения социального класса заключается в том, что оно акцентирует внимание не только на стратификационную роль владения/невладения средствами производства, но и на фактор общественного разделения труда, на функцию и место в экономике, а также на способах распределения общественного богатства и его доли, которая тем или иным способом достается разным классам.

Дифференциация общества на основе отношения к средствам производства (по формам и видам собственности) расслаивает население на неравные классы по критерию богатства и бедности, по доминирующей роли в экономике и политике, по ресурсам жизнеобеспечения, потребления. Потенциальная конфликтогенность такого расслоения при определенных условиях актуализируется в острой классовой борьбе. Классовое расслоение охватывает не только социально–политическое положение, но и является основой формирования и развития классового сознания.

Марксистская концепция социально–классовой структуры общества не исчерпывает всех исторически меняющихся оснований, факторов, процессов социальной стратификации. Ее критиковали в прошлом за односторонность экономического подхода. Критикуют сегодня за абсолютизацию классового подхода, который якобы малоприменим к современным социальным процессам. Однако классы как социально–экономические категории существуют во всех индустриальных странах и являются реальными субъектами социальной жизни. Они, конечно, видоизменились по сравнению с теми, что были в XIXи в первой половине ХХ века. Социально–экономические границы между классами, классовая самоидентификация стали менее четкими. Но основные социально–экономические признаки не распались. Классовый анализ социальной структуры общества и состава населения методологически приемлем и применяется к современной трансформирующейся России.

2. Теория социальной стратификации М. Вебера. В начале ХХ века немецкий социолог Макс Вебер выдвинул свою теорию стратификации, получившую широкое признание и развитие в западной социологии второй половины XXстолетия. Ее основные понятия: страта, стратификация, социальное неравенство, распределение доходов, социальный престиж, власть. М. Вебер считал, что общество дифференцируется на страты, отличающиеся друг от друга не только по экономическому положению (на что акцентировал внимание К. Маркс), но и по другим признакам: социальному престижу, властным ресурсам. Экономическое положение, статус, характеристики той или иной страты определяются богатством и доходами, которыми располагают люди, в нее так или иначе включенные. Неравномерность распределения богатства и доходов является источником и основой имущественного неравенства.

Но социальное неравенство не сводится к нему. Особое неравенство коренится в социальной престижности той страты, к которой люди принадлежат. М. Вебер ввел понятие статуса группы как меры ее престижности в сравнении с другими группами по показателям уважения, привилегий, стремления людей приблизиться к ней, включиться в нее.

В современных условиях наблюдается иерархия престижа различных профессиональных групп (например, чиновничества по сравнению с учительской интеллигенцией). В последние десятилетия явно усиливается стратификация по показателям так называемого престижного (символического) потребления.

Третий стратификационный фактор, по М. Веберу – власть, возможность той или иной страты (и ее представителей) влиять на решение жизненных проблем, используя политическую сферу. Ресурсы власти распределяются неравномерно. Это, прежде всего, зависит от типа общества, политической системы, места той или иной страты в ней, совокупности не только прав и свобод, которыми люди располагают, но и от уровня образования, материальных ресурсов.

Парадигма социальной стратификации М. Вебера дает возможность фиксировать, социологически измерять более многообразные социальные страты, а не столь массовые, как классы. Методологически ценно и указание на стратификационное значение престижа, власти. Первый стратификационный фактор (имущественное положение), выделенный М. Вебером, частично совпадает с 4–м и 5–м классобразующим фактором (признаком) в марксистской социологии, в которой он описан объемнее и конкретнее. М.Вебер обратил внимание на стратообразующую роль политических ресурсов, которыми обладает или не обладает та или иная страта, о чем у Маркса специально не упоминается. Но для него было очевидным: экономически господствующий класс господствует и политически, а политические ресурсы являются предметом классового взаимодействия, конфликтогенного по своей природе.

Марксова и веберовская парадигмы не только противостоят, но и взаимодополняют друг друга. И та, и другая фиксируют социальное неравенство как следствие стратификации.

3. Репутационная теория. В некоторых англосаксонских и других странах довольно широко распространена репутационная парадигма стратификации. Ее основоположник американский социолог Уильям Ллойд Уорнер (1898 – 1970). Основные понятия: репутация, класс, родовое происхождение, богатство, образование, интеллектуальный труд, физический труд, бедность.

