Новости

ПРОБЛЕМЫ РАЗВИТИЯ ОСМАНИСТИКИ: ИСТОРИКО-ПОЛИТИЧЕСКИЕ СТЕРЕОТИПЫ И НЕОБХОДИМОСТЬ ИХ ПРЕОДОЛЕНИЯ

Работа добавлена:






ПРОБЛЕМЫ РАЗВИТИЯ ОСМАНИСТИКИ: ИСТОРИКО-ПОЛИТИЧЕСКИЕ СТЕРЕОТИПЫ И НЕОБХОДИМОСТЬ ИХ ПРЕОДОЛЕНИЯ на http://mirrorref.ru

ПРОБЛЕМЫ РАЗВИТИЯ ОСМАНИСТИКИ: ИСТОРИКО-ПОЛИТИЧЕСКИЕ СТЕРЕОТИПЫ И НЕОБХОДИМОСТЬ ИХ ПРЕОДОЛЕНИЯ

С.Ф. Орешкова

г. Москва

Османистика - научная дисциплина, существующая в России уже более 300 лет; развивалась она в тесной связи с российскими внешнеполитическими интересами, порой ее развитие подстегивалось ими, а порой, напротив, сдерживалось, а то и уводило в сторону, заставляя научную объективность уступать место политическим спекуляциям. В османистике накопилось много стереотипов, через которые трудно пробиться объективным исследованиям. О некоторых из них я и буду говорить в этой статье.

Османская империя утвердилась в северном Причерноморье во второй половине XV в. Черное море стало «Турецким озе- ром» — См.Орешкова С.Ф. «Турецкое Озеров»: Черное море вXV-XVII вв. // Восток-Oriens. - 2005. - № 3. - С. 18-35. . Продвижение османов на север было обусловлено желанием подавить конкуренцию итальянских городов, господствовавших в поздневизантийское время в черноморской торговле и имевших по побережью многочисленные торговые фактории. Подчинение Крымского ханства, Молдавии и Валахии было осуществлено в рамках именно этих стремлений. Дальнейшее османское проникновение на север, в чуждую им геополитическую зону, не входило тогда в их внешнеполитические планы. Интересы османов лежали не там, а в Центральной Европе и Средиземноморье. Чингизидское наследство в Восточной Европе интересовало османов, но не было объектом их внешнеполитических инте- ресов — Карпов С.П. Путями средневековых мореходов. Черноморская навигация Венецианской республики вXIII-XV вв. - М., 1994;BalardM.LaMerNoireetlaRomanieGenoise (XIII-XVsiecle). -L., 1989;StudiesontheLevantinaTradeintheMiddleAges. -L., 1978;InalcikH.YenivesikalaraqoreKirimHanliginintabligmegirmesiveahidnamemeselesi //Belleten,VIII/29, 30, 31, 32,Ankara, 1944;BeldifeanuN.laCompagueOttomande 1484etsesPreparatifsMilitairesetsaChonologie //Belleten,XLVII/IAnkara, 1983; Семенова Л.Е. Дунайские княжества в международных отношениях в юго-восточной Европе (конец XIV - первая треть XVII в.). М., 1994; Орешкова С.Ф. Некоторые проблемы крымско-татарской государственности // Смирнов В.Д. Крымское ханство под верховенством Отоманской Порты. Т. 2. - М., 2005, Приложения, с. 283-312.. Об этом свидетельствовали первые посольства в Москву в начале XVI в., сохранение за подчиненными империи Крымским ханством, Валахией и Молдавией статуса вассалов и их относительно самостоятельное во внешнеполитических сношениях, полный отказ СелимаI и СулейманаI, султанов начинавших свое возвышение в Крыму и знавших этот регион, от северо-восточной, зачерноморской политики — См.Мейер М.С. Основные этапы ранней истории русско-турецких отношений // Османская империя: проблемы внешней политики и отношений с Россией. - М., 1990.. Астраханское столкновение 1569 г. было связано не с борьбой за ордынское наследство, а с османо-персидским соперничеством —Kurat A.N. Turkiye ve Idil boyu.1569 Astarhan seferi. Ten-Idil kanali ve XVI- XVII yuzyil osmanli-rus munasebetleri Ankara. - 1969., набеги же крымских ханов, вассалов османов, были лишь походами за ясырем и добычей, но не ставили своей целью территориального расширения ханства. Более того, после разгрома Большой Орды, крымцы отвели подчинившиеся им ее улусы поближе к полуострову — Сафаргалиев М.Г. Распад Золотой Орды. - Саранск, 1960., что было вызвано новыми природно-климатическими условиями — См.Кульпин Э.С. Пути России. Кн. 1, Генезис кризисов природы и общества в России. - М., 1955.. Следствием же служило появление на северных рубежах Османской империи так называемого Дикого поля.

