Новости

КУЛЬТУРА АНТИЧНОГО ПОЛИСА И СТАНОВЛЕНИЕ ПЕРВЫХ ФОРМ ТЕОРЕТИЧЕСКОЙ НАУКИ

Работа добавлена:






КУЛЬТУРА АНТИЧНОГО ПОЛИСА И СТАНОВЛЕНИЕ ПЕРВЫХ ФОРМ ТЕОРЕТИЧЕСКОЙ НАУКИ на http://mirrorref.ru

ВОПРОС № 6

КУЛЬТУРА АНТИЧНОГО ПОЛИСА

И  СТАНОВЛЕНИЕ ПЕРВЫХ ФОРМ ТЕОРЕТИЧЕСКОЙ НАУКИ

Подлинной колыбелью науки была античная Греция, культура которой в период своего расцвета (VIIV вв. до н. э.) и породила науку.

ЗНАЧЕНИЕ АНТИЧНОГО ЭТАПА РАЗВИТИЯ НАУКИ

а) использование имперсональной (надличностной) системы способов логического построения, развертывания, доказательства научных положений, то все это есть в античной науке;

б)использование идеальных моделей в качестве «ядра» картины мира;

в) появление первых научных программ.

А

Особенности социальной жизни:

1. НЕОБХОДИМОСТЬ НАВЕДЕНИЯ ПОРЯДКА В ИМУЩЕСТВЕННЫХ ОТНОШЕНИЯХ

Стремительное имущественное расслоение общины с сосредоточением частной собственности на недвижимость и движимость в руках представителей знатных родов, появление басилеев (крупные землевладельцы из родовой аристократии) влекло

а)массовое разорение землеобработчиков-общинников,

б) развитие долговой кабалы. Как отмечает Аристотель, в Аттике практически все земледельцы пребывали в долгу у землевладельческой знати.

«Бедные находились в порабощении не только сами, но также их дети и жены. Назывались они пелатами и шестидольниками, потому что на таких арендных условиях обрабатывали поля богачей. Вся же вообще земля была в руках немногих. При этом, если бедняки не отдавали арендной платы, можно были увести в кабалу и их самих, и детей. Да и ссуды у всех обеспечивались личной кабалой вплоть до времени Солона». Должников либо превращали в рабов, либо продавали. Все, как на Востоке.

Однако в отсутствии масштабных трудоемких общественно-производительных работ, в ситуации более высокой эффективности производства, хозяйственной продвинутости жестко централизованная социальная иерархия с управленческой деспотией не складывается. Причиной того выступали два обстоятельства.

I

Первое —объективное. Подобно Сатурну, пожирающему своих детей, крупное восточное землеоросительное хозяйствование было ненасытным в перемалывании как соплеменной, так и иноплеменной рабочей силы, оно всасывало в воронку оседлого рабства все новые и новые контингенты. Западные же малые компактные хозяйственно-общинные единицы не выдерживали бремени масштабного притока производительных сил. Ввиду зависимости численности граждан от неких количественных соотношений при данном уровне производства в древнегреческой общине поощрялась эмиграция. Обезземеленные общинники не порабощались, а экспортировались за пределы страны в рамках официально санкционированной линии направленного перемещения политического вещества — территориальной экспансии. Внутренняя и внешняя колонизация — два вектора, две жизнеустроительные программы, предопределившие разность социально-экономических реалий восточного и западного отсеков ойкумены.

II

Второе — субъективное. Утратившие и утрачивающие гражданскую свободу общинники отстаивают-таки личную независимость, экономические права в борьбе с родовой и имущественной аристократией.VIIV вв. до н. э. отмечаются упорными выступлениями демоса за отмену долгов, передел земель в малоазийских поселениях (Минет, Книд, Эфес, Колофон, Эрифры, Смирна, Магнесия, Ким), островах (Лесбос, Хиос, Самос, Наксос), колониях (Тарент, Сибарис, Кретон, Регия, Сиракузы, Акрагант, Элея), городах метрополии (Сикион, Мегары, Коринф, Афины).

