ИЗРАИЛЬСКИЙ ВАРИАНТ РАЗВИТИЯ АГРАРНОГО СЕКТОРА ЭКОНОМИКИ

Работа добавлена: 2016-10-16





ИЗРАИЛЬСКИЙ ВАРИАНТ РАЗВИТИЯ АГРАРНОГО СЕКТОРА ЭКОНОМИКИ

В статье обобщается опыт создания и развития в Израиле нескольких типов сельских хозяйств: коммунальных (кибуцы), индивидуальных фермерских и так называемых коллективных и рабочих поселений. Обращается внимание на особенности планирования и распределения в кибуцах, системы кооперативных объединений (перерабатывающих, сбытовых) как связующего звена между кибуцами и остальными производителями в сельском хозяйстве. Дается подробная характеристика становления и современного состояния израильской аграрной экономики.

Переходный характер российской экономики, сохранение в хозяйственном механизме нашей страны мощных внерыночных регуляторов создают возможность для внимательного изучения и использования у нас израильского опыта ведения сельского хозяйства.

Есть основания полагать, что в течение длительного времени в сельском хозяйстве России других стран Евразийского экономического сообщества и СНГ будут сосуществовать и конкурировать фермерские хозяйства, объединенные в кооперативы по западному образцу, и коллективные хозяйства (в том или ином виде), опирающиеся и на российские традиции общинного землепользования, и на определенные традиции социалистического этапа их истории. Израильская двухсекторная (кооперативно-индивидуальная) модель сельского хозяйства свидетельствует не только о возможности такого сосуществования, но и об определенных его преимуществах.

В настоящее время Израиль входит в группу малых стран с высокоразвитой экономикой, обладающей явными признаками постиндустриального типа и глубоко вовлеченной в мирохозяйственный обмен.

Исторически у еврейского населения Палестины идея приоритетного развития аграрной экономики может быть сравнима лишь с идеями физиократов, считавших сельскохозяйственную деятельность единственным источником богатства страны.[1] Хотя Израиль так и не стал аграрной страной, сельскому хозяйству на протяжении нескольких десятилетий уделялось особое место в стратегии хозяйственного развития. Лишь стремительное формирование в стране постиндустриальной экономики в последние два десятилетия лишило аграрную сферу особой приоритетности.

Как и для других экономически развитых стран, для Израиля характерно постепенное сокращение удельного веса материального производства в структуре внутреннего продукта и занятости. Доли сельского хозяйства в ВВП и общей занятости населения снизились в Израиле в 1960- 2001 гг., соответственно, с 12,3% до 1,6% и с 17,3% до 2,3%. Значительно уменьшилась абсолютная численность занятых в сельском хозяйстве - с 121,4 тыс. в 1960 г. до 49,6 тыс. в 2001 г. Падение удельного веса аграрного сектора, вместе с тем, сопровождалось значительным ростом производства сельскохозяйственной продукции, интенсификацией производства, углублением его экспортной специализации. Индекс производства чистого внутреннего отраслевого продукта увеличился за указанный период в 9,2 раза. Стоимость произведенной аграрной продукции составила в 2001 г. почти 2 млрд долл., а экспорт - около 800 млн. По международным стандартам сельское хозяйство считается высокотоварным, если один занятый в нем в состоянии прокормить от 30 до 50 человек. В Израиле это соотношение возросло с 1:18 в 1960 г. до 1:82 в 2001 г. (для сравнения - в России оно составляет 1:17).

Израильский вариант решения аграрного вопроса позволил решить проблему продовольственной безопасности страны: уже с середины 70-х годов свыше 90% продовольственных потребностей страны удовлетворялось за счет собственного производства, а экспорт сельскохозяйственной продукции позволял финансировать основную часть импорта продуктов питания. В этом отношении Израиль положительно отличается от соседних ближневосточных и североафриканских стран, которые, обладая сходными с израильскими или даже лучшими природно-климатическими условиями, испытывают острый дефицит продовольствия и, чтобы прокормить свое население, вынуждены полагаться на зарубежных поставщиков.

Среди факторов динамичного развития этой отрасли израильской экономики ключевое значение имел особый путь решения земельного вопроса, при ведущей, системообразующей роли государства в становлении аграрного сектора, основанного на различных типах кооперативных объединений.