Уорнер использует термин "класс" для обозначения совокупности людей, занимающих особую ступень на иерархической социальной лестнице. Критериями выделения того или иного класса является не только экономическое положение, но и происхождение членов класса, их образование, характер труда, занятость. По этим критериям, показателям на иерархической вертикали располагаются шесть классов:

высший класс – совокупность очень богатых людей знатного происхождения;

низший высший класс объединяет людей высокого достатка, но не знатного происхождения (не из аристократических родов). Уорнер отметил склонность этих классов кичиться, тщеславиться своим богатством (независимо от его происхождения) и знатностью независимо от богатства;

высший средний класс – высокообразованные деловые люди, а также лица, занятые интеллектуальным трудом;

низший средний класс – в основном мелкие чиновники (клерки), делопроизводители, банковские кассиры; по классификации Р. Миллса, "белые воротнички";

высший слой низшего класса – работники физического труда, рабочие, так называемые "синие воротнички";

низший слой низшего класса – бедные люди, хронические безработные, не имеющие устойчивых источников жизнеобеспечения.

Репутационная теория, построенная Уорнером на эмпирическом материале, описывает социальные слои (классы) в системе ранговых координат "верх–низ". Ее недостаток – некоторая нечеткость критериев принадлежности людей к тому или иному классу по шкале "верх–низ".

3. Исторические системы социальной стратификации

Человеческое общество не всегда расслаивалось на иерархически неравные социальные страты, хотя предпосылки этого процесса формировались в первобытном обществе (дифференциация ролей по полу, возрасту, некоторым функциям в регулировании внутриродовых отношений). Социальное неравенство стратификационных статусов и ролей – продукт длительного исторического развития. Оно формировалось и углублялось вследствие усложнения социумов, общественного производства, отношений собственности, социальных институтов. Вместе с тем, история человечества, по крайней мере, последние десять тысяч лет, представляет собой эволюцию и смену систем социальной стратификации.

Исторические типы общества (общественно–политических формаций, по К. Марксу) отличаются друг от друга не только способом производства материальных и духовных ценностей, своеобразием культуры и жизненного уклада, социальными институтами, но и спецификой стратификационной системы. Современное общество отличается от традиционного аграрного не только тем, что его экономика индустриальна, но и соответствующей стратификационной системой. Индустриальная цивилизация, возникая, создавала и соответствующую ей социально–стратификационную систему.

Социально–стратификационная система – это базовый способ расслоения на иерархически неравные страты, характерный для исторически сложившегося общества и определяющий взаимодействие между ними. Она обладает исторической устойчивостью и обуславливает свою совокупность страт и отношения между ними. Каждая система характеризуется своим типом и мерой неравенства людей. Ни одна социально–стратификационная система не является вечной. Приходит срок, сложившаяся система уступает новой, возникают новые слои, классы. Историческая смена социально–стратификационных систем – острый конфликтный и длительный процесс.

Обобщая данные исторической науки, современная социология выделяет четыре основные системы социальной стратификации: кастовая, рабовладельческая, сословная, классовая.

Кастоваясистема была характерна для колониальной Индии и остатки ее все еще наблюдаются и сегодня, хотя ее отменили в 1949 г. Древнеиндийское общество четко и строго расслаивалось по критерию ритуально–религиозной чистоты и происхождения на четыре иерархически неравные и закрытые касты (варны). Доступ к богатству, власти, престижу в обществе определяется принадлежностью к касте и ее рангом. Кастовые позиции индивидов жестко фиксированы от рождения и не меняются на протяжении всей его жизни. На верхней ступени кастовой иерархии – брахманы, им приписывается высшая ритуально–религиозная чистота, порода. Они не ограничены в доступе к любым жизненным ресурсам и обладают высшим авторитетом. Далее – вниз по иерархической вертикали – кшатрии, вайшьи, шудры (бедные крестьяне, рабочие) За пределами этих четырех каст (варн) – "неприкасаемые" (неприкасаемые буквально – в физическом и, прежде всего, в социальном смысле).

Кастовое неравенство обусловлено не экономическими или политическими факторами, а сложившимися в общественном сознании представлениями о разных уровнях ритульно–религиозной элитности. Наоборот, кастовое неравенство обуславливает экономическое и политическое неравенство.