В российской (и европейской вообще) исторической литературе агрессивность Османской империи зачастую возводится в абсолют. Она будто бы не знала ограничений ни во времени, ни в пространстве, а силы османов были безграничны. И.Б. Греков, например, утверждает, что влияние османского султана на восточноевропейский регион было столь сильно, что он мог диктовать свою волю всем постордынским государствам. Султан «не довольствовался подчинением Крыма. Теперь перед ним стала задача установить контроль и над другими улусами бывшей ордынской державы ... султан санкционировал политическое сращивание Волжского порта с Крымским» — Османская империя и страны Центральной, Восточной и Юго-Восточной Европы вXV-XVI вв. - М., 1984. С. 75.. Не столь категорично, но все же о имевшемся у османского султана желании упрочить свое влияние в Восточной Европе говорят К.В. Базилевич — Базилевич К.В. Ярлык Ахмед-хана Ивану III // Вестник МГУ, 1948; его же, Внешняя политика Русского централизованного государства: вторая половина XV в. - М., 1952., А.М. Некрасов — Некрасов А.М. Международные отношения и народы Западного Кавказа (последняя четверть XV - первая половина XVI в.). - М., 1990. и др. В советское время почему-то совсем была забыта точка зрения крупнейшего исследователя истории России

С.М. Соловьева, писавшего, что вXV-XVI вв. столкновений между Россией и Османской империей быть не могло по чисто географическим условиям: «степь разделяла их,и турки не думалиискать завоеваний в холодных странах Северной Европы» — Соловьев С.М. История России с древнейших времен.- М., 1961,T.V, С. 276. (подчеркнуто мною -С.О.).

Хотелось бы отметить, что в последние годы это стереотипное утверждение о столь ранних агрессивных намерениях Османской империи в отношении Восточной Европы убедительно опровергнуто исследованиями И.В. Зайцева, работающего как с использованием европейских, так и турецких источников — Зайцев И.В. Шейх Ахмад последний хан Золотой Орды. Орда, Крымское ханство, Османская империя и Польско-Литовское государство в началеXVI в.) // От Стамбула до Москвы. Сборник статей в честь 100-летия профессора А.Ф. Миллера. - М., 2003; его же,OsmanliImparatorluguveTahtEli:Siyasimunasebetleri (XV-XVIyuzyillar) //Osmanli.CiltI,Boium 3,Ankara, 1999; его же, Между Москвой и Стамбулом: Джучидское государство, Москва и Османская империя. М., 2004..

Теперь о России. В ее государственной политике так же вплоть до второй половиныXVII в. не было стремления расширять свои пределы в южном направлении. Было стремление защитить их от набегов кочевников. Строились засечные линии, что свидетельствовало о стремлении к стабильности, обороне, а не о каком- либо продвижении на юг и к теплым морям. Даже естественное расширение ареала земледельческой культуры и появление поселений и хозяйств за засеками на первых порах осуществлялось стихийно, а не по инициативе властей — Багалей Г. Ф. Материалы по истории колонизации и быта степной окраины Московского государства. - Харьков, 1886; Воронежский край с древнейших времен до концаXVII века. Документы и материалы по истории края. - Воронеж, 1976; Яковлев А. Засечная черта Московского государства в XVII веке. Очерк по истории обороны южной окраины Московского государства. - М., 1916 и др..