Современное сельское хозяйство Израиля представляет собой своеобразный гибрид частных и кооперативных хозяйств, с преобладанием последних. Они осуществляют свою деятельность на основе земельной аренды, поскольку около 95% земельного фонда страны находится в собственности государства, которое не занимается производственной деятельностью в данной отрасли. Особенность выбора израильской аграрной модели заключалась в сильном влиянии религии и социалистической идеологии, и в значительно меньшей степени - западных экономических учений.

Кооперативные хозяйства трех типов - кибуцы ("коммунальные хозяйства"), мошавы овдим ("рабочие поселения") и мошавы шитуфи ("коллективные поселения"), а также индивидуальные фермерские хозяйства образуют многоукладную аграрную экономику. Израильские органы статистики при проведении сельскохозяйственных переписей обычно объединяют кибуцы и мошавы-шитуфи в одну группу ("коллективные сельскохозяйственные поселения"), а индивидуальные фермерские хозяйства делят по национальному признаку и выделяют еврейские и арабские фермы. По данным последней сельскохозяйственной переписи, в августе 1997 года функционировало 25447 ферм и хозяйств различного типа (по сравнению с 32000 в 1981 г.), в том числе 320 коллективных поселений, 15546 хозяйств (55% из них - семейных) в виде кооперативных поселений ("мошавы овдим"), 3758 частных еврейских и 5816 семейных арабских ферм. 40,5% обрабатываемой земли находилось в пользовании кибуцев, 4,0% - в пользовании мошавов шитуфи, 29,3% - мошавов овдим, 9,9% - у еврейских ферм, 16,3% - у арабских ферм.[2] Кибуцы и мошавы овдим доминируют в израильском сельском хозяйстве, на их долю приходится около 80% производимой в стране аграрной продукции. Они обрабатывают 70% пахотной земли, владеют 75% основных сельскохозяйственных производственных фондов.

Специализация хозяйств определялась размерами угодий, почвенными и климатическими условиями. В кибуцах, располагавших крупными земельными участками, трудоемкие виды деятельности заменялись высокомеханизированными операциями и наибольшее развитие получили полеводство (злаковые и технические культуры), молочное и мясное животноводство. На меньших по размеру земельных участках, арендуемых мошавами, преобладают выращивание трудоемких культур (цитрусовые, овощи, бахчевые), молочное животноводство, а в горных районах, где существует дефицит пригодных для обработки площадей, - птицеводство. Специализация частных фермерских хозяйств, сложившаяся еще в начале ХХ в., не претерпела существенных изменений. Они по-прежнему заняты в виноградарстве и садоводстве и на 2/3 обеспечивают национальное производство винограда, яблок и груш.

Особенность кибуцев (коммун) состоит в том, что они организованы на принципах не только совместного труда и коллективной собственности, но и коллективного потребления. Вступающий в кибуц передает все свои денежные сбережения или капитал в форме средств производства в общий фонд. А коммуна, согласно уставу, берет на себя заботы об удовлетворении нужд своих членов и несет полную ответственность за них и за их детей. Имущество кибуца принадлежит всему коллективу и не подлежит разделу так же, как и прибыли, полученные от использования этого имущества и совместного труда. Известный марксистский лозунг коммунистического распределения получил в кибуцах следующую интерпретацию: "от каждого по способностям, каждому по потребностям соответственно уровню развития коллективного хозяйства". Доходы не распределяются среди работников ни в денежной, ни в натуральной форме. Вместо этого кибуц удовлетворяет нужды своих членов в еде, одежде, жилье, образовании, в том числе высшем. Не обладая личной собственностью и имуществом, член коммуны обеспечен до конца своих дней всем необходимым на приличном уровне, зачастую на более высоком, чем у горожан. Единый план не стал центральной идеей в кибуцах. Планирование в них ведется на уровне отдельных хозяйств и сходно с обычным внутрифирменным планированием в частном бизнесе.

В отличие от аграрных хозяйств Западной Европы и Северной Америки трансформация кибуцев происходила не в виде концентрации производства и оттока рабочей силы в города, а путем их превращения из аграрных в аграрно-индустриальные, а в 80-е годы - в индустриально-аграрные хозяйства. Хотя коммунальным поселениям не удалось избежать дифференциации по уровню экономического развития (1/4 часть "передовых" кибуцев производят 45% всей производимой в этом секторе сельскохозяйственной продукции), это практически не отразилось на их общей численности.