Рабовладельческаястратификационная система возникла в процессе становления частной собственности и на ее основе. Социальное неравенство, свойственное ей, не только расслаивало общество на богатых и бедных или по сферам занятости, но и расчленяло его на рабов и рабовладельцев. Принцип частной собственности распространялся на человека. Раб – это собственность другого человека. Рабовладелец обладал абсолютной властью над рабом. Его право владеть рабом (понуждать его к определенной работе, продать, подвергнуть жестоким наказаниям, убить) закреплялось обычаями и юридическими законами. Раб не имел никаких прав на свою жизнь. Древнегреческий философ Аристотель (384–322 годы до нашей эры), фиксируя социальные отношения и статусы своего времени, считал рабов говорящими орудиями труда.

Рабовладельческая стратификационная система при всех ее разновидностях включала в себя три страты: рабы, рабовладельцы, свободные. Ее социально–экономическим основанием была жестокая эксплуатация труда рабов. Рабовладельческая система существовала в нескольких вариантах. В античной Греции за особые заслуги раб мог получить вольную, некоторые могли занимать должности писцов, надсмотрщиков и т. п. Но политических прав такой раб не имел. Наиболее жестокой формой рабовладения было плантаторство на юге США. На невольничьих рынках Восточной Африки покупали рабов или заманивали свободных людей, в трюмах кораблей вывозили на юг США. Сотни тысяч и миллионы людей, превращенных в рабов, погибали в пути; выживших ждал губительный труд на хлопковых плантациях. Рабовладение было отменено в США во второй половине 60–х годов XIXвека. В США длительное время рабовладельческая система сосуществовала с классовой, характерной для индустриального общества. Заметим: в России крепостное право было отменено в 1861 году.

Сословнаястратификационная система сложилась и существовала в Европе, включая Россию, во времена феодализма. Наблюдается и сегодня в ряде азиатских стран. Общество по этой системе расслаивается на слои не на основе религиозно–ритуальной чистоты, как в кастовой системе, и не на основе правового насилия, как в рабовладении, а на распределении прав и функциональных обязанностей в зависимости от родового происхождения ("знатности") и дарованного верховным правителем статуса и звания. Страта, имеющая общепризнанные признаки по рождению ее членов и закрепленные в праве и обычае, определялась как соответствующее сословие. Сословная система многовариантна. Но обычно выделяют три группы сословий: духовенство, аристократия, простой народ (простонародье, третье сословие). Первые два сословия высшие; в средние века, вXV–XVIII, да и в началеXIXвека, они вели между собой борьбу: кто "верховнее". Духовенство – это, прежде всего и главным образом, высшие религиозно–церковные иерархи (епископы, митрополиты и т. п.). Аристократическое сословие составляли люди, имеющие знатное происхождение (герцоги, графы, бароны и т. п.). В западных странах существовал (в Великобритании существует до сих пор) обычай посвящения королем (как признание особых заслуг) отличившегося человека в аристократическое звание (чаще всего барона). Низшее сословие: ремесленники, купцы, крестьяне, рабочие.

В разных странах (и даже в одной и той же, но на разных этапах истории) состав каждого сословия имел свои специфику и конфигурацию. В России в XVIII–XIXвв. аристократическое сословие было многосословным: бояре, князья, дворянство (столбовое, пожалованное, мелкопоместное), высшее чиновничество. Низшее сословие (простонародье) было более "пестрым": крепостные крестьяне (помещичьи и государственные), крестьяне, казачество, ремесленники, купечество, рабочие (пролетариат), разночинная интеллигенция. Каждое сословие и его составные слои выполняли четко определенные функции, вели свой образ жизни, имели свои представления о добре и зле, справедливом и несправедливом, чести и бесчестии. Регламентировались и способы, нормы, правила коммуникативного поведения.

Сословные системы разлагались при переходе к индустриальному обществу. Однако остатки ее сохраняются во многих странах (Великобритания, Германия, Япония и др.), хотя и не имеют того социального значения, как в прошлом.

Классоваясистема стратификации отличается от всех других, прежде всего тем, что индивид ни религиозными, ни политическими, ни правовыми механизмами не закреплялся пожизненно за какой–либо стратой. Он юридически подвижен в социальном пространстве. Его положение в обществе определяется социально–экономическими факторами: имущественным положением, сферой занятости, способом получения и размером дохода, социальной ролью. В зависимости от этих факторов у каждого класса формируются свои специфические интересы, позиции в экономике, в политике, складывается классовое сознание и отношение к другим классам и государству.

