Сценарий жизни человека в отечественных и зарубежных психологических исследованиях

Работа добавлена: 2016-12-23





Сценарий жизни человека в отечественных и зарубежных психологических исследованиях на http://mirrorref.ru

Сценарий жизни человека в отечественных и зарубежных психологических исследованиях

Содержание

ВВЕДЕНИЕ

ГЛАВА 1. Изучение сценария жизни человека в отечественных и зарубежных исследованиях

1.1 Понятия «сценарий жизни человека» и «судьба» в психологии

1.2 Изучение понятия сценарий жизни человека в западных и

отечественных психологических трудах

1.3. Психологические способы влияния на сценарий жизни человека

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

3

5

5

12

19

33

35

Введение

Актуальность исследования определяется возрастающими потребностями нашего общества в поисках путей создания благоприятных условий для максимального развития личности, эффективности ее жизненного пути. Вопрос построения собственной жизни, ее управляемость или зависимость от обстоятельств, других людей, судьбы в той или иной степени будет всегда интересовать науку. Жизненный путь личности имеет единые для всех «измерения», но способ разрешения жизненных проблем, построения жизни, удовлетворенность ею глубоко индивидуальны. Кроме того, данный вопрос особенно актуален для человека, живущего в период социальных перемен, приводящих к большой вариативности понимания отдельной личностью требований общества. Понятие жизненного пути в психологии активно исследуется с конца XIX века.

Личность человека - это его жизненный путь, его деятельность на этом жизненном пути, которая способна изменить и самого человека, и мир вокруг него. Личность - это индивидуально-активный человек, строящий условия жизни и свое отношение к ней. Субъектом жизни человек становится, если начинает ответственно подходить к самой жизни и ее выборам. Жизненный путь человека должен  стремиться к нравственным, этическим ценностям.

В современной зарубежной психологии проблемой жизненного пути занимались многие авторы, такие как Ш.Бюлер, Г.Олпорт, У.Деннис, Х.Леман, Л.Зонди, А. Адлер, Э. Берн.В отечественной психологии к теме жизненного пути первыми обратились С. Л. Рубинштейн, Б. Г. Ананьев, Н. А. Рыбников.

Цель исследования — изучить исследования жизненного пути человека в отечественных и зарубежных исследованиях

Объект исследования –жизненный путь, как социально-психологический феномен

Предмет исследования –жизненный путь человека в отечественных и зарубежных психологических исследованиях

Задачи исследования:

1. Изучение сценария жизни человека в отечественных и зарубежных исследованиях

  1. Понятия «сценарий жизни человека» и судьба в психологии

Сценарий жизни - психологическая сила, которая ведет человека к его судьбе, вне зависимости от того, считает он это свои поступки свободным выбором, или отчаянно этому сопротивляется. Эта психологическая программа, которая находиться в подсознании (не осознается) и которую человек реализует в течениижизни [15].

Сценария жизни может передаваться при привычной форме общения, скопированной с родителей. Личный опыт и опыт и собственных наблюдений: «Я знаю, как воспитывать детей, потому что меня так воспитывали». Желание управлять ребенком через внушение вины, стыда, запугивания, сравнения с другими детьми. Когда начал ходить - начал изучать окружающий мир, заглядывать в ящики, пытаться что-то пощупать, попробовать на вкус, кричать, шуметь. Когда начал контактировать с детьми в детском саду, школе стал вести себя активно, учиться не так, как нужно родителям. Ребенок начал своими действиями доставлять дополнительные хлопоты, и чтобы этих неприятностей избежать родители начинают ограничивать потребность ребенка в любви: «Я тебя такого (шумного, любознательно) не люблю. Будешь шуметь - милиционер (бабайка) придет и тебя заберет» или «Почему я из-за тебя должна на родительском собрании краснеть? Я тебя на улицу выброшу. В детский дом отдам».

Основные решения принимаются ребенком в возрасте до 5 лет. Но «решение» ребенка отличается от того, какой смысл вкладывает в это понятие взрослый человек. Ребенок принимает решение о своем сценарии без тщательного обдумывания, как это делают взрослые люди, перед тем как принять решение. Мышление ребенка в возрасте до 7 лет алогично и основано на чувствах и эмоциях. Самые ранние решения появляются на основе чувств и принимаются ребенком еще до того, как он начинает говорить[15].

Многие люди, если присмотрятся к своему образу жизни и обычному поведению в различных жизненных ситуациях; к своим несчастьям и победам, могли бы заметить, что некоторые вещи имеют схожий характер, или даже повторяются несколько видоизменяясь. Кому-то хронически не везет в любви; кому-то на работе или в семье; кому-то вообще не везет… это сценарий жизни, который был написан когда-то давно в детстве, он сформировалсяв возрасте до 6-7 лет [8]. И, человек неосознанно следует своему сценарию, виня всех и вся в своих неудачах, несчастьях и жизненных проблемах. Эти сценарии исследователи разделили всего шесть сценарных схем: «Прежде», «После», «Никогда», «Всегда», «Почти» и «Неопределенный сценарий». Эрик Берн, автор теории транзактного анализа, проиллюстрировал каждую древнегреческим мифом [8].

Э. Берн предположил, что на самых ранних этапах формирования сценария маленький ребенок «уже имеет определенные убеждения на свой счет и насчет окружающих его людей». Эти убеждения, которые он, по-видимому, проносит через всю оставшуюся жизнь. Такимобразом, Берн в результате своего исследования жизненного сценария людей выделили следующие комбинации:

1. Я ОК или

2. Я не-ОК;

3. Ты ОК или

4. Ты не-ОК".

Объединив все возможные комбинации этих убеждений, ученый получает четыре утверждения о себе и других людях:

(1) Я ОК, ты ОК;

(2) Я не-ОК, ты ОК;

(3) Я ОК, ты не-ОК;

(4) Я не-ОК, ты не-ОК.

Эти четыре точки зрения получили название «жизненных позиций».[1] Некоторые авторы, такие как К.А. Абульханова-Славская называют их основополагающими позициями, экзистенциальными позициями или просто позициями. Они отражают фундаментальные установки человека насчет сущностной ценности, которую он усматривает в себе и других людях. Это нечто большее, нежели просто мнение о своем или чьем-либо поведении [1].

Приняв одну из этих позиций, ребенок как правило начинает подстраивать под нее весь свой сценарий. Берн писал: «В основе каждой игры, каждого сценария и каждой человеческой судьбы лежит одна из этих четырех фундаментальных позиций».

Ребенок, по словам Э.Берна, который принял на позицию "Я ОК, ты ОК", скорее всего, будет строить выигрышный сценарий. Он находит, что его любят и рады его существованию. Он решает, что родителей можно любить и им можно доверять, а впоследствии распространяет этот взгляд на людей в целом.

Если младенец занимает позицию "Я не-ОК, ты ОК", он скорее всего будет писать банальный или проигрышный сценарий. В соответствии с этой основополагающей позицией, он будет обыгрывать в сценарии свою роль жертвы и свои проигрыши другим людям. Позиция "Я ОК, ты не-ОК" может создать основу для казалось бы выигрышного сценария. Но такой ребенок убежден, что ему нужно возвышаться над другими, а их держать в униженном положении. Какое-то время это может удаваться ему, но лишь ценой непрерывной борьбы. Со временем окружающие его люди устанут от своего униженного положения и отвернутся от него. Тогда он из якобы "выигрывающего" превратится в самого что ни на есть проигрывающего [15].