Являясь хозяйственными единицами с очень высоким уровнем обобществления производства и потребления, кибуцы, тем не менее, строят свои экономические отношения с внешним миром по законам рыночной экономики. В то же время важным регулятором их хозяйственной жизни является развитая система кооперативных объединений, которая служит своеобразным мостом между кибуцами и остальными производителями.

Кибуцы (как и другие израильские кооперативы) опираются на широкую сеть потребительских, перерабатывающих, сбытовых и других кооперативных объединений. При этом закупочно-снабженческие кооперативы не только поставляют кибуцам технику, корма и удобрения, но занимаются хранением, переработкой и сбытом сельскохозяйственной продукции.

Преимущество смешанной экономики - в сбалансированности ее составляющих и одновременно в конкуренции между ними. Конкурируют с кибуцами возникшие почти одновременно с ними кооперативы - мошавы и мошавы-шитуфи. В отличие от кибуца в мошаве-шитуфи каждая семья ведет свое домашнее хозяйство отдельно и ежемесячно получает деньги на приобретение продуктов, одежды и предметов домашнего обихода. Размер выдаваемой суммы определяется исключительно числом членов семьи. Баланс личной инициативы и совместной экономической деятельности достигается на основе преимущественно индивидуального ведения хозяйства и кооперации со смежными отраслями экономики. Данная кооперативная модель, свободная от присущих кибуцам идеологических запретов, является более гибкой, более соответствует принципам рыночной экономики, хотя, по сравнению, например, с западноевропейскими кооперативами, подвержена более значительному воздействию внерыночных факторов.

Специфика мошавов состоит в том, что большинство из них не создали собственных сбытовых, снабженческих и обслуживающих объединений.

По современным экономическим меркам такие кооперативы, однако, слишком малы для эффективной организации производства и услуг, успешных действий на рынке сельскохозяйственной продукции. Поэтому возникли кооперативные консорциумы (на региональном и общенациональном уровне), представляющие собой форму производственной, сбытовой, финансовой и иной "кооперации кооперативов". Одним из важнейших направлений кооперативной деятельности является финансовое посредничество.[3]

Ориентация на зарубежные рынки сбыта - способствовало развитию в Израиле крупных специализированных ферм, пользующихся льготными государственными кредитами и использующих сезонных наемных работников.

Но две трети ферм, входящих в мошавы, имеют в среднем всего по 3 гектара обрабатываемой земли. Для ведения рентабельного хозяйства на таких площадях необходимо их интенсивное использование с применением ограниченного набора высокодоходных культур, что создает трудноразрешимую в условиях относительно узкого израильского рынка и нестабильности внешних рынков проблему сбыта. В то же время и процесс концентрации производства в Израиле затруднен. По уставу мошава запрещается концентрация земли в руках одного землевладельца. Положение осложняла до сих пор и громоздкая арендная система.[4]

Основное направление дальнейшего развития - создание кооперации западного образца путем объединения специализированных ферм в многоцелевые кооперативы или их участие сразу в нескольких ассоциациях определенного профиля.

Частные фермы представляют собой наименьший по размеру обрабатываемых площадей и численности занятых, но весьма устойчивый аграрный уклад. Между еврейской и арабской частями этого уклада наблюдаются существенные различия. Еврейское частное сельскохозяйственное поселение (мошава) - исторически первый тип новых еврейских поселений, сложившийся на территории Палестины еще в конце ХIХ века. Их жители являются собственниками земельных участков, обрабатываемых ими на индивидуальных началах. Средства, необходимые для приобретения земель, поступали от филантропов, в первую очередь от барона Э.Ротшильда. Последний явился инициатором копирования отраслевой структуры, сформировавшейся у французов-колонистов в Алжире (виноградорство, садоводство, выращивание цитрусовых). Примечательно, что узкая специализация ферм сохранилась впоследствии именно в частных хозяйствах, а кооперативы перешли к многоотраслевой структуре производства. На протяжении многих лет частные сельскохозяйственные фермы являлись своеобразными островками свободного рыночного хозяйства, а их владельцы тяготели к оппозиционным (по отношению к социал-демократам) политическим силам, выступавшим за либерализацию израильской экономики. В хозяйственной сфере это проявлялось в отстаивании требований об использования дешевой арабской рабочей силы - вопреки курсу социал-демократических партий на использование еврейских наемных работников в еврейском сельском хозяйстве. Несмотря на многочисленные кризисы и неудачи, большинство сельских поселений типа мошава со временем создали высокоспециализированные рентабельные хозяйства. Совокупный доход частного фермера в еврейском секторе составил в 1997 г. в среднем 310 тыс. шекелей, что на 22% превышало аналогичный показатель для среднестатистического владельца фермы, входящей в мошав овдим.