Различные социологические концепции по–разному определяют классовую структуру современных (индустриальных) обществ. С точки зрения марксистской социологии (и не только ее) выделяют следующие классы: буржуазия (несколько типов), рабочий класс (стратифицирован по профессиям, занятости), крестьянство (в ряде индустриальных стран – Швеция, Великобритания, Канада, США – оно исчезло и его место заняло фермерство). Другие социологические концепции выделяют классы по иерархии: верхний, средний, низший. Особое внимание обращают на средние слои – старые (средний и мелкий собственник) и новые (так называемые "белые воротнички": специалисты, чиновники, менеджеры).

Последние десятилетия в индустриальных странах наблюдается сложная трансформация классовых структур. Растет доля средних слоев, крупномасштабные социальные общности (классы) дробятся, фрагментируются. Общество становится все более и более "ячеистым" по своей стратификационной структуре. Возрастает дифференцирующее значение уровня и культуры потребления. Сокращается доля лиц, занятых преимущественно физическим трудом. Возрастает роль и значение интеллектуального труда и его носителей.

4. Социальная мобильность

В обществе всегда происходят какие–то изменения, перемещения лиц в иерархическом социальном пространстве, изменения их статусов, положения, ролей. Кто–то получил высшее образование, кто–то успешно продвигается по служебной лестнице, кто–то переехал из Москвы в Воронеж, кто–то преумножил свой капитал, а кто–то разорился во время экономического кризиса. Для описания таких и других перемещений индивидов и групп социология использует понятие "социальная мобильность". Его ввел в научный оборот П. Сорокин во второй половине 20–х годов прошлого века. Социальная мобильность представляет собой перемещение индивидов и групп в исторически сложившейся системе социальной стратификации, а также в социальном и географическом пространстве.

Существует несколько типов социальной мобильности. По перемещениям в социальной иерархии выделяют вертикальную и горизонтальную мобильность. Вертикальная мобильность – перемещение вверх по лестнице социальных статусов (восходящая мобильность) или вниз (нисходящая). Факторы вертикальной мобильности многообразны: энергия, усилия индивида, прирост или сокращение материального достатка, капитала, образование (его значение возрастает сегодня), социальные связи (включая родственников, клановые, приятельские, коррупционные), возраст, а также сдвиги в социально–стратификационной и политической системе общества. Горизонтальная мобильность – это передвижение индивидов и групп в социально–горизонтальном пространстве без изменения статуса: переезд на постоянное место жительства из города в село или наоборот, из одного края в другой. Горизонтальная мобильность органически связана с миграцией населения. Наблюдается и сочетание вертикальной и горизонтальной мобильности (смешанный тип): человек переехал в другой город и получил повышение по должности или бизнесмен разорился и подался искать экономическое счастье в другие края.

В каждом поколении индивиды включаются в два типа социальной мобильности в зависимости от стратификационной структуры общества и личностных ресурсов. Статус индивида может повышаться или понижаться в рамках того поколения, в котором человек родился. Это – интрогенерационная (внутрипоколенческая) мобильность индивида. В этом отношении представляет социологический интерес исследование индивидуальной мобильности людей, родившихся в 80–х – 90–х годах ХХ века на крутом переделе российской истории, сравнение динамики их социальных позиций. Существует и межпоколенческая (интергенерационная) социальная мобильность, предполагающая сравнение позиций и стратификационных характеристик разных поколений (например, родителей и детей или нескольких поколений в роду).

В зависимости от размера той дистанции, которую индивид прошел в стратификационных процессах, можно фиксировать мобильность короткую (short–range) или длительную (long–range). В первом случае социальная мобильность характеризуется перемещением индивида на позицию близкую к изначальной (был инженером – стал старшим инженером). Во втором случае (long–range) индивид прошел длительный путь своей профессиональной карьеры (был инженером – стал министром, был олигархом – стал мелким собственником).

Социальная мобильность – важная социологическая категория. Она не только вскрывает перемещения, движения индивида и групп в стратификационной системе, но и характеризует социум, общество. Разные стратификационные системы имеют разные возможности социальной мобильности. Кастовая система вообще не допускает межкастовых перемещений. В рабовладельческой системе такие переходы чаще всего случайны. В сословной она существенно ограничена и перемещения чаще всего осуществляются по воле верховной власти. Классовая система более открыта и создает много векторов социальной мобильности. Но и она имеет свои ограничения. Сын рабочего может стать инженером, но его ресурсы и возможности long–rangeпо вертикали значительно меньше, чем у сына крупного чиновника или бизнесмена. Исторической закономерностью является расширение (трудное, часто конфликтное) пространства социальной и географической мобильности, нарастание многообразия ее форм, векторов, факторов.