Стихийный процесс освоения земледельческим населением Дикой степи шел, но поощрялся он активнее Речью Посполитой, чем Россией. Снятие Иваном IV Грозным Пселского городка яркое подтверждение этого — Загоровский В.П. История вхождения Центрального Черноземья в состав Российского государства вXVII в. - Воронеж.. Никакие призывы извне, в том числе и единоверцев из османских владений не могли поднять Россию на активную борьбу с Османской империей. У нее были другие внешнеполитические цели, и она развивалась в ином геополитическом пространстве. К середине XVII в. российское государство сумело Белгородской засечной чертой, этим грандиознейшим по тем временам инженерным сооружением, надежно защитить свои рубежи — Загоровский В.П. Белгородская черта. - Воронеж, 1964.. К военным действиям ее не побудило даже взятие казаками Азова и их обращение к России о помощи (1639-1642 гг.) — Черепнин Л.В. Собор 1642 г. по вопросу об Азове (1637-1642) // Россия, Польша и Причерноморье вXV-XVIII вв. - М., 1979..

Положение изменилось лишь во второй половинеXVII в. в связи с украинскими делами. С оценкой событий второй половиныXVII в. связано еще несколько стереотипов, до сих пор бытующих в нашей историографии.

Первый из них касается роли украинского казачества в тогдашних международных отношениях в регионе. Своей базой оно имело район днепровских порогов, т. е. самую границу Крымского ханства. Казаки считали себя «людьми рыцарскими», военным сословием, но были при этом открытой социальной группой: принимали в свои ряды как служилых воинов Речи Посполитой, так и беглых людей разного социального статуса, происхождения и даже этнической принадлежности. Среди них были украинцы, русские, татары, оторвавшиеся от своих улусов, и др. Первоначально это были ватаги промысловых людей, бродивших по Дикому полю, порой совершавших набеги на население приграничных районов. Казаки, как и татарские орды, были постоянной угрозой для соседей, что объяснялось неустроенностью жизни этого региона, а порой и подстрекательствами, которые исходили от соседних государств. Как от татарских набегов страдали российско-украинские земли, так и османские владения Причерноморья, в том числе и Крыма, проживали в условиях постоянного опасения казацких набегов. Несмотря на грабежи и разорения земель друг друга, между казаками и татарами было много общего. Бывали случаи, когда в результате каких-либо мятежей и конфликтов с властями они искали убежища друг у друга и даже совершали вместе совместные нападения на приграничных жителей — Остапчук В., Галенко О. Козацью Черноморсю походи у морьский ктори Кятба Челебi «Дар великих мушв у воюванш морiв // МарраMundi Збiрник науковiх праць на пошану Ярослава Дашкевича з пагоды його 70-pirra. Львiв-Кшв-Нью-Иорк, 1996; Inalcik H/ The Question of the Closing of the Black Sea under the ottomans // Arxcion Pontou, 33, Athens, 1979; Kortepeter C.M. Ottoman imperial Policy and the Economy of the Black Sea Region in the sixteenth Century // Journal of the American Oriental society.1966,vol. 86,N 3; Эвлия Челеби. Книга путешествия. Вып. 2, 3. - М., 1979, 1983.. Когда в 1648-1649 гг. антиполь- ская освободительная борьба на Украине привела к созданию Войска Запорожского, ставшего по сути дела новым казацко- гетманским государством, то лидеры украинского казачества установили тесные союзнические отношения с Крымским ханством, видя в нем свою единственную опору в борьбе против Речи