А  именно:

1. СVII в. до н. э. свободное население требует проведения записей правовых норм (при победах для смещения родовой аристократии, умаления ее полномочий демос стремится к фиксации социально-политических реалий в законодательстве). Последовательно возникают законы Залевка (Локр), Харонда (Сицилия), Диокла (Сиракузы), Парменида (Элея), Драконта (Афины). Принципиальное значение этих первоначальных кодексов — исключение произвола из практики судебных решений, универсализация наказания посредством демократизации правовой процедуры. По локрийским законам допускалось обжалование приговоров в народном собрании, по законам Харонда выборы судей проводились всенародно (всеобщим голосованием), по законам Драконта государство брало обязательства обеспечения личной безопасности граждан (запрет на ношение оружия в публичных местах).

****

2. В 594 г. до н. э. борьба демоса с земельной аристократией увенчивается реформами Солона, способствовавшими прогрессу частной собственности, искоренению пережитков родовых отношений, подрыву положения родовой знати. Пафос реформ — во внедрении:

а) сейсахтейи — отмена долгового рабства, личной кабалы в обеспечение ссуд (списание задолженности с жителей Аттики);

б) гелиеи — суд присяжных как высшая кассационная инстанция (совместно с ареопагом, рассматривавшим дела об убийстве);

в) дифференциации населения согласно имущественному цензу; выделено 4 разряда людей, в зависимости от доходов имеющих четко определенные гражданские и военные обязанности перед обществом;

г) нового территориального принципа деления страны (очередной удар по родовым атавизмам — родоплеменной принцип организации социальности окончательно сменяется территориально-социальным) — Аттика расчленялась на 48 навкрий (округов) с ясно выраженными обязательствами перед целым (государством) (так, каждый округпоставлял афинскому флоту по одному военному судну с экипировкой и экипажем и т. д.).

****

3.В 509 г. до н. э. все социально-правовые новации общественной жизни закрепляются конституцией Клисфена, фиксирующей:

а) необходимость публичной власти,

б) разделенность населения не по родовому (фратрии, филы), а по территориальному признаку (триттии, навкрий — административные самоуправляемые единицы).

В итоге в общественном сознании, межсубъектном обмене деятельностью укореняется принцип «трех И»:исегории— свобода слова,исотомии — гражданская свобода участия (равенство в занятии должностей),исономии — гражданское равенство (равенство перед законом).

Значение:

Во-первых, приобретшая общественные свободыличность не нивелировалась в волюнтаристическом, насаждавшем бесправие институте власти, характерном для стран Древнего Востока. Демократическая форма греческого общественного устройства, с одной стороны, предполагавшая необходимость участия в политической жизни (народные собрания, публичные обсуждения, голосования) каждого из свободных граждан, а с другой — фактически способствовавшая максимальному раскрытию его талантов и возможностей, не только лишала «привилегии рождения», но и обусловливала отсутствие какого-либо пиетета перед правителями, бюрократами, чему содействовали также их выборность, конвертируемость. Стержень аксиологического сознания у греков составило понятие не происхождения и социального положения, а личного достоинства человека. Как говорил Исократ, само имя эллина обозначает одно: культуру.

Во-вторых, утверждение общезначимого гражданского права детерминировало труднейший переход от истолкования порядка общественной жизни в терминах Темиса (Themis— божественное установление, ниспосланное как бы свыше в силу определенного порядка вещей) к его истолкованию втерминах Номоса (Nomos— законоположение, имеющее статус обсужденной и принятой правовой идеи). Последнее означало своего рода секуляризацию общественной жизни, определенное ее высвобождение из-под власти религиозных, мистических представлений.

Рассматривая переход от традиционного общества к нетрадиционному, в котором возможно создание науки, развитие философии, искусства, М. К. Петров считает, что для традиционного общества характерна личностно-именная и профессионально-именная трансляция культуры. Каждая семья, являющаяся группой связанных кровным родством людей, — носитель определенной профессии. Большинство профессий наследственные. Семья является транслятором освоенных профессиональных навыков из поколения в поколение. Семьи обмениваются продуктами своей профессиональной деятельности. Соотношении между численностью профессиональных групп жестко регламентируется и зависит это от того, сколько продуктов земледелия можно выделить на нужды других профессий: гончаров, плотников, воинов и т. д. Как правило, на земле должно работать не менее 80% населения.