Позиция "Я не-ОК, ты не-ОК" представляет собой наиболее вероятную основу для проигрышного сценария. Такой ребенок пришел к убеждению, что жизнь пуста и безысходна. Он чувствует себя униженным и нелюбимым. Он полагает, что никто не в силах ему помочь, так как остальные тоже не-ОК. Так что его сценарий будет вращаться вокруг сцен отвержения других и собственной отверженности.

Если мы рассмотрим происхождение жизненных позиций, то в данном вопросе нет полного согласия относительно причин и времени возникновения жизненных позиций. Берн считал, что "...позиция принимается в раннем детстве (от трех до семи лет) с тем, чтобы оправдать решение, основанное на более раннем опыте". Иными словами, по Берну, сперва идут ранние решения, а затем ребенок принимает жизненную позицию, создавая тем самым картину мира, которая оправдывает ранее принятые решения.

Например, младенец, который еще не научился говорить, может принять следующее решение: "Никогда больше не рискну кого-то любить, так как Мама показала, что не любит меня". Позже он оправдывает это решение с помощью убеждения "меня никто не полюбит", что переводится как "Я не-ОК". Если отец нашлепал маленькую девочку, она может решить: "Никогда больше не буду доверять мужчине, так как Папа плохо со мной обращается". Впоследствии она распространяет это решение на всех остальных мужчин в форме убеждения "мужчинам доверять нельзя", то есть "ты (они) не-ОК".

Существуют авторы, которые придерживаются несколько иной точки зрения. Так, например, согласно Клоду Стайнеру, жизненные позиции принимаются гораздо раньше. Он возводит их истоки к первым месяцам кормления ребенка. По Стайнеру, позиция "Я ОК, ты ОК" отражает комфортную атмосферу взаимозависимости между ребенком и кормящей матерью. Он приравнивает ее к позиции "фундаментального доверия", описанной специалистом по детскому развитию Эриком Эриксоном. Это такое "...положение вещей, когда младенец чувствует, что он находится в единстве с миром, а все находится в единстве с ним".

Стайнер полагает, что все дети начинают с позиции "Я ОК, ты ОК". Ребенок меняет позицию только тогда, когда что-то нарушает гармонию его взаимозависимости с матерью. Например, когда ребенок ощущает, что мать перестает оберегать его и принимать так безусловно, как делала это в первые дни. Некоторые младенцы само рождение могут воспринимать как угрозу изначальной гармонии. В ответ на появление в его жизни всякого рода неудобств, ребенок может решить, что он не-ОК, или что другие не-ОК. Он переходит из Эриксоновского состояния "фундаментального доверия" в состояние "фундаментального недоверия". И затем, на основе этого фундаментального представления о себе и других людях, ребенок начинает писать сценарий своей жизни.

Таким образом, Стайнер согласен с Берном в том, что жизненная позиция "оправдывает" сценарные решения. Однако, по Стайнеру, сначала принимается жизненная позиции, а уже после нее – сценарные решения.

Итак, жизненную позицию можно определить как совокупность основополагающих убеждений о себе и других людях, которые человек использует для оправдания своих решений и своего поведения.

М.Н. Маслов утверждает: чтобы освободиться от сценария нужно развивать личностное качество - осознанность. - Осознавать свои намерения, желания, эмоции, действия и корректировать, исходя из критериев «целесообразно, конструктивно, полезно». - Нужно осознать финальную сцену, психологические игры, и черты характера. Осознавать что вы собираетесь делать и к чему это приведет. - Требуется удовлетворить потребности, не удовлетворенные в детстве (потребность в материнской любви). - «Выбросить» купоны, т.е забыть или изменить отношение к неудачам, ошибкам, обидам, претензиям, ненависти к себе и другим людям. Которые являются доказательствами собственной неполноценности или неполноценности других людей. И перевернуть эти неприятные события в положительный опыт - найти к чему положительному эти неприятности подтолкнули. Найти в неприятностях смысл. - Поставить большую и светлую цель и свою энергию направить в конструктивное русло. - При столкновении с неприятностями - неприятность рассматривать не как повод почувствовать себя плохим, а как возможность чему-нибудь научиться. И подумать что нужно сделать, чтобы получилось в следующий раз.

Из вышесказанного можно сделать вывод, что существует много сил, влияющих на человеческую судьбу, такие как родительское программирование, поддерживаемое "внутренним голосом", который древние звали "демоном"; конструктивное родительское программирование, поддерживаемое, подталкиваемое течением жизни; семейный генетический код, предрасположенность к определенным жизненным проблемам и способам поведения; внешние силы, все еще называемые судьбой; свободные устремления самого человека. Но в конечном счете судьба каждого человека определяется им самим, его умением мыслить и разумно относиться ко всему происходящему в окружающем мире. Даже если жизненный план человека определен другими людьми или в какой-то степени обусловлен генетическим кодом, то и тогда вся его жизнь будет свидетельствовать о постоянной борьбе.

Вопросами судьбы человека люди задавались задолго до появления той науки, которую сейчас мы называем «психология».

Чтобы понять как  древние «тайные» знания определяют судьбу человека, стоит обратиться к Даоской йоге (Тай-Цзи), где вопросу судьбы человека уделяется огромное значение, то судьбу можно трактовать как определённый набор действий и событий, которые человеку предстоит пройти от зарождения своей души, до момента достижения высшего состояния Бессмертия. (Не физического, а духовного). Современные эзотерики определяют, в большинстве своём, судьбу как нечто складывающееся из наших сиюминутных поступков. Основываясь на законе сохранения энергии, эзотерики верят, что любое наше действие имеет отголосок в прошлом и будущем. Становится понятно, что судьба  зависит от наших действий, накопленного опыта и уровня духовного развития, а значит — это всего лишь вариация возможного будущего человека при учёте его нынешнего состояния души и тела. Если говорить цитатами из книг, то хотелось бы привести одно короткое высказывание, которое я позаимствую из произведения Курта Вонегута «Колыбель для кошки»: «Наука — это магия, которая работает». Все события, происходящие с человеком течение всей его жизни, заранее в точности описаны Всевышним ли поведением небесных тел, влияющих на судьбы людей, которое также определено законами физики и математики на миллионы лет вперед. Существует множество специалистов, способных определять судьбу человека по поведению небесных тел. В данном случае, можно сказать, что судьба Булгаковского Берлиоза была определена заранее. Еще при рождении Берлиоза было определено, что Аннушка разольет масло именно там, на Патриарших, где должен поскользнуться Берлиоз, переходя дорогу трамваю, который также оказался там неслучайно [20].