Посполитой. Россия на первых порах не хотела вмешиваться в украинский конфликт — См. Османская империя и страны Центральной, Восточной и Юго-Восточной Европы в XVII в. Ч. 1-2. - М., 1998, 2001.. В дальнейшем после вхождения Украинского гетманства в состав России, некоторые руководители украинского казачества, не желая подчиняться ни Речи Поспо- литой, ни России, считали для себя привлекательным тот статус османских вассалов, который имели Крымстое ханство, Валахия, Молдавия, Трансильвания, племена Кабарды, Адыгеи, некоторые дагестанские беки и т.п. Они видели в этом вассалитете лишь определенную свободу правителей в проведении своей внешней и внутренней политики, возможность совместных набегов на соседей и получения помощи от османов. Их апелляции к Крыму, а позднее и к самой Османской империи усиливали ту неразбериху, которая царила тогда на Украине, и то состояние «руины» (термин Костомарова), в котором она пребывала — Костомаров Н.И. Исторические монографии и исследования. Кн. 6, Т. 15, Руина. - СПб., 1905..

При изложении этих событий следует обратить внимание на проблему османского вассалитета, в чем была его привлекательность, и в то же время как через него османские власти умели заставить вассалов подчиниться себе и поддерживать в их владениях режим некой социальной нестабильности. Это особая культура межгосударственных и международных отношений. Российская дипломатия доXVIII в. умела к ней приобщиться и строить свои отношения с северными османскими вассалами, используя привычные для них методы подчинения. В историографии же при описании отношений, например, в Предкавказье, не всегда это учитывается.

Из вышеизложенных событий можно выделить еще ряд моментов, на которые традиционно не обращается внимание.

Османо-польская война 1672-1676 гг., приведшая к подчинению османам Подолии и созданию в Правобережной Украине вассального османского гетманства, для османской внешней политики была неким отступлением от ее всегдашних традиций. Поворот на север был спровоцирован гетманом П. Дорошенко, обратившегося к османскому султану с просьбой о подданстве. Османские власти именно после этого обращения впервые заинтересовались украинскими землями как регионом, где возможно расширение имперских границ, и есть «народ казацкий» который может помочь это расширение осуществить без особых труд- ностей — См. Османская империя и страны Центральной, Восточной и Юго-Восточной Европы в XVII в. Ч. 2. - М., 2001..

Османская империя, однако, быстро разочаровалась в выгодности своих новых территориальных приобретений на далекой для них северо-восточной окраине. Разоренная Украина не давала ни богатой добычи, ни обихоженных земель для раздачи жаждущим новых земельных пожалований османским воинам. Даже в Подолии, где была введена османская тимарная система, многие земельные пожалования оставались незанятыми, через десять лет османским властям потребовалась новая перепись этих владений, а затем вообще оттуда началось массовое бегство землевладельцев. Разоренный войной край не мог самостоятельно содержать даже турецкий гарнизон Каменца Подольского, которому приходилось подвозить припасы из Молдавии —Kolodziejezyk D. Podoli pod panowaniem tureckim. Ejalet Kamieniecki. 16721699. - Warszawa, 1994.. Война с Россией за Украину (1677-78) так же не дала желаемых результатов. По договору 1681 г. и Россией, и Османской империей земли между Бугом и Днепром «были оставлены безлюдными и пустынными, где обе стороны взяли на себя обязательство никаких поселений не заводить». Внимание Османской империи, как известно, переключилось на Центральную Европу, где в 1683 г. она потерпела сокрушительное поражение под Веной, а позднее в 1684-1699 гг. ей пришлось отстаивать свои владения от наступления стран европейской Священной лиги. Как констатировал П.Б. Возницын, ведший в 1681 г. от имени России переговоры о мире с Османской империей, отказ османов от укрепления своих позиций на Украине был вызван «не так войной, как отдален- ностью» —Письмаибумаги.Петра Великого. Т. 1. - СПб., 1887, С. 756-757., опять сказались геополитические возможности, которые ставили свои пределы для развития Османской империи.