Общество такого типа может развиваться либо через совершенствование приемов и орудий труда, повышения качества продукта, либо за счет увеличения профессий путем их отпочкования. В этом случае объем и качество знаний, передаваемых из поколения в поколение, увеличивается благодаря специализации. Но при таком развитии наука появиться не могла, ей не на что было бы опереться, уж ли не на знания и навыки, передаваемые от отца сыну? Кроме того, в таком обществе невозможно совмещение разнородных профессий без снижения качества продукции. Что же тогда послужило причиной разрушения традиционного общества, положило конец развитию через специализацию?

По мнению М. К. Петрова, такой причиной стал пиратский корабль. Для людей, живущих на берегу, всегда существует угроза с моря, поэтому гончар, плотник обязательно должен быть еще и воином. Но и пираты на корабле — это тоже бывшие гончары и плотники. Следовательно, возникает настоятельная необходимость совмещения профессий. А защищаться и нападать можно только сообща, значит, необходима интеграция, которая гибельна для профессионально дифференцированного традиционного общества. Это означает и возрастание роли слова, подчиненность ему (одни решают, другие исполняют), что впоследствии приводит к осознанию роли закона (номоса) в жизни общества, равенства всех перед ним. Закон выступает и как знание для всех. Систематизация законов, устранение в них противоречий — это уже рациональная деятельность, опирающаяся на логику.

****

В-третьих, отношение к общественному закону не как к слепой силе, продиктованной свыше, а как к демократической норме, принятой большинством в результате выявления ее гражданского совершенства в процессе всенародного обсуждения, зиждилось напросторе риторики, искусстве убеждения, аргументации. Коль скоро инструментом проведения закона оказывались сила довода, критицизм, возрастал удельный вес слова, умение владеть которым становилось «формой политической и интеллектуальной деятельности... средством сознательного выбора политической линии, способом осуществления правосудия». Греки даже ввели в свой пантеон специальное божество — Пейто, олицетворяющее искусство убеждения.

Хозяйственную и политическую жизнь античного полиса пронизывает дух соревнования, конкуренции. Причем, что очень важно с точки зрения А. И. Зайцева, соревновательный, атональный дух присущ чаще всего формам деятельности, лишенным утилитарного значения. Призы за победу не представляли никакой материальной ценности, ценной была сама победа. Кроме атлетического агона, существовал мусическии агон, т. е. соревнования певцов, музыкантов, танцоров и т.д. ОколоV в. до н. э. усиливаются демократические тенденции в жизни греческого общества, приводящие к критике аристократической системы ценностей, среди которых важнейшее место занимал атлетический агон. Но агональный дух не умер, он переместился в сферу культуры. В это время в социуме стали стимулироваться творческие задатки индивидуумов, даже если сначала плоды их деятельности были практически бесполезны. Стимулируются публичные споры по проблемам, не имеющим никакого прямого отношения к обыденным интересам спорящих, что способствовало развитию критичности, без которой немыслимо научное познание.

****

В-четвертых, правовое равенство граждан, подчинение их единым законам, преклонение перед искусством убеждения имели следствиемрелятивизацию человеческих суждений. Поскольку все, входящее в интеллектуальную сферу, подлежало обоснованию, а всякое обоснованное, подпадая под критику, могло быть обосновано каким-то более изощренным образом, у греков каждый имел право на особое мнение. Это право нарушалось только случаями конфликта частных мнений с принятыми к исполнению законами. Иначе говоря, универсальный принцип критикуемости, поиска лучшего обоснования оказывался недееспособным только в ситуациях, находящихся под юрисдикцией точных законов, которые, будучи приняты, более не критиковались. Следовательно, можно зафиксировать принципиальное отношение греков к истине, которые воспринимали ее не как продукт догматической веры, поддерживаемый авторитетом, но как продукт рационального доказательства, основанный на обосновании.

****

Таким образом, важнейшим результатом демократизации общественно-политической сферы античной Греции явилось формирование аппарата логического рационального обоснования, переросшего рамки средства непосредственного осуществления политической деятельности и превратившегося в универсальный алгоритм продуцирования знания в целом, инструмент трансляции знания от индивида в общество.На этом фоне уже могла складываться наука как доказательное познание «из основания», что без труда иллюстрируется обращением к фактическому материалу.