1.2 Изучение понятия сценарий жизни человека в западных и отечественных психологических трудах

Первое систематическое изучение закономерностей жизненного пути было предпринято Ш. Бюлер и ее сотрудниками в Венском психологическом институте в 20-30-е годы. Она провела аналогию между процессом жизни и процессом истории и объявила жизнь личности индивидуальной историей. На большом эмпирическом материале было установлено, что, несмотря на индивидуальное своеобразие, существуют закономерности регулярности в сроках наступления оптимумов жизни в зависимости от соотношения духовных, ментальных" и биологических витальных тенденций. Так же были обнаружены различные типы жизненного развития личности. Ш. Бюлер пыталась понять жизнь не как цепь случайностей, а через ее закономерные этапы. Жизненным путем личности она называла индивидуальную, или личную, жизнь в ее динамике. В результате выделился ряд аспектов, составляющих объективную логику жизни:

- последовательность внешних событий;

- смена переживаний, ценностей, как эволюцию внутреннего мира человека, как логику его внутренних событий;

- результат его деятельности [19].

Ш. Бюлер, как и многие другие психологи абсолютизировала роль детства в жизненном пути личности. Она считала, что на этой стадии развития закладывается проект всей жизни. Далее А. Адлер для обозначения понятия жизненного пути использовал понятие жизненный стиль, который ввел в 1926 году, на его взгляд стиль жизни это значение, которое человек придает миру и самому себе, его цели направленность его устремлений. А. Адлер считал, что значение жизни постигается впервые четыре или пять лет жизни и подходит к нему человек через ощущения, которые не до конца понимаются. К концу пятого года жизни ребенок достигает единого паттерна поведения, собственного стиля в подходе к проблемам и задачам.

А.Адлер выделил четыре типа жизненных стилей: 1. полезный; 2.  правильный; 3. избегающий; 4. получающий. По мнению ученого, мы самоопределяемся теми знаниями, которые придаем происходящему с нами. И все это выражается в ранних воспоминаниях. Так как для запоминания человек выбирает то, что ощущается, хотя и очень смутно им, как связанное с его нынешней жизнью [4].

Практически с аналогичной идеей мы сталкиваемся у Э.Берна. В понятие судьбы вкладывал понятие жизненного пути. Он считал, что судьба каждого человека определяется в первую очередь им самим, его умением мыслить и разумно относиться ко всему происходящему в его жизни и окружающем его мире. Каждый человек, еще в детстве, в принципе часто бессознательно думает о своей будущей жизни, прокручивает в голове свои жизненные сценарии. Сценарий – «это постепенно развертывающийся жизненный план, который формируется еще в раннем детстве в основном под влиянием родителей». Э.Берн разграничивает понятия жизненного пути и жизненного сценария человека. Он говорит, что жизненный путь - это то, что происходит в действительности. Продуктом действия различных сил оказываются различные типы жизненного пути, которые могут смешиваться и вести к одному или другому типу судьбы. Типы судьбы: сценарный и несценарный насильственный или независимый [8].

Л. Зонди, швейцарский психолог, считал, что к навязанной судьбе человека относится: наследственность, т.е., прежде всего, все то, что было получено им от своих предков; окружающая среда; социальная среда, в которой появляется на свет ребенок. Автором была разработана психология человеческой свободы. Сущность психического заключалась для него в стремлении человека к свободе. Благодаря личностно обусловленным способностям решать и выбирать, человек не является ни рабом своей природы, ни игрушкой окружающего его мира. Таким образом, можно говорить о том, что многие психологи обращались к проблеме судьбы, как жизненного пути личности и видели как минимум два возможных варианта развития. Судьба может быть объективно-предопределенной, где предопределенность - это когда событие происходит в данном месте и в определенный момент неизбежными и единственно возможным образом. При этом предопределенность зависит от ряда причин, в большинстве своем берущих истоки из раннего детства, значение которого практически у всех абсолютизировалось. Или она есть субъективно - преобразующаяся линия жизни, которая зависит от самого человека, от его осознания того, что с ним происходит и желания что-либо изменить [19].

В отечественной психологии к теме жизненного пути первыми обращались С.Л. Рубинштейн, Б.Г. Ананьев, А. Рыбников.

Так Н.А. Рыбников выступил с инициативой развернуть исследования по генетической психологии личности (20-е гг.). Для Б. Г. Ананьева проблема жизненного пути стала актуальной в начале 30-х гг. в связи с исследованиями по характерологии, проводимыми им в Психоневрологическом институте им. В.М. Бехтерева. С.Л. Рубинштейн уделил внимание, психологическим вопросам биографии, теоретически рассматривая вопросы самосознания в «Основах общей психологии». В дальнейшем разные аспекты жизненного пути, жизнедеятельности личности разрабатывались в трудах советских ученых, посвященных природе человека и его развитию.

Б. Г. Ананьев обосновал проект науки о целостном развитии человека в едином жизненном цикле (онтопсихология). Предметом онтопсихологии являются взаимосвязи. В этой целостности, однако, ученый отчетливо различал две взаимодействующие, но все же особые формы. Во-первых, онтогенез — развитие индивида и его мозга, психофизиологических функций. Онтогенез программируется генетически, протекает в биологическом времени жизни. Во-вторых, жизненный путь, который строится по социальным проектам в историческом времени, датируется историческими и биографическими событиями [3].

В 1935 году в «Основах психологии» С.Л. Рубинштейн обратился к проблеме жизненного пути, критикуя Ш. Бюлер, которая говорила, что личность в своем жизненном пути есть только проект того, что заложено в детстве. Рубинштейн говорит о том, что  жизненный путь есть некая целостность  и в то же время состоит из этапов, каждый из которых может стать  поворотным в жизни личности. Жизненный  путь для Рубинштейна - не сумма жизненных  событий, отдельных действий, продуктов  творчества. Жизненный путь - это  целостное, непрерывное явление; каждый человек, по мнению С.Л. Рубинштейна, имеет  свою собственную историю и даже становится личностью именно потому, что имеет свою жизненную историю.

Для С.Л.Рубинштейна важно не просто выделить возрастные этапы, а учесть, как каждый этап подготавливает последующий и влияет на него. Каждый этап играет важную роль в жизненном пути, но не определяет его с фатальной неизбежностью. Центральная проблема личной жизни - сможет ли личность стать субъектом собственной жизни. Личность как субъект жизни - это идея об индивидуально-активном человеке, строящем условия жизни и свое отношение к ней. Субъектом своей жизни личность становится в силу способности решать свои проблемы, отвечать за свои поступки, за счет ответственности и отношений с другими людьми. Человек становится субъектом жизни в том смысле, как он вырабатывает способ решения жизненных противоречий и осознает свою ответственность перед собой и людьми за последствия такого решения [17].

Продолжила изучение данной тематики К.А. Абульханова-Славская. Она, развивая идеи С.Л. Рубинштейна, считает, что разрешение противоречий жизни способствует развитию личности. Разрешение противоречий жизни Абульханова-Славская видит в способах отношений людей друг с другом. Способ решения жизненных противоречий характеризует социально-психологическую  и личностную зрелость человека [2].