Низшую ступень социальной структуры израильской деревни занимают хозяйства арабских фермеров. Живущие в Израиле арабы в основном ведут сельское хозяйство все еще полутрадиционными методами, поскольку лишены возможности широко применять современную сельскохозяйственную технику и достижения агрономической науки. Хотя некоторые хозяйства производят товарную продукцию, ни по одному показателю их невозможно сопоставить с еврейским сектором. В арабских деревнях производится первичная переработка аграрной продукции, но масштабы этого вида производства невелики. В 1997 г. совокупный доход в расчете на одну ферму составил лишь 19,3% от дохода еврейской частной фермы и 23,6% - фермы в составе мошав овдим.

Процесс интеграции субъектов хозяйствования не обошел стороной и частный сектор. Фермеры имеют свои ассоциации, которые создают небольшие агропромышленные предприятия по доставке, складированию, первичной обработке сельскохозяйственной продукции. Такие предприятия имеют, как правило, форму акционерных обществ.

Опыт Израиля показывает, что многоукладность может составлять основу высокоэффективного сельского хозяйства лишь в условиях рыночной экономики, что не исключает возможности и необходимости активного участия государства в создании благоприятных стартовых условий для различных укладов, формировании механизма защиты национального производителя от конъюнктурных колебаний. Доминирование государственного землевладения отнюдь не равнозначно тупиковому пути развития аграрного сектора. Как и в большинстве других западных стран, в Израиле собственность на землю и другие средства производства не является определяющим фактором хозяйствования.

Однако, с другой стороны, щедрая и не всегда обоснованная государственная поддержка израильских сельских кооперативов разбалансировала их финансовую систему. Неиндексированность значительной части государственных кредитов вплоть до середины 80-х годов позволяла руководству сельскохозяйственных объединений использовать значительные средства в сомнительных финансовых и промышленных проектах. Не имеющее аналогов финансовое посредничество израильских сельскохозяйственных кооперативов в конечном итоге также себя не оправдало. Неформальные связи фермеров с местными кооперативными органами, распределяющими государственные и частные кредиты, нередко служили и служат причиной принятия далеко не оптимальных решений.

В середине 80-х годов израильское сельское хозяйство охватил финансовый кризис. Многие фермы и кооперативы оказались на грани банкротства. В связи с этим в начале 1987 г. между банками, Еврейским агентством и другими организациями, контролирующими кооперативное движение, была достигнута договоренность о списании части задолженности и консолидации остальной ее доли в долгосрочную задолженность. Во второй половине 90х годов подобная схема была применена вновь, но списанию и пролонгированию подлежали уже значительно большие долговые суммы. Связанные с этим расходы в прямой или косвенной форме взяли на себя государство и международные еврейские организации.

Государственная экономическая политика в данном случае была направлена на сохранение статус-кво в социально-экономической структуре сельского хозяйства, на предотвращение ее изменений. Критерии экономической эффективности отодвигались на второй план.

Однако в 90-е годы начавшаяся либерализация израильской экономики постепенно захватила и аграрную сферу. Были устранены барьеры на пути создания крупных специализированных производственных единиц, все в большей степени опирающихся на использование относительно дешевой наемной рабочей силы. Облегчен был доступ на внутренний рынок импортной продукции. Отменяются производственные квоты. Снижаются государственные субсидии и стимулируется повышение конкурентоспособности путем технологических перемен. Доля прямых субсидий в стоимости сельскохозяйственной продукции снизилась с 49% в 1984 г. до 7,1% в 1995 г. и 3,1% в 1998 г.и оказалась существенно ниже среднего для стран ОЭСР уровня.[5]

Кибуцам в качестве платы за погашение задолженности пришлось вернуть часть арендуемых земель государству, что придало новый импульс процессу перераспределения прав землепользования. В мошавах было облегчено перемещение прав землепользования от убыточных хозяйств к более эффективным фермам - кооперативным и частным.