Б

2. ИСПОЛЬЗОВАНИЕ ТРУДА РАБОВ

Повсеместное применение рабского труда, высвобождение свободных граждан из сферы материального производства на уровне общественного сознания обусловило радикальное неприятие греками всего, связанного с орудийно-практической деятельностью, что в качестве естественного дополненияимело оформление идеологии созерцательности, или абстрактно-умозрительно-художественного отношения к действительности. Греки различали деятельность свободной игры ума с интеллектуальным предметом и производственно-трудовую деятельность с облаченным в материальную плоть предметом. Первая считалась достойной занятия свободного гражданина и именовалась наукой, вторая приличествовала рабу и звалась ремеслом. Даже ваяние — эта, казалось бы, предельно художественная деятельность, будучи связана с «материей», имела в Греции статус ремесла. Выдающиеся греческие скульпторы — Фидий, Поликлет, Пракситель и др. — по сути дела не отличались от ремесленников. Искусство и ремесло идентифицировались, даже в языке обозначались единым понятием —tehne.

Интересно, что и в самой науке греки обосабливали подлинную науку от приложений, занятие которыми порицалось. Например, греки противопоставляли физику — науку, изучающую «природное», «естественное», механике — прикладной отрасли, искусству создания технических устройств, изобретения и конструирования машин.

«Для Античности, — отмечает П.П. Гайденко, — механика, начиная сV в. до н. э., была и осталась средством «перехитрить» природу, но не средством познать ее. У Платона и тем более у Аристотеля природа рассматривалась как органическое единство, как целое, что вполне соответствовало общегреческому отношению к космосу. Поэтому и сущность отдельного явления или процесса не рассматривалась изолированно, а должна была быть понята в системе целого». В этом контексте ясно, почему Платон упрекал Евдокса и Архита за занятие механикой, увлеченность которой позже не одобрял и Аристотель. В математике под «недостойное» технэ подпадала логистика — искусство вести конкретные вычисления, тогда как «достойная» арифметика понималась как учение об абстрактных свойствах чисел и т. п. Известно резко негативное отношение греков к восточной науке, порицаемой за утилитарность. Плутарх повествует о грозных инвективах Платона, расточаемых по адресу восточных ученых, которые «лишают математику ее достоинств, переходя от предметов умственных, отвлеченных, к реальным, и снова сводят ее к занятию реальными предметами, требующему продолжительной и трудной работы ремесленника»,

Значение:

Собственно, в какой связи, разбирая предпосылки возникновения науки, мы говорим о созерцательности? Дело в том, что непременным условием появления науки является использование идеализации, которые не могут возникнуть в недрах материально-практического отношения к действительности. Обобщение принципов орудийно-трудовой деятельности с объектами определенного рода порождает лишь абстрагирование — эту весьма «стандартную» гносеологическую операцию по выделению реально существующих признаков, которая присуща и высшим животным. В то же время оно неспособно породить идеализацию, представляющую вычленение признаков, которыене существуют в реальности и которые, следовательно, не могут проявляться в формах орудийно-практического воздействия на действительность. Для возникновения идеализации требуется отказ от материально-практического отношения к действительности, переход на позиции созерцательности, что и было реализовано в Греции.

При таком методе исходные идеальные объекты черпаются уже не из практики, а заимствуются из ранее сложившихся систем знания (языка) и применяются в качестве строительного материала для формирования новых знаний. Эти объекты погружаются в особую «сеть отношений», структуру, которая заимствуется из другой области знания, где она предварительно обосновывается в качестве схематизированного образа предметных структур действительности. Соединение исходных идеальных объектов с новой «сеткой отношений» способно породить новую систему знаний, в рамках которой могут найти отображение существенные черты ранее не изученных сторон действительности. Прямое или косвенное обоснование данной системы практикой превращает ее в достоверное знание.