По  гипотезе В. Н. Дружинина, существуют  независимые от индивида, изобретенные человечеством и воспроизводящиеся  во времени жизни варианты жизненного пути. Человек в зависимости от конкретных обстоятельств может выбрать  тот или иной вариант, но вариант  жизни может быть ему навязан. Степень свободы индивида и мера давления на него внешнего мира – социальной среды – зависят от конкретных исторических условий. Под вариантом жизни понимается качественно-определенный способ осуществления личностью своего жизненного пути. В такой трактовке понятие «вариант жизни» является синонимом устоявшегося термина «жизненный сценарий». В качестве самостоятельных вариантов Дружинин В.Н.  выделил типы жизни: «жизнь начинается завтра», «жизнь как творчество», «жизнь как достижение», «жизнь есть сон», «жизнь по правилам», «жизнь – трата времени» и «жизнь против жизни». Несмотря на некоторую художественность в этих названиях, за ними скрывается вполне определенная психологическая реальности [9].

«Жизнь  начинается завтра» – это вариант  жизни, в котором личности отводится  пассивная роль мечтателя и прожектера. Человек, реализующий этот вариант, обычно имеет массу планов на будущее  и хорошее чувство временной  перспективы, но до практического воплощения задуманных мероприятий дело не доходит. Личность постоянно откладывает  на завтра осуществление важных дел, берет нескончаемые отсрочки по выполнению жизненных обязательств.

2. «Жизнь  как творчество» – это вариант  жизни, в котором личности отведена роль экспериментатора, ставящего опыты  над своей судьбой. Жизненный  путь творческой личности отклоняется  от нормативных моделей жизни, нередко  представляется бунтом против устоявшегося образа жизни. На самом деле за творчеством  и бунтарством личности скрывается внутреннее неприятие жизненной  действительности, стремление избежать горьких разочарований в жизни.

3. «Жизнь  как достижение» – это вариант  жизни, в котором личность выступает  в роли «человека действия», «человека, сделавшего себя». Основная психологическая  особенность данного варианта жизни  заключается в обесценивании  настоящего и «фетишизации» будущего. Человек жертвует настоящим для  того будущего, которое маячит на горизонте. Время жизни рассматривается  как ресурс для реализации максимального  количества целей, сулящих лучшую жизнь.

4. «Жизнь есть сон» – это вариант жизни, центральной характеристикой которого является уход личности от реалий жизни  в иллюзорный мир переживаний.

5. «Жизнь  по правилам» – это вариант  жизни, для которого характерна высокая  нормативная регламентация жизнедеятельности  личности. В любой культуре и в  каждом обществе существует свод правил, которые предписывают социально  желательный порядок осуществления  личностью жизненного пути. Те, кто  выбивается из нормативного графика  жизни, подлежат наказанию, а в некоторых  случаях – поощрению.

6. «Жизнь  – трата времени» – это вариант  жизни, в структуре которого основным занятием личности является пустое и  бесцельное времяпрепровождение.

7. «Жизнь  против жизни» – это вариант жизни, в котором основной движущей силой  является борьба за выживание. Это может быть завуалированная  форма борьбы за социальные блага, например, конкуренция и жесткое соперничество [12].

Итак, и Б.Г. Ананьев, и С.Л. Рубинштейн в своих трудах пытаются представить целостный подход к наукам о человеке. Однако если Б.Г.Ананьев объединяет онтогенез, исторические и общественные науки, то С.Л. Рубинштейн - философскую антропологию, гносеологию и онтологию. Онтогенез и жизненный путь понимаются Б.Г. Ананьевым как рядоположенные, но не одинаковые явления. Жизненный путь у него - это история формирования и развития личности в системе общественных отношений, это самое важное; жизненный путь практически приравнивается к процессу основной деятельности человека в обществе - к ее началу, "пику" и "финишу". Жизненный путь детерминирован здесь онтогенезом с одной стороны и социальными обстоятельствами с другой. Для Л.С. Рубинштейна жизненный путь - это не сумма жизненных событий и не последовательность этапов жизни; это целостное, непрерывное явление, которое, прежде всего определяется отношениями, но не только общественными (как у Ананьева), а прежде всего этическими, нравственными отношениями человека к другим людям (и к предметному миру, и к самому себе).

И у Б.Г. Ананьева, и у Л.С. Рубинштейна личность формируется, а не рождается, но для Ананьева личность - это, прежде всего совокупность общественных отношений, а история личности - это история социализации индивида; для Рубинштейна личность человека - это его жизненный путь, его деятельность на этом жизненном пути, деятельность, которая способна изменить не только жизнь человека, но и мир вокруг него. Личность как субъект жизни у Л.С. Рубинштейна - это индивидуально-активный человек, строящий условия жизни и свое отношение к ней; субъектом жизни человек становится, если начинает ответственно подходить к самой жизни и ее выборам; жизненный путь должен, по мнению Л.С. Рубинштейна, заканчиваться стремлением вверх - к нравственным, этическим ценностям.

В заключение данного параграфа можно сделать следующий вывод.

Первое систематическое изучение закономерностей жизненного пути было предпринято Ш. Бюлер и ее сотрудниками в Венском психологическом институте в 20-30-е годы.

В дальнейшем, многие зарубежные и отечественные психологи занимались изучением данной темы.

В отечественной психологии к теме жизненного пути первыми обращались С.Л. Рубинштейн, Б.Г. Ананьев, А. Рыбников.

Далее в курсовой работе мы рассмотрим психологические способы влияния на сценарий жизни человека.

1.3. Психологические способы влияния на сценарий жизни человека

Наше поведение, везение, успехи, то, как мы решаем проблемы, как нас воспринимают окружающие, во многом зависит от наших собственных убеждений и верований. Часто человек даже не отдает себе отчета, что его каждодневные заботы сводятся к воплощению сценария жизни, заложенного еще в детстве. Ведь еще с ранних лет ребенок представляет, как будет проходить вся его жизнь. Большое влияние на формирование сценария жизни человекаоказывают его родители [15].

Согласно М.Е. Литваку, причины неудач множества людей кроются именно в несчастливом сценарии жизни. Одни дети растут в атмосфере комфорта и благополучия, их жизненные планы светлы и добры. Другие с детства могут недополучать любви и материальных благ, но если им часто говорят: «все будет лучше, ты много добьешься», вырастая, они действительно стремятся и достигают все новых высот. Проблемными являются сценарии жизни людей когда, например, мать одиночка постоянно говорит дочери: «все мужики – сволочи, в жизни никому нельзя доверять, тебя в жизни ждет много испытаний и страданий». Как ни печально, часто жизнь повзрослевшей женщины с такими установками строится именно так. Просто девушка неосознанно сама воплощает заложенный сценарий жизни, выбирает не легкие пути, а именно те варианты, где ее ждут страдания и трудности.

Конечно, не всегда сценарий жизни настолько печален, иногда он становится ограничивающим успех в конкретных сферах. Например, когда ребенку постоянно внушали: «у нас в семье все простые работники, трудятся на полях или выращивают животных, вот и ты будешь как мы». В итоге, вырастая, этот ребенок никогда не сможет поверить, что он может быть директором банка. Хорошо если он будет доволен скромной работой, а если его будет угнетать эта ограниченность собственных возможностей, и она станет причиной неудач? Тогда жизнь человека становится печальной и безуспешной.

Таким образом, еще в детстве у людей под воздействием окружающих формируются ограничивающие внутренние установки. Для преодоления подобных трудностей человеку необходимо заниматься самовнушением, которое позволяет внедрить в подсознание стимулирующие установки для достижения успеха и откорректировать сценарий жизни в нужном направлении.