5. Социально–стратификационные процессы в современной России

В каждой стране социально–стратификационные процессы, особенно в индустриальной цивилизации, развертываются и протекают, с одной стороны, по общим социологическим закономерностям, но с другой стороны, выявляются и специфические особенности. В США классовая система стратификации складывалась и развивалась несколько иначе, чем в Великобритании или Германии. Ей не предшествовала сословная система. В США намного дольше существовало рабовладение.

Россия несколько позже других европейских стран встала на путь индустриального развития. Сословная система стратификации сохранялась в ней дольше, чем в западных странах. Тем не менее, уже во второй половине XIXвека индустриальные факторы ее размывали. Особенно остро и конфликтно социально–стратификационные процессы развертывались в ХХ веке. Они находились под динамическим воздействием, с одной стороны, экономических факторов (прежде всего индустриальных), а с другой, – политики государства. Существенно сказались также разорительные последствия Первой мировой войны, гражданской войны 1918 – 1922 гг., Великой Отечественной войны 1941 – 1945 гг.

Перед Первой мировой войной, в 1913 году, в социальном составе населения России было 16 – 18 % рабочих, 14 – 16 % составляли буржуазия, крупные земельные собственники. Очень тонкой была "прослойка" интеллигенции (учителя, врачи, инженеры и т. п.). Более двух третей населения относилось к крестьянству18.

Первая мировая и гражданская войны разорили экономику (в первую очередь промышленность), дезорганизовали ранее сложившуюся классовую стратификационную систему, привели к деклассированию значительной части населения (прежде всего рабочего класса), резкому падению уровня и качества жизни. В составе населения СССР в 1924 году 8,5 % занимала промышленная и торговая буржуазия, фермеры (кулаки). Доля рабочего класса сократилась более чем в полтора раза и составила 10,4 %. Основная масса населения – это крестьяне–единоличники (не использующие, в отличие от кулаков, наёмный труд) и некооперированные кустари – 75,4 %. Появились кооперированные крестьяне и кустари–ремесленники – 1,3 % 19.

Советское правительство по инициативе В. И. Ленина для восстановления экономики ввело Новую Экономическую Политику (НЭП), допускавшую активность частного промышленного капитала (вопреки первоначальным установкам на его ликвидацию). Появился особый тип промышленных и торговых предпринимателей, так называемых нэпманов. К исходу 20–х годов прошлого века политика сменилась. Был взят курс на свертывание НЭП и на вытеснение частного предпринимательства и ликвидацию буржуазии как класса. В результате такой государственной политики (с ориентацией на построение социализма) доля буржуазии (нэпманов) к 1928 г. сократилась до 4,6 %. Однако сколько–либо значительно доля рабочего класса (классовая опора советской власти) не увеличилась и составила 12,4 % в массе населения. По–прежнему три четверти населения составляли крестьянство и кустари–одиночки. 5,2 % составляли служащие и интеллигенция (против 4,4 % в 1924 г.)20.

На рубеже 20 – 30 гг. ХХ столетия был взят курс на модернизацию промышленности и на коренное социальное переустройство сельского хозяйства (коллективизацию). Это был тяжелый процесс коренных социалистических преобразований всего общества с опорой только на собственные силы в условиях мирового экономического кризиса и надвигающейся войны. Произошли глубокие качественные сдвиги во всей социальной стратификационной системе. Ее статистические характеристики были выявлены в переписи населения 1939 г. Значительно увеличилась доля рабочего класса: в СССР она составила 33,7 %, в РСФСР – 36,4 %. Заметно повысился уровень его образования. Он был занят на предприятиях государственной собственности. Значительно расширился слой служащих и интеллигенции (главным образом учителя, врачи, инженеры). В 1939 г. в СССР он составил 16,5 %, в РСФСР – 17,2 %21. Крестьянство подверглось сложной социально–экономической трансформации и его доля в РСФСР сократилась до 43,9 %. Экономической основой его жизнедеятельности стала кооперативно–колхозная собственность. Перепись 1939 года зафиксировала и небольшую группу (2,69 % в СССР) крестьян–единоличников и некооперированных кустарей. Вне поля зрения официальной статистики находилась "трудовая армия" так называемого ГУЛАГа ("особая страта" осужденных по различным статьям Уголовного кодекса), которая тоже участвовала в создании новой экономики.