В развитой науке такой способ исследования встречается буквально на каждом шагу. Так, например, по мере эволюции математики числа начинают рассматриваться не как прообраз предметных совокупностей, которыми оперируют в практике, а как относительно самостоятельные математические объекты, свойства которых подлежат систематическому изучению. С этого момента начинается собственно математическое исследование, в ходе которого из ранее изученных натуральных чисел строятся новые идеальные объекты. Применяя, например, операцию вычитания к любым парам положительных чисел, можно было получить отрицательные числа при вычитании из меньшего числа большего.

Открыв для себя класс отрицательных чисел, математика делает следующий шаг. Она распространяет на них все те операции, которые были приняты для положительных чисел, и таким путем создает новое знание, характеризующее ранее не исследованные структуры действительности. Описанный способ построения знаний распространяется не только в математике, но и в естественных науках (метод выдвижения гипотезс их последующим обоснованием опытом).

С этого момента заканчивается преднаука.

В

Научные программы античности

I. Математическая программа Пифагора

Это очень интересное и загадочное явление греческой философии. Пифагорейская школа возникла как некое братство или религиозный орден, подчиненный строгим правилам общежития и поведения. Их целью было достижения определенного типа жизни, основанного на самоуглублении. Учение воспринималось как тайна, знать которую дозволялось лишь адептам и разглашение которой строжайше запрещалось – лишь после смерти Пифагора это сделал его последователь Филолай, из-за нужды обнародовавший три книги пифагорейцев.

В то время как в других сектах для того, чтобы высвободить душу из тела и соединить ее с божеством, использовали мистические средства, применяя музыку и танцы, которые приводили человека в состояние экзальтации, Пифагор делал упор на аскетической жизни и научных исследованиях. В V в. в союзе произошел раскол на«акусматиков» и«математиков». «Акусматики» желали придерживаться в союзе орфического духа и примыкали к его мистическим и сакральным направлениям; «математики», не нарушая связей и веры акусматиков, желали, однако, быть прежде всего людьми науки и в этой сфере деятельности служить союзу. У первых преобладала вера в мистические таинства, а у вторых – стремление к рациональному объяснению действительности. Последние, «математики», и превратили религиозный союз в научную школу.

Идея первоначала. Пифагорейцы были первыми математиками, и поскольку числа – первые начала в математике, то они и распространили их на весь мир. По их мнению, в основе всего лежитматематическая регулярность – время, пространство, циклы биологического развития, музыку и т.д. можно представить как определенное числовое соответствие. Важно, что под числом пифагорейцы понимали не абстракцию: числа были для античного мышления реальными, даже более  реальными, чем вещи, и в этом смысле понимались как начала всех вещей. Числа – это реальность, физис вещей,проявляющийся в геометрических формах: единица равна точке; два – линии; три – треугольнику; четыре – пирамиде. Эти фигуры – основы реальности. Далее: пять – обозначает характеристики физических тел, в частности, цвет; шесть – жизнь; семь – душу; восемь – любовь; девять – справедливость; десять – совершенство Вселенной. Пифагорейцы пытаются построить идеальный мир вечных сущностей, чтобы затем вывести все сущее из него, поэтому мир (и все вещи) у них не состоит из числа, а подобны ему: вещи существуют, подражая числам.

Философия числа.По мнению пифагорейцев, числа состоят из двух элементов – определенного и неопределенного. Это связано с тем, что числа образуют некоторое неопределенное множество (1, 2. 3, …n) – их неопределенно сколько, которое потом само себя определяет и ограничивает – каждое число в отдельности и группа чисел определены и конкретны.. Т.е. число составляют два элемента – 1) неопределенный и бесконечный; 2) определенный и ограничивающий. Вчетных числах доминируетнеопределенное(поэтому они менее совершенны), а нечетных – ограниченное. Кроме того, нечетные числа были мужскими и квадратными, а четные – женскими  и прямоугольными. Самым совершенным числом мыслилась декада – 10, т.к. 10 =1+2+3+4, кроме того в ней четыре четных и нечетных числа. Число десять объявлялось верхом совершенства.

Идея космоса как порядка.Если мир подобен числу, а число есть порядок (согласование предельных элементов с беспредельными), то все – этопорядок. По-гречески порядок – это космос. Мир, в котором господствовали слепые непредсказуемы силы, был преодолен, т.к. число вызывало порядок, рациональность и истину. Если мы познали число, то познаем и подражающий ему космос.