Огромное влияние на  будущее ребёнка оказывают родители это не только определенное поведение, которое ребенок перенимает у родителей или другого важного и авторитетного для него человека, это система ценностей, которой ребенок будет пользоваться на протяжении жизни. Замечено, что для ребенка, начиная с младенческого возраста, очень важно взаимодействие с близкими для него людьми, в частности, с родителями. Ведь в результате такого общения у ребенка начинает формироваться образ своего «Я», то есть осознание себя как личности, личностные особенности.  Прежде всего, малыш узнает, нужен ли он маме с папой, любят ли его родители. Причем осознание своей важности и незаменимости необходимо для нормального психологического развития каждого малыша. К примеру, когда родители часто называют младенца по имени, разговаривают с ним исключительно ласково, они наделяют личность ребенка особой ценностью, что, несомненно, в будущем скажется на эмоциональном развитии человека самым положительным образом. И наоборот, если родители не уделяют ребенку должного внимания, мало общаются с ним или, наоборот, чрезмерно опекают, ребенок может вырасти замкнутым, неуверенным в себе, его часто будет преследовать чувство собственной беспомощности. Родителям следует относиться к малышу не как к беспомощному существу, за которым необходимо только ухаживать, но как к самостоятельной личности. Для того чтобы ребенок развивался как личность, родителям необходимо вести себя соответствующим образом. В частности, когда вы осуществляете какую-либо процедуру по уходу за малышом, старайтесь комментировать свои действия, а так же действия самого ребенка. При этом старайтесь разговаривать с малышом так, как будто он понимает вас и способен вам ответить [16].

Жизни людей, которые прославились тем или иным путем, невольно притягивают наше внимание и заставляют нас забыть, что каждый в своей жизни неотступно следует определенным правилам поведения. Мы не сознаем этого, потому что привыкли. Кроме того, если бы не банальные сценарии обыденной жизни, мы бы лишились жизненных ориентиров. В отличие от трагических судеб банальные проходят незамеченными, постепенно утекая, как вода в канализацию, а герои банальных сценариев в свой смертный час лишь смутно подозревают, что их возможности были неким таинственным образом преданы и разрушены. Банальность обыденной жизни проходит незамеченной, потому что она привычна. Многие люди тратят свою энергию на то, чтобы возвести не удовлетворяющий образ жизни в ранг «нормального» или желательного. Многие из нас гордятся тем, что живут «хорошей» жизнью, где «хороший» значит «нормальный», «средний», такой, какой нам рекомендовали люди, которых мы уважаем и которыми восхищаемся и которые сказали нам, что такое правильная жизнь. Однажды выбрав жизненный путь, мы вынуждены придерживаться его, потому что иначе нас сочтут неудачниками. То, что шаблоны обыденной жизни им не подходят, люди обнаруживают в лучшем случае только после того, как потратят всю свою жизнь на попытки жить по правилам, — слишком поздно, чтобы что-то изменить! А когда мы замечаем, что соблюдение правил не сделало нас счастливыми, то по иронии сценария обвиняем себя, а не тех, кто вдолбил нам эти правила в голову.

Люди с банальными сценариями отличаются от людей с трагическими тем, что они не склонны привлекать к себе внимание и считаются «нормальными». Трагические сценарии взрывоопасны и часто завершаются взрывом; люди с трагическими сценариями решают прожить яркую, драматическую жизнь — кого-нибудь убить или впасть в такую глубокую депрессию, чтобы их заметили, они решают, что о них должны заботиться целые организации. Когда о сценариях стало известно немного больше, оказалось, что трагические сценарии — это лишь частный случай и крайнее проявление того, от чего страдает каждый из нас: ограниченная свобода выбора и заранее предписанное течение жизни. Энергичные дети часто выбирают то, что Эрик Берн назвал антисценарием (Эриксон называет это явление негативной идентичностью), который, на первый взгляд, кажется полным отрицанием родительских требований, но на деле является их полным принятием — только в перевернутом виде. Желание противоречить родителю — такое же проявление зависимости, как и стремление подражать ему во всем. И в первом, и во втором случае действия ребенка зависят от родительских указаний, все равно, со знаком плюс или со знаком минус. Решение относительно банального сценария принимается так же, как и относительно трагического, — то есть вслепую. После того как жребий брошен, человек следует банальному сценарию с такой же рабской покорностью, как и трагическому. Трагические и банальные сценарии качественно схожи и различаются только количественно — очевидностью трагизма развязки. Трагические сценарии более явны. Люди с трагическими сценариями выбирают в качестве личных героев драматические характеры — Робин Гуда, Золушку, Иисуса Христа. Человек с банальным сценарием даже не задумывается о возможности подражать герою. Он остается просто Джоном Доу. Одним словом, трагические и банальные сценарии мало чем отличаются друг от друга. Я не хотел бы делать упор на трагические сценарии, потому что мы все стоим на этом пути. Просто одни люди в чем-то ведут себя радикальнее других [15].

Одним из ниболее популярных сегодня в России подходов в психотерапии является гештальт-подход. С позиции рассмотрения нашего предмета исследования он также представляет немалый интерес. Он имеет богатое наследие в плане теоретических основ и истоков и создан на базе открытий и достижений как научной психологии, так и нескольких философских подходов, то есть представляет из себя систематизированную систему представлений разных духовных практик и обладает широким техническим арсеналом. Среди идейных предшественников гештальт-подхода в психотерапии – психоанализ, теория поля и гештальт-психология, экзистенциальная философия и феноменология, а также дзен-буддизм. Родившись как бы на «границе» западного и восточного мировосприятия, объединив в себе казалось бы трудносовместимые концепции и теории, гештальт-подход занимает уникальное положение среди других направлений, фокусируясь не на мыслях, фантазиях, влечениях, эмоциях, телесных процессах или поведении клиента в отдельности, а изначально уделяет внимание им всем во взаимосвязи. Для понимания жизненного сценария это принципиально важный тезис, поскольку сам по себе сценарий – это представленность мыслей, влечений и чувств во внутреннем пространстве индивида с их последующим воплощением в поведении и жизненном функционировании [21].

Другой особенностью теории гештальт-подхода в психотерапии, важной для понимания проблемы жизненного сценария, является представление о том, что человек не существует изолированно, сам по себе, а его существование может быть рассмотрено только как единое поле организм – среда, регулируемое и направляемое силами процессов, существующих в этом поле. Большинство психологических подходов делают больший или меньший акцент на одной из этих составляющих. Для понимания жизненного сценария, на наш взгляд, принципиальным является системный подход, позволяющий учитывать природу самого феномена, возникающего на стыке «внутреннего» и «внешнего», субъективной реальности и реальности физического, материального мира и принадлежащего им обоим.

Разность процессов в поле организм – среда формирует между ними границу, которая в гештальт-терапии называется контактной границей или границей контакта. Процесс, формирующий эту границу, назван в гештальт-терапии Селф (self, самость). Селф имеет три аспекта или три режима функционирования.

Первый режим – Ид (Id), может быть обозначен как чувственное переживание данности существования. В формировании жизненного сценария Ид играет роль первичного распознавателя потребностей, стоящих за целями, планами, идеями (например, потребность контролировать для обеспечения безопасности, потребность в отношениях и привязанности, потребность в признании и уважении).