В 1930–х годах в России, как и во всем СССР, социальная мобильность характеризовалась крайне противоречивыми процессами. Одновременно целые социальные слои падали в небытие, исчезали (буржуазия, частные предприниматели, кулаки). И вместе с тем, действовали социальные лифты, подымавшие широкие массы к активной трудовой деятельности, к образованию и культуре, к управлению государственными и общественными делами. Интенсивно развивалось образование как фактор восходящей вертикальной мобильности. Гарантировалось право на труд, исчезала безработица.

СССР понес большие экономические, социальные и демографические потери в годы Великой Отечественной войны, особенно Россия, Украина, Белоруссия. Осложнились и приобрели долговременный восстановительный характер социально–стратификационные процессы. В годы войны погибло более 27 миллионов человек (в основном не военнослужащих). В 1940–х годах должно было вступить в активную трудовую и общественную жизнь поколение рожденных в 1915 – 1925 годах. Но оно в значительной степени было выбито, особенно мужчины. Это сократило трудовые ресурсы, нарушило половой баланс и гендерное распределение социальных ролей.

К исходу 1950–х годов завершился послевоенный восстановительный период. Перепись населения 1959 г. выявила значительные количественные сдвиги в классовом составе населения. Значительно возросла доля рабочего класса и составила в СССР 50,2 %, в РСФСР – 56,1 %. Увеличилась и доля служащих и интеллигенции (соответственно в СССР – 18,19 %, в РСФСР – 19,5 %). Сократилась общая численность и доля колхозного крестьянства (в СССР – 47,2 %, в РСФСР – 24,2 %)22. Заметно повысился образовательный уровень рабочих: 39,6 % из них в СССР имели высшее, среднее (полное и неполное) образование (в 1939 г. таким образовательным уровнем обладали только 8,4 %). В 1959 г. 22,6 % крестьян–колхозников имели образование выше четырехклассного начального (в 1939 году – 1,8 %). Как в промышленности, так и в сельском хозяйстве, в органах управления существенно сказывался дефицит специалистов с высшим образованием. Только 17, 6 % из них имели законченное высшее образование. Это отрицательно сказывалось на решении экономических, социальных и особенно управленческих проблем.

В 1960–х – 80–х гг. социально–стратификационные процессы находились под воздействием факторов индустриального развития (развертывающейся научно–технической революции) и политики государства на преодоление социально–классовых различий. Система стратификации типологически, качественно не изменилась. В соответствии с методологическими установками классового анализа, господствовавшего в советской социологии, она включала в себя рабочий класс, колхозное крестьянство и служащих. Однако каждая стратификационная группа видоизменялась.

Перепись населения в 1979 году показала, что доля рабочего класса продолжала расти и составила в СССР 60 %, в РСФСР – 63 %. Значительно (почти в 2,5 раза) уменьшилось крестьянство, а также кооперированные кустари: в СССР эта группа составила 14,9 %, в РСФСР и того меньше – 10 %. Заметно увеличилась категория служащих, включая интеллигенцию: в СССР – 25,1 %, в РСФСР – 26 % 23.

Перепись фиксировала социальный состав населения по классовым категориям. Но стратификация советского, включая российское, общества была сложнее и многомернее. Академик Т. И. Заславская по критериям богатства, объема власти, престижа, влияния предложила иную стратификационную модель. Она выделила четыре крупные страты: 1) правящий класс ("номенклатура"), 2) сравнительно небольшой средний класс (директора предприятий, часть научной и творческой интеллигенции), 3) низший класс наемных работников (рабочие, колхозники, интеллигенция средней и низшей квалификации), 4) "социальное дно"24. Эта модель вскрывает стратификационное неравенство.

Различие, расслоение общества по доходам не было во второй половине ХХ века значительным. Децильный коэффициент25 был умеренным и не превышал 7–кратного разрыва. Неравенство было значительным в жилищных условиях, в потреблении товаров (в условиях дефицита), в медицинском обслуживании, в возможности влиять на дела в государстве, в престиже профессий. Это неравенство возрастало к исходу 1980–х годов.

Факторами восходящей социальной мобильности были способности, трудовая активность индивида, образование, особенно высшее, система повышения квалификации и переподготовки кадров. Особым восходящим лифтом были социальные связи, протекционизм (родственный, приятельский, земляческий). Его использование не носило массового характера, но было выражением неравенства в социальной мобильности. Существенным фактором горизонтальной мобильности было мобилизационное перемещение трудовых ресурсов для освоения природных богатств Сибири, Дальнего Востока.