Проблема трудоустройства высвобождаемых из сельского хозяйства работников решается сравнительно легко: государство помогает хозяевам нерентабельных ферм в мошавах найти работу в местной промышленности и сфере услуг в той же сельской местности. В кибуцах создаются производственные мощности вне аграрного сектора. Благодаря перемещению части крестьян в несельскохозяйственное производство укрупняются масштабы землепользования.

Решение проблемы избыточного аграрного населения в ходе реализации концепции "мультисекторной деревни" было облегчено тем, что в Израиле большинство сельских поселений, по нашим понятиям, представляют собой не отдаленную провинцию, а скорее городскую периферию с развитой торговой и складской сетью, транспортной, энергетической и прочей инфраструктурой.

В итоге теперь только 15% проживавших в сельскохозяйственных поселениях израильтян заняты непосредственно в сельском хозяйстве (в кибуцах - даже 10%). Усиление конкуренции в этой отрасли увеличило масштабы применения более дешевой рабочей силы, в том числе иностранной. В 2001 г. в сельском хозяйстве было занято 49,6 тыс. израильтян и 20,8 тыс. иностранных рабочих (большинство из Таиланда).[6]

Таким образом, государство приступило к давно назревшей модернизации многоукладного сельского хозяйства. Подводить итоги этого процесса пока еще рано. Вместе с тем, очевидно, что усиление рыночных начал в аграрной сфере не сопровождается повышением роли частного фермерского уклада и ослаблением кооперативного сектора, а заключается в усилении наиболее эффективных хозяйств в различных укладах, чему способствовало устранение многих барьеров на пути перераспределения земельных угодий, перелива рабочей силы и капитала в другие отрасли. Менялась не структура форм общественной организации сельского хозяйства, а внутрихозяйственное устройство различных укладов, в первую очередь кооперативного сектора. Заслуживает внимания, что процесс отказа от устаревших, идеологически обусловленных и экономически неэффективных институциональных форм хозяйствования в целом носит эволюционный характер, повышает автономию и децентрализацию производства, а главное, способствует оживлению конкуренции в отрасли. Не форсируя ход событий, государство дало сельским кооперативам время для того, чтобы они в полной мере ощутили необходимость изменения принципов организации воспроизводственного процесса, изменения отраслевой структуры занятости. Важным индикатором результативности перемен служит рост производства в сельском хозяйстве в 90-е годы - в среднем на 4,6% в год (4,5% - за счет роста производительности труда) и увеличение среднегодового дохода в расчете на одного фермера на 3,1%.[7]

Национальному сельскому хозяйству по-прежнему будет принадлежать главная роль в обеспечении населения продовольствием, но этим его значение будет в основном и ограничиваться. Экспорториентированные сфера услуг и высокотехнологичные отрасли промышленности - основные приоритеты современной экономической стратегии Израиля. В сельскохозяйственном экспорте соотношение между продукцией растениеводства и животноводства, с одной стороны, и услугами (передовые аграрные технологии), с другой стороны, будет, очевидно, меняться в пользу последних.




Похожие рефераты, которые будут Вам интерестны.

1. Особенности и перспективы развития аграрного сектора экономики в России

2. ПРОГНОЗ РАЗВИТИЯ МИРОВОЙ ЭКОНОМИКИ С 2015 ДО 2050 ГОДА. ПРОГНОЗ РАЗВИТИЯ РОССИЙСКОЙ ЭКОНОМИКИ

3. Современные тенденции развития Российского банковского сектора

4. Закономерности развития экономики

5. Современный этап развития мировой экономики

6. Изучение понятия глобализации экономики и этапов её развития

7. Особенности развития бюджетной налоговой системы в период переходной экономики

8. Цикличность развития экономики. Причины возникновения кризисов и их роль в социально-экономическом развитии. Особенности и виды экономических кризисов

9. ИЗУЧЕНИЕ РАБОТЫ ПОЛУПРОВОДНИКОВОГО ДИОДА (МОДИФИЦИРОВАННЫЙ ВАРИАНТ – ПРИБОР ФПК-06)

10. История аграрного дела