Следующий режим – функция Персоны (Personality). Персона – это то, как субъект описывает поле, каким является он сам (например: «Я вполне зрелый и компетентный») и окружающий мир в его представлении (например: «Мир опасен и непредсказуем, никому нельзя доверять»). Также функция Персоны включает в себя представления о том, что для человека важно, его ценности и убеждения. Сценарий как план жизни, совокупность представлений  существует в этом режиме функционирования Селф.

Последний режим Селф – Эго-функция (Ego), или функция выбора. В режиме Эго субъект производит разделение поля на «я» и «не я», принимая, идентифицируясь и отвергая. В этом разделении на «я» и «не я» в режиме Эго человек также приобретает способность планировать, выбирать и действовать. Этот режим ответственен за воплощение, реализацию сценария в конкретике и событийности жизненного пути.

С позиции гештальт-подхода, нет неудачных или «плохих» сценариев, а есть затруднения  в творческом приспособлении к среде, игнорирование нового опыта, проявляющиеся в нарушении функционирования Селф. Иногда какой-то из режимов Селф дает сбой. Например, сигнал Id, который на уровне телесности проявляется некоторым ощущением в животе, неверно интерпретируется человеком как чувство голода, а на самом деле в данный момент может быть проявлением сексуального возбуждения или, к примеру, страха. Когда гибкость в приспособлении к среде у человека нарушается, дает сбой какая-то одна функция, вслед за ней «ошибаются» и Персона, и функция выбора. Например, человек начинает однотипно интерпретировать очень разные сигналы со стороны организма, и признаки всех прочих потребностей (в признании, близости, любви) замещаются какой-то одной, например, чувством голода. Тогда результатом со стороны Персоны будет появление сценария «вечно голодного», ненасыщаемого человека, а его действия и планы будут полностью зависеть от удовлетворения этой потребности. В наиболее ярком воплощении такой сценарий может быть представлен, например, у больной, страдающей булимией [21].

Психическое существует и может быть проявлено только в процессе контакта с чем-либо. Этот процесс контакта между self и другими и представляет собой образование и разрушение гештальтов, целостных образов, включающих в себя фигуру и фон. Незавершенный гештальт, т.е. гештальт-конфигурация которого не удовлетворяет субъекта, например не удовлетворяет его потребность, насыщен энергией и стремится к завершению. Такого же рода гештальт, только высокого уровня обобщения, представляет собой и жизненный сценарий. Человек будет снова и снова конфигурировать поле таким образом, чтобы попытаться завершить эту ситуацию и реализовать сценарий. Так человек, в сценарии которого содержится представление о потенциальной недоброжелательности окружающих и предательстве со  стороны близких людей, будет создавать вокруг себя специфическое поле, резонирующее с людьми, способными реализовать эту часть сценария и выступающими его творцами и «актерами».

Последовательность процесса взаимодействия между Селф и другими на границе контакта в гештальт-подходе описывается как цикл контакта/избегания или цикл опыта. Традиционно выделяют четыре фазы контакта, которые в реальности не отделены друг от друга: преконтакт, контактирование, финальный контакт и постконтакт. Прохождение полного цикла контакта завершается моментом переживания субъектом абсолютного единства между своей потребностью и ресурсом, выбранным в окружающей среде, что и является полным и завершенным гештальтом. В реальной жизни субъекты склонны прерывать последовательность значительной части динамических циклов. В результате субъектом утрачивается возможность творческого приспособления к миру.

Жизненный сценарий также представляет собой определенный цикл, последовательность взаимосвязанных событий. На тех или иных этапах жизненного цикла субъект может терять способность осознанно выбирать способы и цели своего движения. По аналогии с циклом контакта в динамике жизненного сценария просматриваются несколько фаз и способов нарушения этой динамики. В гештальттерапии эти способы рассматривают через ряд механизмов прерывания контакта – слияние, интроекцию, проекцию, ретрофлексию и эготизм.

В фазе предконтакта доминирующим является фон, в котором еще только зарождается потребность. Потребность не идентифицирована субъектом, он лишь ощущает некий импульс, недифференцированное желание, «аппетит». На этой фазе предварительной ориентации ведущими способами прерывания контакта является слияние. Этот способ прерывания контакта обозначает отсутствие границ между субъектом и средой, препятствуя выделению фигуры из фона и сопровождающему этот процесс возбуждению. Подобный способ прерывания динамики жизненного сценария реализуется как отсутствие собственных целей, устремлений, активности. Субъект двигается по своему жизненному пути не самостоятельно, а с помощью симбиотических отношений, например, с родителями, ребенком, супругом. Классическим сценарием в данном случае будет судьба человека, страдающего аддикциями. Согласно Ц.П. Короленко подобного рода сценарии складываются, как правило, довольно рано и ведут к уплощению динамики жизненной активности субъекта. Человек живет с ощущением нехватки энергии, неясности будущего, переживает хронический дефицит собственных желаний.

Фаза контактирования отличается появлением четкой фигуры из фона. Субъект ощущает появление энергии и активно ищет способ удовлетворения своей потребности. Контакт на этой фазе может прерваться двумя способами – интроекцией и проекцией. И в том и в другом случае субъект теряет способность осуществлять идентификацию и отвержение потребностей, заменяя свое желание желанием другого человека. Механизм интроекции реализуется в жизненном сценарии как некритичное использование чужих моделей поведения. Чаще всего интроекты выступают в сценариях как неоправданные запреты и долженствования. Интроекты нередко обретают форму семейных посланий, например, «в нашем роду все мужчины были военными». В этом случае жизненный сценарий определяется законами семейной системы, тем самым стабилизируя динамическое развитие жизненного пути личности. Механизм проекции проявляется у субъекта в виде возбуждения и приписывания своих желаний другим. Этот механизм может являться ведущим в жизненном сценарии человека, который посвящает свою жизнь заботам о других людях, например, многодетной матери, неудовлетворенной своей судьбой. Интроекция и проекция, как способы прерывания контакта, нередко сосуществуют, и проецируемые желания являются, как правило, ранними интроектами. Но в любом случае действие этих механизмов проявляется в феномене «несчастной судьбы» и переживается субъектом как неудовлетворенность своей жизнью[21].

Финальный контакт предполагает окончательный выбор объекта своих желаний. На этом этапе контакта субъект осуществляет некие действия для удовлетворения своей потребности, он открывает границы для переживания нового опыта. Ведущий способ, прерывающий построение-разрушение гештальта, на этой фазе – ретрофлексия. Ретрофлексия парализует действие субъекта и является энергией или опытом, который возвращается к самому субъекту. В жизненном сценарии подобный механизм может проявляться как высокий травматизм, склонность к психосоматическим реакциям, развитие тяжелых хронических заболеваний, ранняя смерть. Ретрофлексия вносит ноту трагичности в жизненный сценарий; человек живет с ощущением тяжести жизни.