В основе социально–экономической политики советского государства в 1970–х – 80–х годах лежала идеологическая установка на преодоление существенных социальных различий между рабочим классом, колхозным крестьянством и интеллигенцией и переход к социально однородному бесклассовому обществу. Кое–что делалось в этом направлении. Однако все более и более нарастали негативные процессы: снижение темпов экономического роста, низкая восприимчивость экономики к требованиям научно–технической революции, возрастание напряженности между властвующей элитой и обществом, между возросшими материальными притязаниями масс и острым товарным дефицитом. Снижались управляемость социально–экономическими процессами, качество и эффективность государственной политики. Назревала необходимость глубоких демократических реформ всей государственной и общественной системы, включая систему социальной стратификации. В верхних структурах власти развернулась борьба между сторонниками социально–демократических и радикал–либеральных реформ. Верх удержали сторонники радикал–либерализма.

В 1990–х и последующих годах радикал–либеральные реформы, сторонники которых владели государственной властью и доминировали в общественном мнении, взломали систему социальной стратификации советского типа, базировавшейся экономически на общественной, государственной собственности на средства производства; социально – на распределении по труду, всеобщем бесплатном образовании и медицинском обслуживании, постепенном стирании классовых различий; политически – на монопольном положении КПСС в системе власти.

Главным фактором радикальных изменений системы стратификации была политика постсоветского российского государства на приватизацию государственной собственности, идеология дискредитации общественной собственности, абсолютизация регулирующей роли рынка и безусловной эффективности частной собственности. Приватизация и так называемые залоговые аукционы (по сути дела – распродажа многомиллионных объектов госсобственности по бросовым ценам) велись без достаточных рациональных оснований с полным нарушением принципов социальной справедливости и экономической эффективности. Этот процесс обусловил собой глубокое расслоение общества: одни (узкая группа) стремительно богатели, сосредотачивая в своих руках бòльшую часть национального достояния, другие разорялись. Стратифицировалась занятость населения по формам собственности.

Среднегодовая занятость в экономике по формам собственности (в %)26

Формы собственности

Годы

1990

1995

2000

2007

Государственная и муниципальная

82,6

42,2

37,6

32,8

Частная

12,6

34,3

46,1

55,4

Собственность общественных и религиозных организаций

0,8

0,7

0,8

0,6

Смешанная российская

4,0

22,2

12,6

6,7

Иностранная, совместно российская и иностранная

0,1

0,6

2,7

4,3

Рабочий класс занят во всех формах собственности. Почти исчезло колхозное креестьянство. Мелкое фермерство испытывает большие финансово–экономические, технические и агрономические трудности. Стремительно сформировалась буржуазия: промышленная, аграрная, торговая и особенно финансовая. Значительно увеличилось чиновничество, превратившееся в особый клан. Уменьшилась и десоциализировалась интеллигенция.

Социальное неравенство углубилось и резко обострилось тем историческим фактом, что богатство узкой социальной группы социально нелегитимно, приватизация народного достояния проведена несправедливо. Децильный коэффициент за последние 20 лет по официальным данным никогда не снижался ниже показателя 13 и имеет тенденцию роста (в 2012 г. – 17–кратный разрыв). К 2010 году 10 % богатых россиян сосредоточили в своих руках более 30 % всех денежных доходов в стране; на долю 10 % бедных перепало только 1,9 % доходов.

Социологи фиксируют сложную стратификацию современной России. Проведенные Институтом социологии РАН (проект М. К. Горшкова) исследования во второй половине первого десятилетия XXI века выявили 10 социальных страт, отличающихся друг от друга по показателям условий и образа жизни, отношения к средствам производства, способам получения и размерам дохода, уровнем образования, получения медицинских услуг, организации досуга, личной стратификационной самооценки. Представители 1–й и 2–й страты (20 %) живут ниже черты бедности. Представители 3–й страты (17 %) балансируют на черте бедности, часто срываясь вниз. 4–я страта (24 %) – малообеспеченное население. 5–я страта – обеспеченные (16 %), 6–я страта (6 %), 7–я страта (7 %), 8–я страта (5 %) – более обеспеченные, это средний класс (суммарно 18 %). 9–я страта (4 %) и 10–я (1 %) – это высшие страты, они владеют решающими финансовыми и другими материальными богатствами страны, имеют широкий доступ к власти и влияние на принятие властных и управленческих решений27.