Начинается период наступления России на этот регион. Однако опять здесь работает некий стереотип, заставляющий говорить о сознательном и целенаправленном движении России в этом направлении. Но ведь были и другие, альтернативные намерения, сказывавшиеся на российской внешней политике. А.Л. Ордин-

Нащекин (в 1677-79 гг.) считал возможным соглашение России, Польши и Османской империи и мирное трехстороннее размежевание их границ22. Этого, однако, не произошло. России и Польше удалось договориться лишь на условиях совместной борьбы с османами и присоединения России к военным действиям Священной Лиги (1686-1699).

ПетрI, совершавший свои Азовские походы в рамках войн Священной Лиги, и впервые заинтересовавшийся конкретно проблемой выхода России к теплым морям, как известно, в 1700 г. отказался от этого направления своих завоеваний. Он полностью сосредоточил свое внимание на борьбе за Балтику. После вынужденного и неудачного для царя Прутского похода он возвратил османам Азов и все свои приморские приобретения. Разумеется, этот возврат был вынужденным, но после триумфального завершения Северной войны он обратил свое внимание не на Черно- морье и Османскую империю, а на Иран, где, кстати, пошел на раздел с османами сфер влияния, т.е. делал ставку не на войну, а на взаимную договоренность. Следовательно, вызывает больше сомнение бытующее в исторической литературе мнение, что именно Петр заложил основы антиосманской политики России. Скорее можно говорить о нем, как о политике, отказавшемся от этого южного расширения имперских границ России.

Блестящие военные успехи России в екатерининское время привели к появлению устойчивого геополитического равновесия. Россия получила границы по Черному морю, а на западе и востоке они опирались на такие удобные преграды, как реки Днестр и Кубань. Следует подчеркнуть, что обе екатерининские войны были начаты по османской инициативе, а подстрекающими моментами для этого послужили польские события. Вообще, начиная со второй половины XVII в., украинские, а затем польские проблемы международной дипломатией использовались для того, чтобы возбудить в Османской империи антироссийские настроения. Это факты известные, но мало оценены историографией.

Еще одной проблемой, вокруг которой много дискуссий в историографии, но, на наш взгляд, много и нерешенных, и не додуманных вопросов, это желание Екатерины создать по периметру османской границы полосу самостоятельных национальных государств. С этой проблемой связаны и десятилетняя независимость Крыма, судьбы Молдавии и Валахии и даже «Греческий проект». Все действия екатерининских властей по этому поводу оцениваются как дипломатические уловки и стремление России к своему утверждению на османских территориях. Мне представляется, что эти проекты имели под собой реальные возможности, желание российских правящих кругов (как показывают обсуждения их на заседаниях Государственного совета) было вполне определенным, европейское (особенно австрийское) противодействие привело к тому, что эта интересная альтернатива исторического развития — См. Архив Государственного Совета. Т. 1. - СПб., 1869. оказалась лишь прожектом, используемым историками для антироссийских обвинений.

Со второй половиныXVIII в. отношения России и Османской империи становятся частью общеевропейской проблемы, т.н. Восточного вопроса. Формально он касался лишь Османской империи и судеб ее нетурецких подданных, но в неменьшей степени он коснулся и России, вовлекая ее в борьбу за освобождение единоверцев от гнета неверных и суля новые территориальные приобретения в чуждой ей геополитической зоне.