На этапе постконтакта осуществляется ассимиляция опыта, его осмысление, рефлексия. На этом этапе субъект определяет роль полученного опыта, принимает решения и для него не остается больше ничего актуального в пережитой ситуации. В фазе постконтакта есть опасность эготизма, который проявляется как отказ от опыта, его обесценивание. В жизненном сценарии эготизм запускается в виде бесконечного хождения по кругу похожих событий. В качестве примера действия этого механизма может выступить история нескольких неудачных браков субъекта, или любых других «хронических неудач». Человек живет с ощущением растущего разочарования, тщетности усилий, а его мировосприятие наполняется пессимизмом и нарастанием депрессивного настроения.

Следует отметить, что каждый из рассмотренных механизмов необходим для прохождения цикла контакта и движения по жизненному пути, но может также играть роль патологических способов реагирования и невозможности самореализоваться в жизни.

Гештальт-терапия предлагает целый ряд возможностей исследовать собственные ресурсы и восстановить способность самостоятельно определять свою судьбу. Одним из интересных и продуктивных способов исследования и коррекции жизненного сценария является работа с метафорой. Целесообразность ее использования заключается в следующем. Во-первых, метафора – это наиболее емкое, концентрированное описание опыта клиента через образы, который в другом случае пришлось бы описывать большим количеством слов, не добившись, возможно, такой точности. Во-вторых, метафора содержит в себе полное описание опыта клиента как в его осознаваемой, так и в неосознаваемой части, что особенно актуально для исследования сценария. В-третьих, действие метафоры разворачивается в некотором условном пространстве, которое более безопасно для исследования. В-четвертых, образный характер метафоры стимулирует воображение клиента при ее исследовании и содержит не только сведения о том, что уже произошло и может произойти, но и понимание, как можно с этим обходиться дальше; с помощью метафоры можно «разрешить» ситуацию.

В качестве метафоры могут быть использованы и задействованы в работе рисунок, притча, рассказ, сон, танец и другие проективные элементы психической жизни клиента. Традиционным проективным методом самопознания, используемым в гештальт-подходе, считается также терапия сказкой [21].

Большинство специалистов относит сказку к числу историй, передающих значимую и ценную информацию от предыдущих поколений последующим. Основные сказочные темы дошли до нас в практически неизменном виде из далекой древности – более 25 тысяч лет до рождества Христова. До 17 – 18 вв. сказки рассказывались не только детям, но и взрослым. Рассказывание сказок было своего рода духовной потребностью и основным инструментом личностного роста. И в настоящее время сказка выполняет ряд функций, необходимых в терапевтическом процессе. Первая функция – функция зеркала, позволяющая сказке обратить внимание человека на его собственную личность. Вторая – функция пролонгированного воздействия, когда сказка остается в памяти человека и незримо влияет на его мышление и в отдаленном периоде. Третья функция – возможность альтернативного выбора – сказка расширяет репертуар выборов способа поведения в определенных ситуациях. Четвертая – функция свободной работы с проблемой, когда символическая нагрузка сказки позволяет бережно прикоснуться к проблемам клиента. Пятая – функция поддержки, сказка позволяет сформировать позитивный взгляд на перспективы и варианты решения проблемы, дает возможность отвлечься от привычного взгляда. Шестая – функция нового ресурса, позволяющая сказке обнаружить скрытые способности и ресурсы. И наконец, седьмая функция сказки – функция принятия ответственности, стимулирующая человека делать собственные выводы, принимать самостоятельные решения и брать за них ответственность.

Используемый нами метод сказотерапии заключается в составлении и рассказывании сказочной истории клиентом и последующей работы по изучению сюжета сказки, осмыслению его связи с жизненным сценарием, поиску сценарных ресурсов и их актуализации, а также при необходимости – коррекции сценария на основе сюжета сказки. Данный метод представлен в нескольких этапах.

1. Составление авторской версии сказки. Вариативность зависит от запроса клиента, от того, какой сценарий нужно выявить. Например, для выявления базового сценария мы просим вспомнить сказку или любую сказочную историю, запомнившуюся клиенту в возрасте до 7-ми – 8-ми лет. Сказка не обязательно должна быть любимой, принципиально то, что она оказала сильное впечатление на клиента и наполнена эмоционально окрашенным содержанием. Для начала мы просим нарисовать сказочный персонаж, с которым клиент себя идентифицирует, или «кусочек» из сказочного сюжета. Рисование персонажа настраивает клиента на определённый лад, помогает соотнести главного героя и сказочные события с личностью и жизненными событиями клиента. Если же нам необходимо выявить специфический сценарий личности (например, сценарий детско-родительских или супружеских отношений, сценарий достижения важных целей в жизни), то выбирается сказка согласно выдвигаемому запросу клиента. Затем клиенту предлагается сочинить историю жизни главного персонажа и, по возможности, записать ее.

2. Прояснение феноменологии клиента. Заключается в рассказе об истории изображенных клиентом персонажей, их отношениях, чувствах, событиях жизни. Важной частью этого этапа является осмысление, про что эта сказка в его реальной жизни, с чем или кем соотносятся персонажи и важные элементы сказки, что означают различные сказочные события в жизненной реальности человека. Иными словами, здесь происходит «присвоение» опыта, интеграция разрозненных частей в единое целое. На этом этапе возможны неожиданные озарения клиента, появление сильных чувств и переживаний, спонтанное оживление травматического опыта.

3. Прояснение желательного для клиента, устраивающего его варианта развития сюжета. На данном этапе важно прояснить, какой есть потенциал у клиента, какие варианты развития сюжета сказки возможны, определить, являются ли описанные события желательными или клиент хотел бы что-либо изменить в своей сказке. Иногда клиент хочет полностью переписать сказку; это желание особенно сильно при наличии тяжелых, травматических событий в опыте. На этот счет мы придерживаемся мнения, что ПОЛНОСТЬЮ изменить свой сценарий взрослому человеку невозможно, да и нежелательно. Являясь частью Персоны, он соответствует тому, что человек привык считать частью своего «Я», и любые попытки серьезной трансформации могут вызвать у клиента сильную тревогу и даже страх, граничащий со страхом смерти, небытия, утраты своего «Я», поэтому с любым сценарием необходимо обходиться бережно. При наличии у клиента желания полностью переписать сюжет или написать новую сказку взамен старой, мы предлагаем не торопиться, подумать, останется ли главный герой собой в этом новом сюжете, принять сначала себя в старом повествовании. Для этого и ищутся собственно ресурсы, сильные стороны, на которые клиент может опираться и которые можно задействовать. И в случае, если прогноз будущего человека не устраивает, предлагается написание продолжение сказки о желательном будущем.

4. Выход на возможности воплощения желаемого сюжета в жизнь. Обсуждается, что клиенту необходимо предпринять для того, чтобы реализовать желаемые изменения в судьбе.

В данном методе реализуются три функции сказок: исследовательская (диагностическая), психотерапевтическая и прогностическая. Соответственно иногда целесообразно выделение разных типов сказок. Диагностическая сказка позволяет обнаружить базовые сценарии и стратегии поведения человека. Например, главный герой занимает в сказках пассивную роль, ожидая подарка судьбы («…и унесло ее ураганом страшным далеко-далеко от дома родного, в чужие края неприветливые, и не знает она с тех пор, в какой стороне дом родимый находится»). Терапевтическая сказка сообщает о том, как клиенту достичь желаемого будущего, в последнем примере – занять более активную позицию по отношению к своей судьбе: «…а для возвращения домой ей нужно найти друзей, которые помогут ей в этом странствии». Прогностическая функция реализуется в той части сказок, где речь идёт о будущем героя: «…И найдет она друзей верных, и помогут они ей домой вернуться, и заживет она счастливо».