Значение пифагорейцев.В первую очередь исследованиями пифагорейцев были связаны известные  концепции, а именно: теория числа, понятого как начало мира, и убеждение в гармоничности мира. Также в учении пифагорейцев нам важно подчеркнуть единство математики и философии, что привело к тому, что числа (и – шире говоря – все математические структуры и отношения вообще) получили статус самостоятельного предмета исследования, а философия обрела новую интуицию, новый поворот мысли к чистому и совершенному идеальному.

II. Корпускулярная атомистическая программа

Теория атомизма возникла благодаря двум философам, взгляды которых разделить достаточно трудно. Мы имеем в видуЛевкиппа и его ученикаДемокрита. Принципиальная структура и основные понятия и положения были разработаны, как сейчас представляется, Левкиппом. Демокрит же развил теорию и связал ее с опытом. Однако (и это не справедливо) именно с его именем связывается атомистическая теория в европейской философской традиции.

Демокрит из Абдеры жил приблизительно в460–360 гг. до н. э. Он был выдающимся ученым во многих отраслях знаний. Во времена Тиберия 60 работ Демокрита были изданы Трасиллом, в 15 тетралогиях. Все эти работы погибли. Среди них были труды по этике, теории Вселенной, трактаты о планетах, о природе, о сущности человека, о душе, о форме, о цвете, логический трактат, или канон, работы по математике, астрономии, географии, статьи о ритме и гармонии, о поэзии, грамматике, календарях, технике, медицине, агрономии, воспитании и военной стратегии. Некоторые из этих тем были разработаны Демокритом впервые. Во времена Демокрита еще не произошло выделение из философии отдельных наук, и он успешно занимался многими разделами научного знания. С точки зрения философии, наиболее важными из его работ были следующие:«Великий диакосмос»,«Малый диакосмос» и«О логике, или Мерило». Даже из этого перечня видно, что он был выдающимся ученым, мыслящим конкретно и пластично. Во всех случаях обращения к предмету исследования он предлагал наиболее простую и наиболее естественную теорию.

1.Атомистическая теория бытия.  Атомисты исходили из учения Парменида о неизменности бытия, но пришли к иным результатам. Они не считали возможным, чтобы теории о строении бытия находились в противоречии с наблюдаемыми явлениями, с результатам опыта. Тем самым, как говорил Аристотель, они сделали возможной физику, заложили основы для науки, понимаемой как теория, объясненная через принципы и подтвержденная опытом.

Эта методическая установка привела их к следующему выводу: материя состоит изатомов. Атомы в их системе взглядов соответствовали стихиям Эмпедокла и зародышам в соответствующей теории Анаксагора. Как указывает сам греческий термин, атомы – неделимые частицы, которые, по мнению элеатов, неизменны; они перемещаются в пространстве, создавая всякий раз изменяющийся, новый облик мира. Легенда повествует о том, что на идею атомистического строения материи Левкиппа натолкнуло наблюдение пылинок, играющих в луче света.

Свойства атомов:материальность (из них состоят все вещи),неделимость(сами атомы ни из чего не состоят),интеллигибельность (они умозримы, их нельзя увидеть глазами),обладание исключительно количественными характеристиками, по которым они и отличаются друг от друга (к этим характеристикам относятся форма, порядок и положение),бесконечное количество,вечность,постоянное движение. На основе этих положений были высказаны следующие идеи:

А)Обоснование разнокачественности (множественности) в бытии. Элеаты завели философию в тупик, утверждая, что есть только единство и нет множественности, ибо если первоначало нечто целостное, т.е. неразделимо и неразложимо, становится непонятным, откуда берется множество вещей. А вот прибегнув к гипотезе атомов маленьких взаимодействующих, сцепляющих частиц, множество вещей можно легко объяснить: благодаря почти бесконечному, во всяком случае огромнейшему, числу различных сочетаний атомов образуется множество весьма разнообразных вещей.

Б)Идея единства бытия: бытие по своей сущности едино, поскольку все сущее состоит из атомов и несет в себе все их свойства, бытийствует по их законам.