До серединыXVIII в. антиосманские настроения в России культивировались главным образом выходцами из Османской империи, пытавшимися привлечь единоверцев к собственным проблемам, польско-австрийскими и ватиканскими политиками и публицистами, ратовавшими за крестовые походы против турок, позднее в этом же направлении пытались действовать некоторые представители казацко-украинских кругов. В период русско- турецкой войны 1736-1739 гг. фельдмаршал Миних, первым из российских государственных деятелей, заявил о стремлении разгромить Османскую империю и водрузить русские знамена в Константинополе. Этот немецкий генерал на русской службе явно озвучил не конкретные цели России, а расхожие европейские планы и желания. Они не соответствовали ни тогдашним российским внешнеполитическим возможностям, ни настроениям российского общества. Европейская дипломатия активно пыталась стравить две империи, Османскую и Российскую, между собой и тем отвлечь их от европейских дел. Османские владения намеревались использовать как разменную монету в европейской политике. И именно Россию активно прельщали османскими подачками и выходом к теплым морям. В этом плане активно работали и европейская дипломатия и европейская публицистикаXIX в. — См.Орешкова С.Ф., Ульченко Н.Ю. Россия и Турция: проблемы формирования границ.- М., 2006, С. 33-34. Орешкова С.Ф. Османская империя и Россия в свете их геополитического разграничения // Вопросы истории. - 2005. - № 3. Особую роль для нашей исторической науки сыграло то, что в эту кампанию своими газетными публикациями включились К. Маркс и Ф. Энгельс. Содержавшиеся в них высказывания о Восточном вопросе и османо-российских отношениях, подобно всем сочинениям этих авторов в советское время, были причислены к абсолютным истинам. Без какой-либо критики воспринималась мысль, что «ни одна великая нация никогда не существовала в таком отдаленном от моря положении, как первоначально находилось государство Петра Великого», и что своим завоеваниями он «захватил лишь то, что было абсолютно необходимо для развития его страны» — Маркс К., Энгельс Ф. Сочинения. Изд. 2. - М., Т 22, С. 22, 28 и др.. Исходя из этого, и все движение России на юг восхвалялось и оправдывалось «прогрессивной ролью России на Востоке». В связи с таким подходом не виделись нюансы этой политики, забывались те действия российской дипломатии, которые свидетельствовали об осторожности и уважении к соседу, не делались различия между имперскими и национально русскими (и российскими) целями.

До сих пор почти повсеместно в советской исторической литературе господствует представление о некой предопределенности российского движения на юг, а в османских действиях постоянно усматривается экспансионистское устремление в Восточную Европу. Проблема не исследуется, а лишь констатируется. При этом следует подчеркнуть, что такая точка зрения не только советско-российское явление. Подобные взгляды на внешнеполитические намерения двух империй присутствуют и в европейской, и в турецкой, и в русской дореволюционной литературе — Об этом см.: Орешкова С.Ф. Некоторые размышления о развитии тюркологии и османистики //TurcicaetOttomanica. - М., 2006, с. 13-39.. Редким диссонансом звучат иные мнения, например, М.Г. Флоринского, высказывавшего в 1953 г. мысль о том, что войны зачастую представляются как необходимые благотворные ступени неумолимого исторического процесса, который в конце концов привел к созданию империи, но Россия вполне могла обойтись без выхода к морям, поскольку она не была отгорожена китайской стеной, проникновение же в Россию западных идей началось задолго до того, как Петр вступил на престол —Florinsky M.T. Russia. A history and an interpretation. - N.Y. 1953,С. 335, 431.. Забывается и то, что развитие империи вширь, или, как писал М.К. Любавский, «расселение по обширной дикой стране, надолго парализовало» или по крайней мере замедлило «развитие русского общества» — Любавский М.К. Историческая география в России. - М., 1908, С. 8-9..

Все четыре русско-турецкие войныXIX в. не были вызваны непосредственными двусторонними претензиями держав друг к другу. Дважды (1829 и 1878 гг.) русские войска стояли у Стамбула и были отозваны НиколаемI и АлександромII, не пошедшем на окончательное сокрушение османской державы. Ситуацию 1878 г. хорошо объяснил известный российский общественный деятель того времени Б.Н. Чичерин, который писал: «... разные патриоты. кричали, что надо водрузить крест над Святой Софией. Но русское правительство благоразумно воздержалось. Оно видело, что этим может накликать на Россию новую и на этот раз уже европейскую войну. Для нас существенно важно, в чьих руках находится ключ к Черному морю. Балканский полуостров составляет естественную сферу нашего влияния». Но при этом «ни один здравомыслящий русский, конечно, не думает о завоевании Турции и о присоединении к себе Константинополя. Это было бы не усиление, а ослабление России. Центр тяжести переместился бы на юг, и Россия перестала бы быть Россией» — Чичерин Б.Н. Воспоминание. Земство и Московская Дума. - М., 1934, С. 79, 80..