Социальная мобильность в современной России противоречива. С одной стороны, расширилось ее пространство, особенно в бизнесе (от национального до глобального), в коммерции, а также в образовании. С другой стороны, сузилось социальное пространство восходящей мобильности в науке, творческой деятельности, в производительном труде. Ресурсы и типы мобильности существенно различаются у разных страт. У бедных и малообеспеченных слоев восходящая мобильность крайне затруднена, шансы невысоки, а часто равны нулю. Испытывают трудности средние слои, у которых высок риск "сорваться вниз" (особенно в периоды финансово–экономических кризисов). Высшие страты имеют широкий простор и богатые материальные ресурсы, а также социальные связи (социальный капитал) для восходящей мобильности.

В горизонтальной мобильности доминируют миграционные процессы. Фактором социальной мобильности в современной России являются: способности и энергия индивида, исходное стратификационное положение, имущественные и финансовые ресурсы, образование, социальные связи, коррупция.

Самая острая стратификационная проблема – углубляющееся социальное неравенство. Не только по положению, статусу в стратификационной системе, но и по социальным перспективам. Эта проблема конфликтогенна. Социальное неравенство сдерживает, тормозит экономическое, социокультурное и политическое развитие России и является основой и источником многих негативных процессов.

Контрольные вопросы

Что такое социальная стратификация? Ее значение и роль в социологической науке.

Каковы методологические основания разных концепций социальной стратификации?

Что такое социальное неравенство в свете теорий социальной стратификации?

Почему исторически изменяются системы социальной стратификации?

Что такое социальная мобильность? Каковы ее факторы и типы?

Каковы главные тенденции и проблемы социально–стратификационных процессов в современной России?

Задачи и проблемные задания

Сравните понятие «класс» в разных социологических концепциях.

Проанализируйте причины коренных изменений системы социальной стратификации в России в конце ХХ – начале XXIвека.

По статистическим справочникам и материалам социологических исследований постарайтесь выявить динамику социального неравенства в постсоветской России.

Составьте карту социальной мобильности Вашего рода, семьи.

Составьте веер социальной мобильности Ваших прошлых соклассников.

Постарайтесь социологически спрогнозировать Ваши ресурсы, шансы и векторы социальной мобильности на ближайшие 5 – 7 лет.

Литература

Гидденс Э. Социология. – М.: Эдиториал УРСС, 1999. Глава 7. Стратификация и классовая структура. С. 196 – 232.

Социальное неравенство и публичная политика / Редакц. коллектив: В. А. Медведев (отв. Ред.), Горшков Ю. А., Красин. – М,: Культурная революция, 2007. – 336 с.

Рахманин В.С. Особенности социально–стратификационных процессов в современной России // Человек в трансформирующемся мире (этические и социологические аспекты. / Коллект. монография В. В. Варава и др. – Воронеж, ИПЦ "Научная книга", 2010. – С. 120 – 188.

Авраамова Е.М. Средний класс эпохи Путина./ Авраамова Е.М.// Общественные науки и современность. 2008. – № 1. – C. 28 – 36.

Вебер М. Основные понятия стратификации/ Вебер М. //Социологические исследования. 1994. – № 5. – С.147 – 156.

Симонян Р.Х. Средний класс в современной России: миф или реальность? / Симонян Р.Х.// Общественные науки и современность. 2008. – № 1. – C. 37 – 49.

Тихонова Н.Е. Социальная стратификация в современной России: опыт эмпирического анализа. – М.: Институт социологии РАН, 2007. – 320 с.

Тихонова Н.Е. Особенности российского низшего класса/ Тихонова Н.Е.// Общественные науки и современность. 2010. – № 5. – C. 31 – 44.

Тихонова Н.Е. Социальная структура России: теории и реальность / Н. Е. Тихонова. — М. Новый хронограф: Ин–т социологии РАН, 2014. — 408 с.

Шкаратан О.И. Социально–экономическое неравенство и его воспроизводство в современной России. – М.: ЗАО «ОЛМА Медиа Групп», 2009. – 560 с.

Социальная структура общества и стратификация на http://mirrorref.ru


Похожие рефераты, которые будут Вам интерестны.

1. Социальная структура и стратификация

2. Социальная структура общества

3. Социальная структура современного российского общества

4. Социальная стратификация .Социальная мобильность

5. Социальная стратификация

6. Неравенство и социальная стратификация

7. Социальная сфера жизни общества. Социальная политика

8. Социальная структура Общества и ее развитие. Массы, социальные группы и слои. Понятие социальной стратификации. Социальные отношения и их развитие

9. Социальная структура: элементы социальной структуры. Основные элементы социальной структуры общества

10. Правовая безграмотность молодёжи, как социальная проблема российского общества