В)Идея небытия. Очевидно, что существуют тела. А в чем и где они, эти тела? По мысли атомистов – в пустоте. Как понять пустоту? Есть тела более проницаемые и менее проницаемые: сквозь последние невозможно "пройти", не разрушив их, тогда как между первыми телами "пройти" можно. Атомисты были убеждены, что в обоих случаях речь идет о материальном, но только двух принципиально разных родов: в одном случае это атомы (конгломераты атомов), в другом их отсутствие, т.е. пустота. Благодаря атомам образуются тела и телесно-вещественные состояния. Благодаря пустоте существует нечто такое, "во что" помещаются тела. Тела и вещи, вещественные состояния, составленные из атомов, именуются бытием,а пустота небытием.Но пустотаматериальное небытие, не более чем вместилище атомов, причем совершенно нейтральное. Единственная "функция" пустоты "вмещать" атомы и не препятствовать, а, наоборот, помогать атомам "располагаться", сталкиваться, носиться в пустоте, сцепляться друг с другом. Пустоту тоже нельзя ощутить, как нельзя ощутить атом.

Г)Обоснование движения в бытии. Движение присуще атомам от природы, это вечное свойство вечных атомов. Именно ради обоснования движения вводится идея пустоты (небытия) – двигаться можно только в чем-то «незаполненном». Движение – это прежде всего возникновение и уничтожение тел. Возникают тела благодаря своеобразному сочетанию атомов, а уничтожаются потому, что эти соединения распадаются; атомы затем образуют какие-то новые соединения. Таким образом проблема рождения и смерти материальных тел, важнейшая для древнегреческой философии, убедительно решалась на основе атомистической концепции объяснения.

Д)Идея вечности бытия.Благодаря этой концепции оказалось возможным объяснить и то, почему, несмотря на рождение и смерть отдельных тел, мир в целом остается существовать, сохраняются и его относительно стабильные целостности. Скажем, отдельные люди рождаются и умирают, а человеческий род продолжает существование. Разгадка в том, что люди, умирая, переходят в какие-то другие атомные состояния – распадаются сцепления атомов, их структуры, а сами атомы вечны, они всегда есть, были и будут.

2.Атомистическая теория познания. В связи с атомистикой Левкиппа и Демокрита находилось их учение о познании. Если атомы обладают математическими качествами (форма, порядок, положение – эти свойства исключительно количественные) и не обладают в то же время чувственно-воспринимаемыми характеристиками, то «на самом деле существуют только атомы и пустота, а сладость и горечь, тепло и цвет являютсясубъективными, поскольку только в нашем воображении представляется, что существуют ощущаемые характеристики, однако и они в то же время не существуют, а существуют только атомы и пустота».Однако отсюда не следует превосходство рационального познания над чувственным.

Как мы видели, одним из результатов учения о знании, развитого элеатами, был скептицизм в отношении чувственного знания и резкий разрыв между данными чувственных восприятий и результатами мышления. Поскольку достоверное знание об истинно сущем возможно, знание это, по учению элеатов, может быть только постижениемума. Напротив, чувственные восприятия дают лишь недостоверное, шаткоемнение.

Атомисты в этом вопросе выступилипротивпредставителей элейской школы. Не менее четко, чем последователи Парменида, они сохраняют различение знания чувственного и интеллектуального. Так же, как элеаты, атомисты утверждают, что чувствам недоступно непосредственное постижение истинно сущих элементов бытия, т. е. атомов. К убеждению в существовании атомов и к определению присущих им свойств приводит ум. Но при этом элеаты полагали, что познание, достигаемое умом, совершенно противоположно чувственным восприятиям.Напротив, атомисты видят в познании посредством ума не противоположность чувственным восприятиям, а их продолжение и углубление, уточнение.Достоверность интеллектуального познания имеет источник в том же чувственном восприятии. Сохранился отрывок из сочинения Демокрита, в котором изображался в форме диалога спор ума с ощущениями. Сначала ум провозглашает чувственно воспринимаемые явления обманчивыми, но затем ощущения указывают, что основа доказательства ума в тех же ощущениях, и, таким образом, торжество ума, кичливо вознесшегося над чувствами, оказывается его поражением.

3.Учение о необходимости.Демокриту принадлежит фраза о том, что<