В целом, обращение к сказочному сюжету, к жизни сказочного героя поможет переосмыслить реальные события, осознать свои ресурсы и возможности и определить жизненные перспективы, внося поправки, но не переписывая кардинально жизненный сценарий. Сказкотерапия – один из немногих методов в психотерапевтической практике, позволяющий с высокой эффективностью решать вопросы изучения и изменения жизненных сценариев, понимания и признания своих истинных желаний, постановки и достижения желаемых целей.

Тренинг самопонимания и развития навыков планирования и целеполагания: «Путешествие в поисках себя».

Исследование и коррекция жизненного сценария наиболее оптимальны в условиях групповой терапевтической работы, так как опираются на ресурсы не отдельного клиента, а всей группы. С этой целью в рамках гештальт-подхода нами был разработан специальный тренинг «Путешествие в поисках себя»: тренинг самопонимания и развития навыков планирования и целеполагания. Сказка является центральным элементом тренинга, ориентированного на участников разных возрастных и социальных групп. Целью данного тренинга является прояснение участниками своего жизненного сценария и его ресурсов с последующей отработкой навыков постановки целей и планирования способов их достижения.

Заключение

Жизненный путь — «это история формирования и развития личности в определенном обществе, современника определенной эпохи, сверстника определенного поколения» . Историческая природа личности требует от психолога изучения или хотя бы учета исторических обстоятельств ее жизни. В психологии биография человека всегда служила богатым источником знаний о личности, но, что еще важнее, она сама является предметом психологического изучения. Изучение  биографических явлений имеет не только теоретическое, но и практическое значение. Уясняя закономерности жизнедеятельности  и жизненного пути, человек может  лучше представить себе оптимальный  вариант собственного развития, определить свой жизненный путь. Понимание роли личности в планировании и осуществлении  своего варианта жизненного пути способствует более ответственному отношению  к нему, стремлению ставить серьезные  жизненные цели и достигать их осуществления.

Смысл жизни сугубо индивидуален и нет  универсального смысла, одинаково пригодного для жизни всех людей. Сколько существует людей, столько должно быть и вариантов смысла жизни. Индивидуальный смысл жизни является наиболее адекватным для данного конкретного индивида, поскольку отражает специфику его  жизненного опыта и актуальной жизненной  ситуации. Соотношение биографических событий и моментов естественного жизненного цикла  индивида; фазы, периодизация жизни; кризисы  развития личности; типы биографий; возрастные особенности внутреннего мира человека; роль духовных факторов в регуляции  социальной жизнедеятельности; возрастная динамика творческой продуктивности; общая производительность жизненного пути; удовлетворенность жизнью и  т. д.— вот тот далеко не полный перечень вопросов, касающийся самой  природы жизненного пути.В также необходимо отметить сходства и различия экзистенциальной психологии и ее отечественного варианта –  психологии жизненного пути. Экзистенциальная психология с присущей ей проблематикой  все активнее завладевает умами  российских психологов. Положения экзистенциальной психологии и психологии жизненного пути сближаются в следующих основных моментах.

В психологии жизненного пути, равно как и в экзистенциальной  психологии, личность рассматривается  как субъект, который собственными  выборами строит индивидуальный  жизненный путь. Методологическое  расхождение психологии жизненного  пути с экзистенциальной психологией  – в объеме свободы, которым  наделяется личность как субъект  жизни. Экзистенциальные психологи  утверждают волюнтаризм (своеволие)  и индетерминизм поступков личности, а в психологии жизненного  пути принята более умеренная  диалектическая позиция по данному  вопросу.

В психологии жизненного пути, равно как и в экзистенциальной  психологии, психологические особенности  и способности личности трактуются  как производные от ее реального  взаимодействия с жизненными  обстоятельствами.

В психологии жизненного пути, равно как и в экзистенциальной  психологии, преодолевается разрыв  между личностью как субъектом  и ее жизнью как объектом.

В психологии жизненного пути  и экзистенциальной психологии  поднимаются и решаются схожие  проблемы, но с различных методологических  и теоретических позиций.

Список использованной литературы

1. Абульханова-Славская К. А. Деятельность и психология личности.— М., 1980.

2. Абульханова-Славская К.А. Стратегия жизни. - М.: Мысль, 1991.

3. Абульханова-Славская   К.А.    Развитие    личности    в    процессе жизнедеятельности – М., 2000

4. Адлер А. Наука жить/ пер. с англ. и нем. – К.: Port-Royal, 1997

5.Ананьев Б. Г. Человек как предмет познания.— Л., 1969.- 337с.

6. Анцыферова Л. И. Психологическое учение о человеке: теория Б. Г.

7. Ананьева, зарубежные концепции, актуальные проблемы // Психологический журнал. – 1998. – Т. 19. – № 1. – С. 3–15.

8.Берн Э. Игры, в которые играют люди. Люди, которые играют в игры. – Екатеринбург: ЛИТУР, 2002.

9. Дружинин В. Н. Варианты жизни: Очерки экзистенциальной психологии. – М.: ПЕР СЕ; СПб.: ИМАТОН-М, 2000. – 135 с.

10. Карпинский К.В. Психология жизненного пути личности: Учеб. пособие. – Гродно: ГрГУ, 2002. – 167 с.

11.Журнал "Профессия - директор", г. Санкт-Петербург, №3, март, 2008 г.

12.К.В.Карпинский "Психология жизненного пути личности"

13.Клод Штайнер Сценарии жизни людей Школа Эрика Берна

14. Логинова Н. А. Развитие личности и ее жизненный путь // Принцип развития в психологии. – М.: Наука, 1978. – С. 156–172.

15.М.Е. Литвак «О роли любви в жизни ребенка».

16.Ольга Леухина

17. Рубинштейн С.Л. Основы общей психологии. - 4-изд. - СПб.: Питер, 2004. - 678 с.

18. Рубинштейн С.Л. Человек и мир. - М.: Наука, 1997. – 190 с.

19. Статья Фроловой Е.О

20. Фролова Е.О. Представления о судьбе, как о жизненном пути в зарубежной психологии. М.: МПГУ.

21. Постнеклассическая практическая психология: региональный опыт: коллективная монография / под ред. М.С. Яницкого, Ю.В. Пелеха. - Тернополь: Навчальна книга - Богдан, 2011. - 366 с.

21.http://rostov-samopoznanie.ru/psychology/a-7.html

Сценарий жизни человека в отечественных и зарубежных психологических исследованиях на http://mirrorref.ru


Похожие рефераты, которые будут Вам интерестны.

1. Анализ товарных знаков отечественных и зарубежных фирм

2. Искусство и его роль в жизни человека

3. Экономика и ее роль в жизни человека

4. Литература в жизни современного человека

5. Роль книги в жизни человека

6. Проблема роли книги в жизни человека

7. Физические нагрузки в жизни человека: урок

8. Принципы стоицизма в жизни современного человека

9. Проблема постижения тайны жизни человека

10. Обычаи, нормы, ценности в жизни человека