К сожалению, чичеринское благоразумие не всегда было руководящей идеей для российских правящих кругов. Европейские внушения о необходимости продвижения России к теплым моря проникли и в российское общество. Оно уверилось, что продвижение к теплым морям не только полезно, но и необходимо для национального самоутверждения и дальнейшего великодержавного процветания. Отдельные предостережения, подобные высказываниям Б.Н. Чичерина или чуть позже К.Н. Леонтьева о том, что Стамбул - «роковой» для России город — Леонтьев К. Восток, Россия и славянство // Собрание сочинений, Т. 1.- СПб., 1881, с. 8-9., общественным мнением не воспринимались. К концу XIX и в начале XX в. весьма популярным стал «здоровый милитаризм» (выражение

В.П. Рябушинского) — См.: Великая Россия. Кн. 2. - М., 1911, с. 5., проповедника и которого ратовали, в частности за присоединение к России проливов Босфор и Дарданеллы и значительной части Восточной Анатолии. Это означало отказ от позиций здравого смысла и той логики существования российской государственности, которая сдерживала Россию от вполне возможного, но опасного и ненужного для нее продвижения на юг. Результатом политики «здорового милитаризма» явилось участие России в Первой мировой войне, приведшее в конце концов к крушению двух империй - Российской и Османской, правящие круги которой также не устояли от соблазна урвать себе свой кусок в межимпериалистической борьбе.

Проблемы империи, империализма и судеб народов, строивших огромные имперские образования, до сих пор хранят много неясных вопросов, решать которые призвано и новое поколение османистов.

ПРОБЛЕМЫ РАЗВИТИЯ ОСМАНИСТИКИ: ИСТОРИКО-ПОЛИТИЧЕСКИЕ СТЕРЕОТИПЫ И НЕОБХОДИМОСТЬ ИХ ПРЕОДОЛЕНИЯ на http://mirrorref.ru


Похожие рефераты, которые будут Вам интерестны.

1. Реферат Современные проблемы развития конституционного правосудия в Российской Федерации и пути их преодоления

2. Реферат Проблемы преодоления бедности

3. Реферат ПРОБЛЕМЫ ПЛАТЕЖНОГО БАЛАНСА В РФ И ПУТИ ИХ ПРЕОДОЛЕНИЯ, ПРОГНОЗ

4. Реферат Историко-культурный туризм в XXI в.: основные направления развития

5. Реферат НАРУШЕНИЕ МИГРАЦИОННОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА: ПРАВОВЫЕ ПРОБЛЕМЫ И ПУТИ ИХ ПРЕОДОЛЕНИЯ

6. Реферат СПЕЦИФИКА ВОЕННОЙ СЛУЖБЫ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ, ПРОБЛЕМЫ И ПУТИ ИХ ПРЕОДОЛЕНИЯ

7. Реферат ИСТОРИКО-МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ РАЗВИТИЯ ВОСТОКОВЕДЕНИЯ СОЮЗНОГО ГОСУДАРСТВА РОССИЯ - БЕЛАРУСЬ

8. Реферат Конституционное право граждан на судебную защиту: механизм реализации, проблемы, пути преодоления

9. Реферат Пути преодоления неравномерности экономического развития

10. Реферат НЕОБХОДИМОСТЬ ПРОЕКТИРОВАНИЯ И РЕАЛИЗАЦИИ ШКОЛЫ ФИЗИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